14 Апреля 2014, 07:25 204 ... Общество
Вышла в свет четвертая часть работы, посвященной туркестанскому периоду жизни Николая Романова
Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Вышла в свет четвертая часть научно-публицистической работы «Рожден не для славы», посвященной туркестанскому периоду жизни Великого Князя Николая Константиновича Романова. Данная работа была подготовлена писателем, публицистом Айдыном Гударзи-Наджафовым.

- На основе изученных документов из американо-европейско-российских источников я написал три части научно-публицистической работы «Рожден не для славы». Ее публикация в периодической печати и вэб-сайтах республики и за рубежом вызвала и интерес, и не однозначную реакцию читателей, - отметил Айдын Гударзи-Наджафов.

- Традиционно, десятилетиями Николая Романова выставляли аморальным и душевнобольным человеком. Но этот «ненормальный» совершал такие благие деяния в Туркестанском крае, что ему впору установить бюст, не ограничиваясь мраморной мемориальной доской, установленной на стене флигеля его ташкентского дворца.

Мне пришлось искать материалы о нем в частных архивах и государственных библиотеках США, Франции, Португалии и России. В результате этих поисков постепенно сложился портрет человека, совершенно не соответствующий известным диагнозам о его «душевной болезни» и прочих чудачествах, со смакованием повторенным за дореволюционными комментаторами современными историками», - подчеркнул автор.

Предлагаем вам ознакомиться с четвертой частью работы: 

Рожден не для славы

Часть четвертая 

Что известно о коллекциях Великого Князя? 

Эпизод первый

Великий Князь Николай Константинович имел несколько коллекционных тем. Одна из них более всего известная и упоминаемая - собрание художественных ценностей, формированию которых Великий князь Николай Константинович, посвятил всю свою сознательную жизнь. 

Вопрос - насколько хорошо нам известны этапы и принципы ее формирования. 

По большому счету известно только то, что преподнесено в течении двух последних десятилетий в авторстве современных ученых, писателей и любителей-мифотворцев. 

В подавляющем большинстве все написанное на тему о великокняжеской художественной коллекции в лучшем случае ориентирует среднестатистического читателя на несколько источников. Среди них “на вскидку” наиболее цитируемы: 

-дневниковая запись А.Суворина (12 июля 1907 г.) об его беседе с князем В. В. Барятинским, пересказывавшим слова самого Великого Князя Николая Константиновича: "Из любви ко мне мои милые родственники взяли на память мои коллекции. Маман взяла даже статую моей любовницы-американки… и прислала мне её только через шесть лет, когда один посол, увидав её у неё, сказал: „Да это американка!“ — „Какая?“ — „Да Вашего сына Николая“ (Суворин А. Дневник. - М., 1992);

– книга воспоминаний «Видения прошлого» в авторстве сына Великого Князя Николая Константиновича, Александра Николаевича Искандер, в которой автор только вскользь упоминает отдельные художественные ценности из ташкентской коллекции отца («Небесный поход», «Военно-Исторический вестник» № 9. 1957 г). 

Наиболее пытливые читатели из числа любителей искусства старшего поколения, вспомнят работу искусствоведа С. М Круковской «В мире сокровищ» (Т.1964), и возможно сделают уточнение: “Автор в характеристиках художественного фонда Ташкентского Музея искусств, не акцентировалась на первоначальном составе коллекции Великого Князя Николая Константиновича”. 

Все так и есть. Сама же Круковская объясняет этот факт словами: “К сожалению, точно выяснить состав княжеской коллекции пока не удалось, т.к. ни в Павловске, ни в Государственном Архиве Ленинграда, ни в Ташкентском архиве не сохранилось ее описи”. 

Круковская была не единственным советским исследователем, лишенным возможности иметь полное представление о составе коллекции художественных ценностей Великого Князя Николая Константиновича. 

Десятилетиями, рассеянные по фондам нескольких советских республиканских архивов документы связанные с его биографией, в том числе первые посмертные описания коллекции, и ее экспертные квалификации, были наглухо закрыты от простых смертных, устрашающим грифом Секретно. 

Начало этого процесса зарождалось в начале тридцатых годов. В частности ни в одном из первых номеров Известий «Средазкомстарис» (прим. А.Г-Н\ печатный орган Средне-азиатского Комитета по делам музеев и природы), при упоминании великокняжеской коллекции, в статьях профессоров Миронова А.М (под редакцией Цвибака М.М.) и Аносова И.И., полноценного комментария к ее изначальному содержанию не было. 

По понятным причинам никем из вышеназванных авторов не упоминался и единственно изданный в 1888 году в Приложении № 2 к одному из первых номеров газеты «Туркестанские ведомости», «Каталог великокняжеской коллекции». 

И это при условии, что в 1926 году упоминаемый «Каталог» уже был внесен российско-советским ученым арабистом, историком и библиографом Бетгером Е.К. в составленный им для Ташкентской библиотеки каталожный сборник номеров газеты «Туркестанские ведомости» в период 1870 –1892 гг. 

К сожалению попытка познакомится с упоминаемым Приложением № 2 в архивных учреждениях Узбекистана и Отделе редких книг и рукописей Национальной библиотеки имени Алишера Навои, успехом не увенчалась, ввиду физического отсутствия этого документа. 

Только в последние десятилетия через преодоление идеологического забвения стал упоминаться искусствовед-историк П.П.Вейнер (1879-1931 гг)., автор одного из лучших комментариев к экспонатам коллекции Павловского дворца. И это при условии, что благодаря именно его профессиональному комментарию можно было изначально расшифровать не только природу зарождения и развития эстетического вкуса Великого Князя Николая Константиновича, но и его не случайного знакомство в 1872 году в Италии со скульптором Томмазо Солари (1820/1897 гг.) 

Того самого неаполитанского зодчего наполнившего не только мраморную копию статуи Полины Боргезе внешними данными Фанни Лир, но и выполнившего ее отдельный мраморный (!) бюст получивший название “Американка”, с которым Великий Князь никогда не расставался. 

Две выше упоминаемые работы итальянца не единственные авторские произведения Томмазо Солари, в разные дореволюционные годы, попавшие в коллекцию Ташкентского музея-дворца Великого Князя. 

Автор, осенью 2013 года познакомился с машинописным текстом, единственным из всех сохранившихся оригиналов «Описи художественных вещей находящихся в Музее-дворце принадлежащем покойному Великому Князю Николаю Константиновичу Романову». 

Документ хранится в одном из фондов Государственного Архива Республики Узбекистан. «Опись» составлена на период 21 февраля 1919 года комиссией во главе с заведущей «Музеем–дворцом» Надеждой Александровной Искандер. Всего в коллекции Великого Князя числится 491 единица. 

Мраморные произведения Томмазо Солари вписаны в «Опись» под несколькими порядковыми номерами. 

Можно ли считать коллекционную «Опись» 1919 года наиболее полной? Вряд ли. И не от того что в нее не вписана парковая скульптура Атланта держащего огромный глобус на своих плечах. И не оттого что в демонстрационном зале Ташкентского музея уже в нашу эпоху долгое время выставляется не мраморный, а гипсовая копия «Американки», понятно без официального комментария региональных искусствоведов о судьбе оригинала. 

И уж точно не по причине не упоминания в Описи 1919 года многих и многих других “не значительных по размеру экспонатов” рассеянных “в знак дружбы СССР с…” по зарубежным, или теперь уже постосоветским частным коллекциям. 

(Продолжение следует)

Автор Айдын Гударзи-Наджафов
Научный консультант К.И.Н Потапова. Н.Ю.  
Материал подготовил:
Темир Исаев
  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Возврат к списку