20 Марта 2015, 10:31 719 ... Общество
Севара Назархан: Мои истоки, пуповина, место, куда я хотела бы вернуться умереть, - это Андижан
Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. На телеканале ««Россия» бурлят «Танцы со звездами». Среди именитых участниц этого шоу оказалась певица и композитор Севара, которая запомнилась нашим телезрителям еще с первого «Голоса» своей необыкновенной артистичностью и обаянием. Достаточно только вспомнить, сколько споров и гневных эмоций вызвало тогда решение Леонида Агутина «отцепить» Севару от фаворитов конкурса! Певица осталась без наград, зато по части зрительских симпатий она вышла на первый план. И, пожалуй, там и остается до сих пор...

- Севара, вы вправду чувствуете себя звездой? Это после «Голоса»?

- Это при рождении. Я не шучу. В самом юном возрасте, когда от меня снисходительно отмахивались или обижали, я отвечала: «Я звезда, я вам еще покажу! Вы еще увидите!».

- Знали, что будете певицей?

- Да не обязательно певицей. Просто было ощущение: во лбу звезда горит! Чувство, что какая-то программа заложена. Но точнее это можно назвать ожиданием сказки. У многих такое с возрастом проходит, а у меня затянулось... Взрослые, конечно, улыбались. Я ведь в семье была третьим ребенком из четверых (у нас два мальчика и две девочки). И, конечно, была по-своему избалована в тот момент.

- Родители намек поняли?

- Это было еще советское время. Они усердно трудились. Мама директорствовала в музыкальной школе, отец на узбекском телевидении руководил музыкальными коллективами. Уделять особое внимание каждому из нас, четверых, было сложно, и наш шаг они не направляли. Но по главным вопросам советовали.

- Почему вас назвали Севарой?

- Это тюркское имя. Если говорить совсем правильно, то Севар - без буквы «а» на конце. Значит: «любимая».

- У вас три рабочих языка: русский, английский и узбекский.

- И краешек французского. Но пою я строго на узбекском и на русском.

- Даже с Питером Гэбриэлом?

- Вы имеете в виду песню, которую он когда-то, 30 лет назад, пел в дуэте с африканским певцом Юссу Н`Дуром? Это такая песня, которая сплачивает артистов. Спустя годы она прозвучала в нашем с Гэб-риэлом исполнении, и свою импровизационную часть я пела по-узбекски. Получилось такое слияние-противостояние. Вообще же большого стремления петь на английском у меня никогда не было. Хотя вскоре мой русский альбом «Письма» выйдет в переводе на английский.

- По-узбекски вы поете фолк-рок, а на русском почему-то попсу.

- А я всегда экспериментировала. Ныряла в разные стороны - как осьминожка. Сначала народная традиционная музыка - в тот момент и случилось знакомство с Питером Гэбриэлом. У нас как-то все совпало, Эктор Зазу все это аккуратно обрамил (альбом 2003 года «Sevara Nazarkhan. Yol Bolsin» спродюсирован французским композитором Эктором Зазу и получил премию Би-би-си World Music Awards в категории «Лучший артист Азии». - «Труд»). Параллельно я спела в Эстонии 45-минутный дуэт с Петером Вяхи на санскрите, в кантате Green Tara. Ну и выпустила альбом на русском - «Так легко». Он действительно получился легким, такой поп-альбом.

- Но поп-музыка в представлении многих - синоним пошлости...

- Да, к сожалению, у нас загадили поп-культуру. На самом деле не такая уж она невзрачная, легкая и глупая. Чем это направление хуже рок-музыки или джаза? Взять, к примеру, Стинга. Кто бросит в его сторону камень? И «Голос» потому так сильно прозвучал: люди услышали в поп-репертуаре новые имена.

- Что вам дал «Голос»?

- Он стал трамплином. Как на проекте «Вышка» - мостиком к людям в России. Ведь для меня русский язык не может быть чужим. Почему я пою на русском? Да потому что родилась в советское время. У меня детсад был русский, школа в Ташкенте русская...

- За вас тогда пол-России болело...

- Да, непросто было и идти туда, и там петь. Но очень интересно.

- А потом вы появились в других проектах - динамичных, но не самых интеллектуальных. Зачем вам это?

- Жизнь состоит не только из высокоинтеллектуальных занятий. И я не могу сказать, что эти проекты такие уж глупые. «Вышка» - не интеллектуальное шоу? Попробуйте прыгнуть с трех метров... Для этого нужна не только физическая подготовка, но и интеллект - схватить информацию и направить свое тело в нужном направлении.

- Кому вы этим хотели что-то доказать?

- Вода меня всегда привлекала. Мы с друзьями ныряли с мостов в каждой стране, куда попадали. Причем в бурлящие речки. Но это вызывало у меня безумный страх. И мне захотелось доказать, прежде всего себе самой, что я могу побороть страх высоты. Просто руками-ногами ухватилась за предложение участвовать в телешоу. Нас называли камикадзе, потому что времени на подготовку прыжка было очень мало. На память об этом времени у меня остался сломанный палец

- Неужели можно сломать палец о воду?

- Нет, это на батуте. По два с половиной часа тренировок. У нас некоторые и сотрясение мозга получали.

- Страх высоты ушел?

- Да нет, куда он денется... Просто появилась уверенность в том, что я могу сделать этот прыжок. Включаю холодный рассудок и понимаю, что если правильно сгруппируюсь, то все закончится хорошо, без жертв и потрясений.

- А еще был проект «Точь-в-точь».

- Это как примерка на себя иного человека. Вам сделают похожее лицо, но этого мало, вы должны двигаться как он, так же выговаривать слова, сжимать губы... И все за три дня! На помощь приходили профессионалы, которые нас обучали.

- Чей образ труднее всего дался? Пугачевой?

- Нет, с Пугачевой не было особых проблем. Я и не пыталась ее играть, внутренне была самой собой. И с Бьорк тоже... Труднее всего дался первый персонаж - Шаде. Хотя каждый был по-своему сложен. И, если честно, не каждый персонаж мне нравился. Но приходилось делать через не хочу.

- А вот теперь «Танцы со звездами». Это почему?

- Любой проект - это подарок небес. Тебе дарят абсолютно безвозмездно время, место, педагогов, партнеров - причем профессионалов, чемпионов.

- Да уж, вам знатного партнера подарили - Александра Набиуллина, уроженца Бердска, живущего в Португалии, пятикратного чемпиона этой страны, полуфиналиста кубка мира и Европы...

- У других участниц партнеры не хуже. Молодые чемпионы - веселые, харизматичные. Они не просто умеют танцевать. Они умеют жить. Радоваться, грустить. Мне с Сашей безумно повезло и потому еще, что человек оказался интересный. И по сути своей - такой же, как я, в душе и в жизни путешественник, которому интересно соприкасаться с разными культурами.

- Ваши соперницы все очень красивые и очень разные, от Ксении Алферовой до Валерии Гай-Германики...

- Причем немало актрис. Сама себе завидую, что у нас такой прекрасный состав в этом телешоу.

- А как же конкуренция?

- Нет, этого я не ощущаю. Может, те, кто помладше, еще горят стремлением во что бы то ни стало победить. И я им этого искренне желаю. Но для меня ни в одном проекте не стояло такой задачи.

- Почему? Нехватка честолюбия?

- Скорее нехватка рвения. Может, из-за плотного графика - много летаю и сильно устаю. И в проекты я попадала в состоянии как после убойного марафона. У меня уже было немало побед в жизни. Просто я безумно благодарна, что нахожусь здесь. И, конечно, стараюсь. Быть невыразительным пятном в таком шоу тоже не хочется.

- Что оказалось самым трудным?

- Тренировки. Сейчас мы репетируем по семь часов каждый день, отрабатывая все движения.

- Вы в детстве много танцевали?

- Да, но я такая... кривулька. Немножко несуразная. А тут плечи расправились, шея вытянулась. Оказывается, все в порядке, ноги-руки работают.

- А какой танец больше всего понравился?

- Я раньше обожала аргентинское танго и даже немного им занималась. А тут познакомилась с африканским танцем кизомба. Между ними - мостик. Хотя танго очень строгое, а в кизомбе берега пошире, там можно по-разному танцевать.

- Севара, а вы вообще часто телевизор смотрите?

- Очень многое пропускаю, в том числе и передачи, где меня показывают. А информационные программы вообще стараюсь не смотреть, чтобы не расстраиваться. Если смотрю, то канал классической музыки «Меццо». Или нашу «Культуру». Или каналы Би-би-си, посвященные путешествиям. Мое - все, что связано с искусством и животным миром, это обожаю, а остальное мне совершенно не интересно. Знаю, что все это большая игра, постановка. К тому же времени катастрофически не хватает. А если оно вдруг появляется, то либо сажусь у окна с чашкой чая и книжкой, либо музыку слушаю.

- Чтение выходит из моды, разве нет?

- Книга - это святое. Не знаю, как насчет моды, но не читать стыдно. К тому же мир литературы незыблем, не то что телевизионная зыбь.

- А какие книги любите?

- Вот сейчас читаю «И эхо летит по горам» афганца Халеда Хоссейни. Там такие большие, важные темы бытия присутствуют - чести, долга... Это меня заставляет просто рыдать. Вообще обычно читаю параллельно три-четыре книги.

- В кино не хотели бы сняться?

- Есть такое тихое желание. Не обязательно у знаменитого режиссера, лучше у новичка - безбашенного, с интересными идеями. Люблю арт-кино, экспериментальные фильмы, например французские. Там черпаешь жизнь. Было бы весело сняться у французского режиссера, где у меня была бы немая роль, в которой важны лицо, эмоции, глаза...

- Жизнь на три страны не утомительна?

- Это подарок авансом не знаю за что. Согласитесь, это чудо, которое не всем доступно.

- Но где все-таки ваш дом?

- Это ощущение стерлось, нет такого. Конечно, мои истоки, пуповина, место, куда я хотела бы вернуться умереть, - это Андижан. Поле, речка, коровы... Там обычные люди. Нет телевидения. Вот это не будет меняться никогда. И это незыблемо мое. И я туда вернусь.

- Значит, пока все временно?

- Ну, наша жизнь здесь - это же отпуск. А потом он заканчивается... Увы, все обращается в прах.

- Ох, нерадостный у вас взгляд на жизнь.

- Скорее тревожный. Я же вижу, куда катится мир, каким злым он становится. Спасти его, боюсь, мы не в силах. Остается понять: правильный мир - в тебе самом. Надо себя найти. Бороться каждый миг со своими страстями, менять себя, просить у Всевышнего добра, учиться прощению. И тогда, возможно, удастся задержать и внешний мир на краю пропасти.

- Правда, что у вас нет продюсера?

- Как нет? Он наверху сидит, высоко, выше всех - потому и зовется Всевышний. А в человеческом смысле... У меня замечательные советчики, мои серые кардиналы. И я у них учусь светлому уму и скромности. Мы все обсуждаем вместе. Например, этот заход в танцы.

- Семья поддерживает?

- Это моя опора: вера, родина и семья. Вот за это я держусь.

- Семья - это муж и сын?

- Не только. Это и моя мама, мой брат, его семья, сестра. Мы как в старых грузинских фильмах - все очень взаимосвязаны. Хотя живем в разных местах: родительская семья - в Ташкенте, моя собственная - пока в Англии, там школа.

- Ваш муж англичанин?

- Нет, мы из одного города. А встретились в Ташкенте. Он старше меня на 10 лет, совсем из другой сферы, но нас свела моя музыка.

- А чем занята сейчас Севара-композитор?

- Записывает с оркестром новую «городскую оперу», в которой сама и поет. Это цельное произведение из нескольких композиций. Тема - не история любви, а целый цикл человеческой жизни, все главное, что в ней может происходить.

- Глубоко...

- А зачем мелко плавать? Жизнь на то и дана, чтобы со временем понимать больше. Мы столько еще о себе не знаем! Вот пойду потанцую - и узнаю себя получше...

Штрихи к портрету

Заслуженная артистка Узбекистана Севара Назархан родилась в 1976 году в городе Асаке (Андижанская область) в семье исполнителей узбекской народной музыки. Училась в консерватории, начинала петь в группе Sideris, но предпочла сольную карьеру, играя на дутаре фолк-музыку с современными мотивами. В 2003 году выпустила первый альбом (всего на сегодняшний день их у артистки восемь), участвовала в мировом турне Питера Гэбриэла. Победительница в категории «Лучший артист Азии» престижного конкурса Би-би-си World Music Awards. Принимала участие в ряде российских телепроектов («Голос», «Вышка», «Точь-в-точь»).
Материал подготовил:
Александра Железняк/газета Труд
  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Возврат к списку