22 Июля 2015, 13:08 681 ... Культура
В Ташкенте обнаружили ранее неизвестное письмо Сулеймана Юдакова
Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. После написания вокально-симфонической сюиты «Мирзачуль» в 1950 году, в которой воспевался подвиг первых освоителей Голодной степи, Сулейман Юдаков получил широкую известность, его труд и творческое вдохновение были отмечены высокими наградами. И именно в этот период начинающий музыковед Ахмед Джаббаров, много лет потом руководивший Союзом композиторов Узбекистана, решил написать письмо композитору, в котором обратился к нему с рядом вопросов по этому сочинению. 

Юдаков довольно подробно ответил, и затем, на долгие годы, они стали добрыми друзьями. С той поры Ахмед Хамидович бережно хранит это письмо как важную реликвию. Узнав об этом, накануне мы обратились к Джаббарову с просьбой о встрече. Старейший музыковед страны, автор целого ряда книг и монографий любезно согласился, и вот мы у него, в довольно уютной квартире в Доме композиторов по улице С.Азимова на Ц-1 в Ташкенте. Сначала говорили о том, как строились после ташкентского землетрясения в 1966 году этот дом и 14 коттеджей для композиторов, а потом узнали все подробности, связанные с письмом Сулеймана Юдакова.

– Ахмет Хамидович, почему вы тогда решили написать письмо Юдакову, какова его история?

– В то время я учился в музыкальном училище в Намангане на музыкально-теоретическом отделении. Темой своей дипломной работы я избрал эту сюиту-кантату на стихи Гафура Гуляма. Я приезжал в Ташкент, слушал это замечательное произведение в исполнении хора и оркестра на стадионе. Меня оно тронуло и я решил написать письмо, задать ему ряд вопросов. Это решение тогда, в 1952 году, одобрил мой педагог в училище, и я приступил к делу. Сначала слушали «Мирзачуль» в записи, потом я купил ноты и начал заниматься разбором. В процессе этого возникли вопросы к автору, и я решил написать письмо. Музыка звучала очень красивая, яркая и глубоко национальная. Юдаков не сразу, но ответил на все вопросы, разъяснил то, что меня особенно интересовало, и я использовал это в своей работе на эту тему. Потому я берегу его письмо как реликвию.

– Что было потом?

– Я окончил учебу в Намангане и переехал в Ташкент. Прошли годы, я познакомился с Юдаковым, рассказал ему о письме, которое ему написал, сказал, что берегу его. Сулейман Александрович, широко улыбнулся, обнял меня, поцеловал и сердечно поблагодарил за это письмо и такое внимание к его произведению. Наша дружба продолжалась много лет, нам всегда было о чем поговорить. Ведь он создавал шедевр за шедевром.

– Чем вам особенно запомнился Юдаков?

– Он был очень веселым, жизнерадостным человеком, и это находило отражение в его музыке. Я довольно долго руководил Союзом композиторов, до своей пенсии, и присутствовал на исполнении практически всех его новых произведений. Я радовался его успехам и с удовольствием поздравлял его. «Проделки Майсары» - это великолепное произведение, оно, можно сказать, мирового масштаба. Хотя в его основе национальная наша музыка, благодаря высокому профессионализму автора и красоте музыкального материала оно достигло очень больших высот. Опера была поставлена в восьми республиках бывшего Союза и за рубежом. Много добрых слов я мог бы сказать и о его другом прекрасном произведении - первом узбекском национальном балете «Юность Насриддина». Самой высокой оценки заслуживают и многие другие произведения Сулеймана Александровича. Музыка Юдакова занимала и занимает особое место в нашем искусстве, я думаю, что она будет жить вечно.  


Фрагмент письма Юдакова 




Материал подготовил:
Борис Бабаев, Культура.уз
  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Возврат к списку