3 Мая 2013, 06:56 259 ... Общество
Beeline планирует оспорить в суде штрафные санкции от Госкомконкуренции
В службе по связям с общественностью Beeline прокомментировали недавние заявления Государственного комитета по приватизации, демонополизации и развитию конкуренции. 

30 апреля на сайте Госкомитета по приватизации, демонополизации и развитию конкуренции была опубликована информация о включении GSM-операторов, и в том числе крупнейшего мобильного оператора Узбекистана Beeline в Государственный реестр предприятий, занимающих доминирующее положение на товарных рынках. Но наибольший ажиотаж вызвало заявление антимонопольного ведомства о согласованных действиях Beeline и Ucell в период повышения абонентской платы и ряда тарифов. За разъяснениями мы обратились к представителям операторов, и на наши вопросы ответил руководитель службы по связям с общественностью Beeline Ораз Абдуразаков. 

– Вы могли бы прокомментировать публикации www.gki.uz от 30 апреля?

– Разумеется, хотя ознакомиться с этими текстами было довольно непросто: уже 1 мая они таинственно исчезли с сайта www.gki.uz. Допускаю, что авторы заявлений поняли поспешность некоторых выводов, но мы, конечно, успели с ними ознакомиться. 

– Вы подтверждаете рыночные доли компаний, озвученные Госкомитетом: Beeline – 54%, Ucell – 41%, Perfectum Mobile – 3% и Uzmobile – 1%? 

– В целом рейтинг операторов, изложенный в статье, сомнений не вызывает: во всяком случае, последовательность именно такая согласно нашим данным. Хотя если приглядеться к цифрам, видно, что они в сумме дают 99% вместо 100%. Но это, к сожалению, далеко не единственная неточность в публикации. Давайте проанализируем текст с самого начала. 

– В самом начале сказано: «Beeline сообщил об увеличении с 20 января 2013 года ежедневной абонентской платы на основных тарифах с $0,02 до $0,03. При этом Ucell единовременно сообщил об увеличении с 25 января 2013 года ежедневной абонентской платы на основных тарифах…» 

– Если быть точным, мы объявили о предстоящих изменениях 10 января, а наши конкуренты – на пять дней позже. Каждый желающий может освежить в памяти эти даты, просто посетив официальные сайты компаний. Допустим, для специалистов Госкомконкуренции 5 дней – это «единовременно». Но далее они, говоря о корректировке тарифов в 2012 году, называют «синхронным» повышение с разницей уже в 20 дней. Возникает вопрос об установленных рамках понятия «одновременности» и «синхронности». Увы, выясняется, что действующее законодательство не определяет эти термины конкретными сроками, оставляя это на усмотрение тех, кто такие формулировки использует. Проще говоря, действия, совершенные с разницей в месяцы, тоже можно назвать «синхронными». 

– А что насчет обвинений в согласованных действиях? 

– Думаю, под термин «согласованные» в понимании авторов текста, удаленного с сайта www.gki.uz, можно подвести действия всех операторов начиная с 90-х годов. На самом деле, ни для кого не секрет, что телекоммуникационный рынок Узбекистана всегда отличался высочайшим уровнем конкуренции. Каждый оператор следил за действиями других, чтобы вовремя среагировать на любые изменения в тарифной политике, что иногда приводило к запуску аналогичных тарифов с разницей в день. Да, речь тогда зачастую шла о снижении цен, но схожесть действий конкурентов, а также их синхронность были заметно выше, чем в обсуждаемой публикации. 

– Но тут всё дело именно в том, что речь идет о повышении цен, а не о снижении. 

– Знаете, на самом деле тут нет никакой разницы. Компании ведут бизнес, а в конечном счете успешность любого бизнеса оценивается не по количеству клиентов, а по финансовому результату. Никто не отменяет естественного желания лидировать по уровню сервиса, качеству услуг и числу абонентов, но при этом и менеджеры компаний, и акционеры внимательно следят за показателями выручки на рынке. Поймите, что Beeline в сложившейся ситуации абсолютно не в чем оправдываться: во всех упомянутых случаях именно наша компания первой вводила изменения, что влекло за собой ответные действия других операторов.

Еще один существенный момент: упоминая ввод абонентской платы с 1 января 2012-го, а также ее повышение в апреле-мае того же года, авторы публикации обвиняют в согласованных действиях двух ныне действующих GSM-операторов, абсолютно игнорируя тот факт, что в то время в Узбекистане присутствовала еще одна компания – кстати, лидер мобильного рынка. И уж точно на тот момент ни мы, ни наши нынешние конкуренты не занимали так называемого «доминирующего положения». 

– В статье также говорилось о необоснованности повышений цен. 

– Да, это, наверное, самое обидное для нас обвинение. Не так много найдется в нашей стране компаний, которые объясняли бы каждое изменение тарифов так подробно, как это делает Beeline. Желающие легко смогут найти эти публикации на ведущих сайтах, но я еще раз вкратце остановлюсь на каждом эпизоде. Ведь получается, что повышения цен в других отраслях обоснованы, а действия мобильных операторов – «не обоснованы». Но так же не бывает: мы все работаем на одном общем рынке, и повышение тарифов на топливо, перевозки и ряд услуг напрямую влияет на наше ценообразование. 
  
Все мы помним, что с 1 января 2012 года был введен налог на операторов, согласно которому сотовые компании с тех пор ежемесячно платят за каждый абонентский номер. Стоит ли удивляться, что именно с 1 января 2012 года всеми операторами была введена ежедневная абонентская плата? И это называется «согласованными действиями»? Да просто Beeline первым еще в конце ноября 2011 года опубликовал новость о предстоящем внедрении абонплаты на своем сайте, а у наших коллег оставалось еще достаточно времени для принятия решения. И то, что они сочли минимальную плату в 1 цент достаточной – вовсе не признак сговора. Кстати, далее сумма налога повышалась, но в последующем логичном повышении абонплаты тоже почему-то усматривается пресловутая «согласованность».

Если говорить о последнем увеличении абонентской платы с 20 января текущего года, то это следствие не только повышения налога. Могу сказать, что 25 декабря 2012 года изменениями Закона №470-I «О таможенном тарифе» была отменена льгота по уплате таможенной пошлины и сборов для импортного телеком-оборудования, завозимого мобильными операторами для строительства сетей. Таким образом, наши расходы на приобретение и доставку тех же базовых станций выросли на 30% по сравнению с ранее намеченными. Надеюсь, никому не надо объяснять, что объем завозимого оборудования на этот год по известным причинам запланирован колоссальный. Нам есть куда расти, нам необходимо повышать качество услуг, но издержки, связанные с этим, существенно возросли, причем уже после того, как мы утвердили свой бюджет на 2013 год. Понятно, что то же самое в полной мере относится и к нашим конкурентам, так что и здесь версия о «согласованности» не выдерживает критики. 

– Тем не менее, решение принято, и штраф наложен. 

– И даже это не совсем так. Решение вынесено, но штраф не выплачен, 
поскольку это решение может быть оспорено в судебном порядке в силу вышеизложенных причин. 

– И Beeline намерен оспаривать это решение в суде? 

– Безусловно. 

– В публикации также упомянуто, что Госкомсвязи рекомендовано пересмотреть Правила оказания услуг мобильной связи в части установления операторами тарификации мобильной связи в национальной валюте. Как Вы относитесь к такому предложению? 

– Прежде всего давайте уточним, что независимо от валюты, в которой номинированы те или иные тарифы Beeline, расчеты производятся в сумах. Теперь непосредственно о предложении: насколько я понимаю, речь идет о предоставлении абонентам права выбора между традиционными долларовыми и сумовыми тарифами. На наш взгляд, очень правильно, что Госкомконкуренции выступает за наличие альтернативы для потребителей, и мы это приветствуем. Для Beeline это особенно важно еще и потому, что до сегодняшнего дня мы остаемся единственным оператором в Узбекистане, имеющим сумовые тарифы, причем довольно давно – с 2008 года. Другое дело, что и по опыту, и по данным неоднократно проведенных маркетинговых исследований сумовые тарифы пользуются меньшей популярностью: за двадцать с лишним лет абоненты привыкли высчитывать свои расходы на связь в центах, и им порой сложно сопоставить долларовые и сумовые предложения. Тем не менее, такие тарифы у нас уже есть: например, активная база сумового тарифного плана «Алло» превышает 200 тысяч человек. 

Тут важно еще понять, что мобильные операторы Узбекистана гораздо более ориентированы на клиента, чем в большинстве стран. И я говорю даже не о том, что у нас услуги связи – одни из наиболее доступных в мире по цене. Давайте вспомним, что зачастую для отмены платы за входящие звонки за рубежом парламентам приходилось принимать специальные законодательные акты, обязывая операторов. Как известно, в Узбекистане это произошло само собой, и это было добровольным и абсолютно рыночным решением всех операторов без какого-либо нажима со стороны государственных органов. И, кстати, ни о какой «согласованности» действий тогда почему-то не говорили. 

То же самое касается и сумовых тарифов: они есть на рынке уже пятый год без каких-либо обязывающих положений или правил. Так что, в конечном счете, выбор – за потребителями.       
  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Возврат к списку