21 Июня 2013, 11:50 436 ... Общество
В Хиве начался снос домов, зараженных термитами
Стремительное распространение термитов по территории Узбекистана началось недавно. В 1992 году было выявлено 3200 зараженных домохозяйств. В начале 2013-го их 30 тысяч. В апреле принимается правительственное распоряжение, в котором, в частности, утверждены неотложные меры по ликвидации термитов в Хорезме. Предусмотрен и снос. Об этом рассказывает экожурналист Наталья Шулепина на своем сайте Sreda.uz. Вот ее подробный рассказ о том, как, а главное, почему термиты оккупировали Хиву. 

Проблемная лепка 

На прошлой неделе к сносу жилых домов, зараженных термитами, приступили в хивинской махалле Мевастон. В список для сноса включены также домохозяйства в махаллях Янгитурмуш и Ичан-Кала. Последняя из трех находится в пределах Государственного историко-архитектурного музея-заповедника «Ичан-Кала». 

Месяц назад мне довелось побывать в Хиве. Тогда еще никакого сноса в городе не было, но люди напряглись. В администрации государственного музея-заповедника рассказали о мерах по борьбе с термитами и даже сопроводили по территории, показав приманки, установленные весной сотрудниками Республиканского центра по борьбе с термитами на исторических памятниках. Приманки представляют собой картонные трубки длиной сантиметров в пятнадцать с медленно действующей отравой в любимой термитами еде. 

На вопрос, могу ли посмотреть заражённые жилые дома в музее-заповеднике, ответили отрицательно. «Не пустят. Никто не желает отсюда выезжать. Станут убеждать, что нет ни одного насекомого». В народ провожатый со мной не пошёл, не захотев нарываться на конфликт. 

Ичан-Кала – внутренний город – окружает стена метров в 8-10 высотой и толщиной метров в шесть, усиленная оборонительными башнями. Сложена стена из саманных кирпичей, высушенных на солнце. Впечатляет своей мощью. На неё можно забраться по тропинке, что я и сделала. Убедилась, лепки термитов здесь нет, ведь сухо, солнечно и жарко. А они этого не любят. Любят темноту, и чтобы вода была в пределах досягаемости. Потому издавна облюбовывали кладбища. 

Почему вдруг облюбовали Ичан-Калу? Уж так случилось, что им помогли архитекторы и строители. Толчком послужило придание в 1969 году «внутреннему городу» – с его 26 гектарами – статуса музея-заповедника, а в 1978-м – принятие генплана Хивы. В следующее десятилетие близлежащая территория подверглась реконструкции. Внешние рвы, наполненные водой и являвшиеся частью оборонительных сооружений, засыпали землёй и утрамбовали, сверху уложив асфальт. Не учли, что рвы служили и для оттока грунтовых вод. Грунтовые воды стали подниматься в округе и потому, что неподалеку ирригаторы проложили туркменский канал. 

В это же время под реконструкцию попало старое городское кладбище. Его убрали, растревожив термитов. Сейчас, говорят, на месте мазара – базар. А термиты расселились по прилегающим махаллям, где они обнаружили самые благоприятные условия: грунтовые воды близко, еда – везде. Стены жилых домов содержат целлюлозу, деревянные балки тоже пища. Книги, тетради, дрова, заготовленные на зиму, приданое невест в сундуках – всё вкусно. В махаллях угрозу не сразу оценили. Первыми заволновались сотрудники музея-заповедника, увидев в Джума-мечети лепку, а под ней проеденные ходы. 

Атака 

Джума-мечеть расположена в центре Ичан-калы, построена в XVIII веке. Она ни на что не похожа. Слабый свет проникает через три потолочных люка, и в этом таинственном освещении кажутся бесконечными ряды резных деревянных колонн. Специалисты утверждают, что это редкий в Средней Азии тип архаичной многоколонной мечети. Всего колонн больше двухсот. Большинство вырезано из древесных стволов в XVIII-XIX веках. Есть и такие, что взяты из разрушенных средневековых сооружений. Двадцать одна колонна Джума-мечети относится к Х-ХII векам. Одним из шедевров резьбы по дереву в Хорезме считаются входные ворота. 

И эту красоту, которая с 1990 года охраняется как Всемирное наследие ЮНЕСКО, атаковали «белые муравьи». В ответ на проблему в 2001 году был принят протокол правительства по организации антитермитных мер. Ученые из института зоологии Академии наук Узбекистана тогда впервые опробовали здесь ядовитые приманки с учетом физиологии жизнестойких насекомых. Два-три месяца перемещается пища по желудкам и кишечникам в одном семействе от «рабочих», «солдат», «нимф» до царя и царицы. От чего наступает погибель в гнезде, они догадаться не могут, да и поздно через 2 - 3 месяца гадать. Эксперимент Джума-мечети оказался удачным, акция – разовой, жилье – не охваченным. 

В 2007 году ученые-энтомологи получили грант на реализацию 4-летнего фундаментального проекта «Разработка научных основ управления численностью популяции термитов». Параллельно работали над технологией получения отравляющих приманок: не всё ж вручную возиться с отравой. Опытную установку изготовил НПО «Академприбор». Пластмассовые контейнеры заменили картонными трубками, что удешевило опытное производство. Третий антитермитный проект, завершённый в Институте зоологии практически одновременно с двумя другими, изучил три десятка древесных пород и предложил препараты для обработки, чтобы повысить устойчивость неустойчивых. 

Термиты обходят стороной белый и желтый акас, можжевельники зарафшанский и виргинский, карагач обыкновенный, биоту восточную, софору японскую, потому что не нравится вкус выделяемой смолы. С аппетитом пожираемы: ива белая, тополя (чёрный, белый, зелёнолистный, афганский), карагач-гужум, липа, каштан, глядичия обыкновенная, платан восточный, катальпа великолепная. Чтобы использовать эти породы в строительстве и обиходе, нужна специальная обработка в растворе. Несколько таких колонн из неустойчивых пород лежат вдоль стен Джума-мечети. 

Внутри Ичан-Калы предприняты трудозатратные и капиталоёмкие превентивные меры: сделаны цементные «пояса» в стенах зданий и туда же вмонтирован жжёный кирпич. Туристу они незаметны, а термит отступает: не по зубам. Зато все по зубам в махаллях. В них 1406 жилых домов. 424 определены под снос. Сильнее других заражена махалля Мевастон. Из 509 домов 229 с термитами. Принято решение о сносе и переселении местных жителей прежде всего отсюда. В остальных домохозяйствах будут установлены антитермитные приманки, а дворам предстоит обработка специальным составом. 

Поворотная весна 

Нынешняя весна для Хивы отмечена серьёзными правительственными решениями. В мае принято Постановление Кабинета Министров «Об утверждении генерального плана города Хивы на период до 2030 года». Про жилую зону сказано, что она подразделяется на три типа застройки. Цитата: «Первая – это жилая застройка исторически-культурного заповедника «Ичан-Кала» с очень высокой плотностью. В проекте она полностью подлежит сохранению. Планировочные мероприятия не предусматриваются. Любые изменения возможны только по особому проекту с детальным изучением исторической ценности каждого отдельного объекта». 

Недели за три до этого подписано Распоряжение по борьбе с термитами. Вероятно, готовили эти документы разные ведомства. Из Распоряжения следует, что полностью жилую застройку, придающую милый колорит всемирному наследию, не сохранить. Принят этот документ во исполнение Постановления Кабинета Министров «Об ускорении работ по борьбе против термитов и ликвидации их вреда в республике» (02.02.2012 г.). Распоряжение касается всей страны, но Хорезмская область и Хива выделены особо. Что делать? 

В документе предлагается следующее. До 1 июня 2013 года соответствующие структуры обязаны изучить ситуацию по зараженности термитами в махаллях Мевастон, Янгитурмуш, Ичан-Кала, дать оценку стоимости, выделить средства и новые участки для переселенцев. По всей Хорезмской области предписано определить все заражённые и исторические объекты. 

Предписано также провести мониторинг по распространению термитов в новые очаги и отслеживать ситуацию постоянно. Это касается не только Хорезма, но и других областей Узбекистана. Работникам дезстанций и подразделениям Республиканского центра защиты растений необходимо обучиться установке приманок. Обеспечить ими должен Республиканский центр по борьбе с термитами, образованный в 2012 году на базе Института зоологии. От него ожидают, что наладит производство в промышленных масштабах. 

Хокимияты отвечают за выделение средств, планирование переселений, дезинфекцию имущества, мебели. После переселения – снос жилья. Надо уничтожить, сжечь на месте все, что горит, после чего обработать почву. В Хиве эта часть работы возложена на Хорезмскую дезстанцию. 

Что касается сноса жилья, то это будет проходить поэтапно. Около 100 домов включены в план на первый год. Выделена земля под застройку. Общая сумма компенсации для всех переселенцев трех махаллей составит 14,88 млрд. сумов. Свыше 0,5 млн. сумов придется затратить на обработку земли на месте сноса, более ста миллионов уйдет на обработку незначительно пострадавших дворов и жилья составом септор-2 и установку антитермитных приманок. 

Знакомясь с документом, трудно, не испытать огромное чувство тревоги. Маленькое желто-белое насекомое меняет жизнь тысяч людей, стоит колоссальных расходов. Не может быть? Настал июнь. Начался снос...

Материал подготовил:
Наталья Шулепина
  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Возврат к списку