24.07.2017 15:39 4182 ...
Умида Ахмедова: я всегда старалась снимать, руководствуясь реальностью

Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. В Ташкенте, сегодня, 24 июля открывается персональная фотовыставка Умиды Ахмедовой "Смирное небо". 

Накануне этого события, корреспондент встретился с известным фотографом, кинодокументалистом, членом Союза кинематографии и Академии художеств Узбекистана, разговор наш происходил возле легендарного Анхора. 

Ее имя, как верно подметили организаторы предстоящей выставки — галерея Zero Line, одно из самых "громких" в отечественном фотоискусстве. 

За плечами фотографа персональные выставки в городах Узбекистана, в Копенгагене, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Тбилиси. А также немало премий и наград. Умида Ахмедова является победителем конкурса "Пресс-фото России-2004" в номинации "Современная фотография Средней Азии", серебряным медалистом фотоконкурса в честь 40-летия Победы. В мае 2016 года фотограф была удостоена Международной премии Вацлава Гавела, вручаемой за инакомыслие в творчестве с формулировкой "За креативный протест". 

Как призналась Умида Ахмедова, в последнее время она больше работала в поле современного искусства. Приняла участие в Московском биеннале современного искусства, симпозиуме искусства во Владикавказе, а также в мероприятиях соседних стран — в Казахстане и Кыргызстане. 

Если загуглить ее имя, то поисковик выдаст огромное количество новостей и публикаций об этой женщине и ее творчестве. В большей степени они будут о двух самых нашумевших проектах — фотоальбоме "Женщины и мужчины: от рассвета до заката" (издан в 2007 году) и документальном фильме "Бремя девственности" (2008 год). С ними был связан ряд судебных разбирательств, а также последовавшие обстоятельства из-за которых некоторое время она и ее работы не были на слуху. 

Обсуждать детально "что, да как" в интервью не будем, это просьба фотографа, эта тема еще болезненна. Хотя пережитое все же будет звучать в ответах. 

— Как и у кого появилась идея организовать выставку "Смирное небо"? 

— Я знала, что в Ташкенте есть галерея Zero Line, но не ходила туда ни разу. Много тому причин: во-первых — обида, во-вторых — мнительность, столько всего произошло. От меня ведь многие "шарахались", боялись знаться. 

Когда узнала, что Вячеслав Ахунов открывает там персональную выставку, пришла его поздравить. Так и познакомилась с хозяйкой галереи Беллой Сабировой. Меня очень хорошо встретили, я почувствовала, что люди не против организовать и мою выставку. Поддержав в тот вечер эту идею, Ахунов сказал, что надо попробовать. 

Все произошло очень быстро. Я и не ожидала, что кто-то поддержит меня, не будет вмешиваться в творческий процесс. К сожалению, галерея Zero Line, никем не поддерживается, это инициатива и смелость Беллы Сабировой. Очень хотелось бы, чтобы в Ташкенте появилась настоящая галерея современного искусства. 


— Можно сказать, что лед тронулся… 

— Я очень надеюсь на это, выставка должна открыться 24 июля. Честно сказать, так волнуюсь, ведь я давно не делала больших выставок в Ташкенте. 

Хотя не могу сказать, что было творческое молчание. Я не молчала. В 2011 году провела мастер-класс для молодых фотографов. По окончанию решили провести выставку в Art and Fact Gallery. Мой главный креативщик — супруг Олег Карпов, тогда предложил название выставки "Клеветать легко". На фоне всех событий, понимаете, почему было выбрано такое название. Но сами работы ребят были невинными и безобидными. Тогда некоторые оппозиционные СМИ анонсировали эту выставку, написав, что она будет проходить под моим кураторством, заметив при этом, что несмотря на все произошедшее я продолжаю оставаться в стране, и воспитывать молодых фотографов. Выставка проработала лишь один день, потом работы сняли. 

В январе 2014 года мы снова решили попробовать сделать выставку работ молодых фотографов, которые ранее принимали участие в фестивале "Фотопарад в Угличе". Среди молодых авторов были Светлана Тен и Тимур Карпов. У Светы поднималась тема женщин, живущих без мужчин, а у Тимура была заявлена тема "покинутые города". Речь шла о небольших городах, когда-то имевших промышленную значимость, но после развала СССР, затерявшихся во времени. Руководству Академии художеств работы этих двух авторов сразу не понравились. 

До этого, мои ученики предложили председателю академии включить в выставку мои работы из проекта "Свекрови и невестки". С ними я принимала участие в V Московском биеннале современного искусства в 2013 году. Однако Акмаль Нур со своим тогдашним замом не решились повесить их, кроме того, они сняли работы Светланы Тен и Тимура Карпова. В итоге выставка была фактически сорвана. 

Теперь, наверное, более понятно мое настроение перед сегодняшним событием. Я очень надеюсь, что лед тронулся, что фотографы и художники будут выражать свое отношение к реальной жизни. Потому что художник должен интерпретировать действительность через собственное видение, фотография должна быть разная. Через документальную фотографию мы показываем сегодняшнюю жизнь, оставляем историю для потомков. 

Я очень люблю Узбекистан. Случившаяся история, сейчас, спустя время, напоминает рассказ классика про человека попавшего под лошадь, про которого все написали. Все эти годы меня обвиняли в том, что вся шумиха поднималась специально, чтобы я сделал имя. Но я всегда была востребована. Находились люди, которые говорили: "Это та женщина, которая специально ходила и снимала некрасивости наших кишлаков!". Но это так смешно, потому что у меня никогда не было мысли снимать некрасивость. Наоборот, я считаю наши кишлаки, обряды очень красивыми. 

Понятие о красоте у всех разное. Что такое сегодня красивая фотография? Я видела такие фотографии, где невеста со своей бабушкой выглядели почти ровесницами. Помню спросила у автора, зачем он это делает, так фотошопит? Он промолчал. Или возьмите эту красоту Анхора: голубая вода, хороший свет. Зачем здесь что-то еще придумывать, и уж тем более убирать с фотографии людей, одетых не так, как хотелось бы автору. 

Жизнь она такая какая есть. Я всегда старалась снимать, руководствуясь реальностью. Скажите мне, что это за искусство, если там нет боли, драмы?! 

И подобное положение дел, хочется охарактеризовать строками, которые еще 152 года назад написал Некрасов: 

Кто живет без гнева и печали, 

Тот не любит отчизны своей. 


— А кто Вас все это время поддерживал? 

— Прежде всего муж, сын, друзья. Вообще много всего было, я ведь женщина. У меня есть дети, внуки. И сомневалась и переживала, и боялась, и страдала. Позже пришло осознание того, что выпавшее на мою судьбу — это испытание. 

Когда я получала премию Вацлава Гавела в Норвегии меня поразили две вещи. Один известный норвежец сказал, что Норвегия стала независимой страной, благодаря элите. Элита – это ученые, творческие люди, интеллигенция с большой буквы, люди думающие, и умеющие вести за собой других. 

Второе, что стало для меня и открытием и каким-то успокоением — его слова: "Вас выбрали. Вы никуда не денетесь. Это миссия". Нравится – не нравится, боюсь – не боюсь, видимо есть какая-то высшая сила, которая говорит мне: оставайся самой собой. Уже никто не спрашивает, раз на меня все это выпало, надо идти. Иначе просто нельзя. Я не правозащитник, не партиец, всю свою жизнь занимаюсь любимым делом — фотографирую. 


— Название выставки связано с небом, но ведь вашими главными героями всегда были люди? 

— Смирное небо, вроде как метафора, конечно, в центре — переживания людей. Все представленные на выставке работы — это фотографии за прошлый год, начиная с сентября, вы знаете, какие события произошли в стране тогда. За этот период ушла одна эпоха, начала отсчет другая. 

В Узбекистане мы все всегда говорим: " У нас мирное небо, слава Богу". Это надо ценить, и кто, как будет понимать представленные работы, это уже будет зависеть от каждого. Я лишь зафиксировала события и настроения, преобладающие в обществе. 

Я всегда любила снимать людей. Недавно просто ахнула, найдя в архиве фотографию дедушки, сделанную в начале 80-х годов. Он одет в очень простой халат, повязанный традиционным бельбогом. Все очень просто, тогда было такое время. Сейчас пожилые люди одеваются немного иначе, даже тот же халат сшит уже из другой ткани, и выглядит иначе. Сменились лица, эмоции людей, ведь они вроде и озадачены теми же бытовыми вопросами, но и они уже тоже стали другими. Все вокруг меняется. А у меня на руках остался фотодокумент, на котором история. 

— Во многих ваших работах отображается жизнь народа с этнографической точки зрения. Как вы пришли к этой теме? 

— Не могу назвать свои фотографии чисто этнографическими. В большей степени мне интересен человек. К традициям обращаюсь из любопытства. Объясню почему. Я родилась и выросла в Паркенте, под Ташкентом, очень живописная, горная местность. Издревле здесь сохранялись свои традиции. В 2005 году я успела снять фильм "Женщины и мужчины в обрядах и ритуалах", тогда еще уловила последние штрихи обрядов. Сейчас уже свадьбы играют по-другому, да и другие традиции изменились, многое ушло в историю. Задавалась лишь одним вопросам: почему люди совершают эти обряды? 

Это очень интересная тема, потому что там очень много загадок. Какая-то генетическая память. К примеру всю сознательную жизнь, в Паркенте, я видела, как жених вокруг огня водит невесту. Все эти обряды как культурный пласт, я не этнограф, но визуально мне было интересно. 

Приведу еще один пример, произошедший со мной лет 15 назад, в Сырдарьинской области, когда я снимала свадьбу для родственников. Оттуда везли невесту в Ташкент. Вдруг в какой-то момент вижу, как девочка, когда прощается с отцом, наклоняется и в кадр попадает такая деталь, как у индусов, она преподает к ногам отца. Все происходит быстро, она совершает эти движения механически. Но откуда они пришли к нам? Когда-то каждый кишлак имел свои обряды похорон, причитаний. А сейчас глобализм, он стал сглаживать эти детали, уникальность теряется. Но это ведь культурное наследие нашей страны. 

— Расскажите о Вашем проекте, связанном с баннерами. 

— Как-то задумалась я о том, что у каждой эпохи были свои плакаты, изображения, лозунги. В советские времена мы не фотографировали так много, хотя я ведь с молодости увлекаюсь фотографией. Это сейчас руки как говорится развязаны, даже ребенок, у которого есть свой смартфон, может делать фото. 

В памяти осталась такая картина: огромный сквер и изображение Брежнева. У меня нет такой фотографии, но один иностранец сделал фото парка с окна гостиницы Узбекистан. Такая вот вышла фотодокументалистика. 

В новой эпохе появились новые баннеры, каждый год у нас стал иметь социальную направленность, появлялись и свои лозунги. Однажды я решила сделать проект на фоне этих баннеров, оставить для истории. Просила фотографировать себя на фоне этих огромных изображений. При этом важным было, чтобы я сама была в кадре, это ведь часть моей жизни. Сейчас думаю, что со временем эти баннеры уйдут на нет. Все меняется. 


— А визуально баннеры менялись с годами? 

— Я обратила внимание, что сейчас стали меньше вставлять в них ключевые моменты эпохи, ее символы: Амира Темура, памятники Скорбящей матери и другие. Сейчас больше людей, но и год нынешний объявлен в стране "Год диалога с народом и интересов человека". 

— В одном из интервью, Вы отметили, что нет у нас настоящей фотожурналистики. В чем проблема: нет мастеров, или нет спроса, может денег? 

— Чтобы фотография развивалась как искусство для этого нужна соответствующая среда. Это пресса, сайты, востребованность, высокий уровень подачи материала, как делают это во многих странах. 

Сейчас сказать, что в Узбекистане есть фотожурналистика – сложно, есть молодые фотографы, фотожурналисты. Но кто такой фотожурналист? Это человек, который берет проект на злободневную тему, которая волнует его и делает ее. При этом он должен обязательно владеть языком современной фотографии, знать тонкости мультимедиа, уметь написать что-то под фотоработой. Ведь сейчас вся фотожурналистика мультимедийная, обратите внимание, что практически вся пресса переходит в Интернет, люди тексты практически не читают, они смотрят. Сегодня фоторяд должен выглядеть как маленькое кино с началом, серединой и кульминацией. 

Важно также, чтобы ребята, занимающиеся фотожурналистикой, знали свой родной язык, русский, английский. Все это требование времени. Они также должны участвовать в разных фестивалях, фотоконкурсах, повышать свой профессионализм. 

При этом важным моментом остается преемственность. Кто и чему учит их? Где она современная фотожурналистика? 

К примеру, мой сын Тимур Карпов — фотожурналист, некоторое время работал в Москве фотокорреспондентом в издании Lenta.ru. Но видит себя здесь, хочет заниматься своим любимым делом в Узбекистане, и делает здесь проекты. Он моя надежда и опора в узбекской фотожурналистике. 

— А вы ведь в свое время увлеклись фотографией, благодаря своей подруге из российского Владимира? Общаетесь с ней? 

— Сколько всего вы обо мне знаете! Да, конечно, мы дружим с ней до сих пор. Это мой ангел – Альбина Белоусова. Кстати, надо позвонить ей. 

Привели меня в молодые годы в Россию мои амбиции. Я окончила в Паркенте русскую школу. При том, что считала тогда, да и сейчас тоже, что по-русски не очень хорошо говорю, поехала все же поступать в МГУ на факультет философии. К тому же примером служила сестра, она училась на факультете журналистики в Ташкенте. Хотелось тоже быть на высоте. 

В Москве я и познакомилась с Альбиной, которая тоже в тот год не поступила. После неудачной второй попытки через год, мы с ней вместе уехали во Владимир, она была родом из тех мест. 

Я не могла вернуться домой ни с чем. Нас взяли с нашими баллами, которые были у нас на руках после экзаменов в МГУ в Культпросветучилище во Владимире. Приняли на отделение "клубный работник, руководитель кино, фотосамодеятельности". 

Так и осталась там учиться. Это была моя судьба. Ангелы мои вели меня. Ведь как только взяла фотоаппарат в руки, поняла, что это мое. Потом мне снился сон, что фотографии стали двигаться. Позже я поступила во ВГИК, к фотографиям добавилось документальное кино. 

— Не могу не спросить будут ли у вас новые мастер-классы или курсы по современному искусству фотографии в Узбекистане? 

— Иногда появляется мысль, что надо оставлять свой след, потому что твой след — ученики. Я немного разочаровалась на этом поприще учителя. Многие из тех ребят, с которыми занималась, ушли из творческой среды. Они женились, их заняли дела насущные. Но есть два успешных фотографа — Светлана Тен и Эльер Нематов. К сожалению, они оба работают не в Узбекистане. Очень горжусь ими, слежу за их творчеством. 

Если вдруг мне скажут, возьмите нас учиться к себе молодые и талантливые люди, думаю сделаю это. Потому что, есть идея восстановить фотоклуб, делать выставки. Очень надеюсь, что здесь, в Ташкенте мы сможем встречаться с известными фотографами, делать мастер-классы. 

Выставка "Смирное небо" откроется сегодня в галерее Zero Line в 18.30, продлится она до 26 августа. 


Источник

Подписывайтесь на канал АН Podrobno.uz в Telegram и будьте в курсе самых последних новостей и событий. 

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Возврат к списку