29.01.2018 16:12 8447 ...
Владимир Норов: политическая воля глав государств позволит решить самые острые вопросы в ЦА

Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. Между государствами Центральной Азии наблюдается новая динамика развития взаимоотношений, которая положительно сказывается на всей транспортно-коммуникационной инфраструктуре. Однако еще предстоит согласовать общие подходы по эффективному использованию потенциала региона. О том, что для этого нужно сделать в интервью журналу «Логистика. Транспорт. Транзит» рассказал Владимир Норов, директор Института стратегических и межрегиональных исследований при президенте Республики Узбекистан.

– Центральная Азия имеет уникальное географическое положение, но, в то же время, регион в буквальном смысле отрезан от моря. Есть ли сегодня предпосылки для более эффективного развития его транспортно-транзитного потенциала?

– Государства Центральной Азии осознают, что одно из решающих условий для их полноценной интеграции в структуру мирохозяйственных отношений – создание надежной транспортно-коммуникационной системы, обеспечивающей выход к важнейшим международным морским портам.

Для этого взят курс на преодоление диспропорций в традиционных транспортных системах, ранее ориентированных на внутриконтинентальные маршруты. Увеличение числа и повышение качества автомобильных и железных дорог, а также авиационного сообщения преследует цель превратить регион в неотъемлемую часть континентальной и мировой транспортной системы.

В этом контексте хотел бы подчеркнуть, что новая политическая атмосфера в регионе уже оказала положительное влияние на наращивание взаимодействия в данной сфере. За короткий промежуток времени удалось реализовать ряд конкретных проектов.

В частности, с начала года налажено скоростное железнодорожное сообщение между Узбекистаном и Казахстаном. Также возобновлено авиасообщение между Ташкентом и Душанбе, впервые оно установлено между столицами Узбекистана и Афганистана. Этот список можно продолжить и дальше.

Никто не станет отрицать, что региональное сотрудничество в Центральной Азии активизировалось с новой силой, а политическая воля глав государств позволит решать самые острые и актуальные вопросы на взаимовыгодной основе. Могу привести данные, говорящие сами за себя: только с начала 2017 года товарооборот Узбекистана со странами региона вырос в среднем на 20%, а с отдельными государствами – почти на 70%.

– Какие потери несут страны из-за того, что не имеют прямого выхода к морю? Существуют ли какие-то подсчеты? Ведь долгие сроки поставки, в конечном итоге, увеличивают стоимость товаров и снижают конкурентоспособность.

– Страны без доступа к морским транспортным коридорам сильно зависимы от транзитных перевозок. Это накладывает дополнительную стоимость на начальную цену экспортируемых и импортируемых товаров. Для того чтобы конкурировать на внешних рынках, страны вынуждены в ущерб своим интересам снижать цены, идти на достаточно дорогие импортные сделки.

Согласно оценкам Института Центральной Азии и Кавказа университета Дж. Хопкинса, транспортная замкнутость серьезно сдерживает экономический рост стран нашего региона. Это способствует отставанию в развитии от морских государств на 20%. При этом снижаются объемы ВВП по паритету покупательской способности до 57%. Основные потери несет Узбекистан, который должен преодолевать два государства для выхода на мировые рынки.

– Кратчайшим транспортным маршрутом для региона мог бы стать выход к Индийскому океану. Сколько может потребоваться времени, чтобы в этом направлении заработали действенные транспортные артерии?

– С вступлением в силу в марте 2011 года соглашения между Пакистаном и Узбекистаном о сотрудничестве в области транспорта, открываются новые перспективы для транзита узбекских грузов через территорию Афганистана, в том числе в направлении пакистанских портов Гвадар и Карачи. Между тем, практическая реализация данного транспортного коридора предусматривает установление мира в соседнем Афганистане.

Следует отметить, что Узбекистан еще в 2010 году запустил в Афганистане уникальную железную дорогу протяженностью 75 км на участке Хайратон–Мазари-Шариф. В продолжение этого проекта намечено скорейшее начало строительства железной дороги общей протяженностью 2 тысячи км по маршруту Мазари-Шариф–Кабул–Кандагар–Герат и обратно, закольцевав ее на Мазари-Шарифе. Общая стоимость проекта, который позволит создать железнодорожный аналог Трансафганского автотранспортного коридора из Европы с выходом на Индию, Китай, Иран и Пакистан, составит около $3 млрд. Еще одним альтернативным транспортным коридором для выхода Узбекистана к портам южных морских акваторий является проект Узбекистан–Туркменистан–Иран–Оман.

Данный транспортный коридор позволит создать надежное сообщение для перевозки пассажиров и грузов между странами Центральной Азии и портами Персидского залива, а также стать связующим звеном в увеличении грузопотоков из Юго-Восточной Азии.

– Страны региона принимают участие в различных инфраструктурных и транспортных проектах. Как Вы считаете, может быть пришло время разработать собственную региональную программу развития транспортных коммуникаций, то есть скоординированную политику в этой области?

– Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев на международной конференции в Пекине в мае этого года выступил с инициативой разработки общерегиональной программы развития транспортных коммуникаций. В целях согласования общих подходов по эффективному использованию транзитно-логистического потенциала региона, в 2018 году в Ташкенте планируется провести международную конференцию «Центральная Азия в системе международных транспортных коридоров: стратегические перспективы и нереализованные возможности».

Предполагается, что одним из результатов ее работы станет активное обсуждение идеи по формированию Центральноазиатской системы интегрированного управления транспортными перевозками, предусматривающей создание правовых и институциональных основ сквозных транспортных тарифов, упрощение таможенных и иных процедур, создание унифицированных норм безопасности грузопотока, информационного обеспечения передвижения транспортных средств и грузов.

Для дальнейшего развития транзитного потенциала региона транспортные коммуникации должны составлять сопряженную систему, работающую в четком и согласованном режиме. По расчетам экспертов ООН, эффективная кооперация стран Центральной Азии могла бы за 10 лет повысить региональный ВВП как минимум в два раза.

– То же самое относится и к энергетическому рынку. Несмотря на то, что у стран большой потенциал в области экспорта электроэнергии, многие годы соседи больше рассматривали друг друга как конкурентов, но в итоге от этого никто не выиграл. Как Вы оцениваете перспективы кооперации в этом направлении?

– Узбекистан выразил готовность участвовать в восстановлении единой энергосистемы Центральной Азии, которая в последние годы начала разваливаться из–за разногласий между странами региона. В этой связи, в рамках визита президента Узбекистана в Ашхабад между АО «Узбекэнерго» и министерством энергетики Туркменистана подписан меморандум о сотрудничестве в сфере транзита и перетока электроэнергии.

На сегодня энергосистема Узбекистана и Центральной Азии уже работают в режиме кольца напряжением 500 кВ и 220 кВ, созданы параллельно работающие участки между Узбекистаном, Казахстаном и Кыргызстаном. Узбекистан завершил подготовку линий электропередачи для восстановления работы с энергосистемами Таджикистана и Туркменистана и готов к их включению.

– Какую роль будет играть Афганистан в ближайшие десятилетия для Центральной Азии? В целом, какие возможности сулит урегулирование конфликта в этой стране?

– Говоря о Центральной Азии нельзя забывать об одной бесспорной истине – к региону исторически, географически и геополитически примыкает Афганистан. Это наш сосед, важнейший и органичный компонент общерегиональной системы безопасности. Стабильный и процветающий Афганистан – залог региональной безопасности и устойчивого развития Центральной Азии. Переход страны на мирные рельсы во многом зависит от экономического развития.

Важным аспектом является рассмотрение Узбекистаном соседнего Афганистана не в качестве источника угроз безопасности, а как равноправного партнера, с которым в ближайшей перспективе планируется реализация совместных проектов в сфере экономики и транспорта. Узбекские железнодорожники обладают большим опытом строительства высокогорных железных дорог и сейчас продолжают успешно эксплуатировать участок Хайратон–Мазари-Шариф. Обе страны заинтересованы в продолжении строительства железной дороги в Герат. Это даст Узбекистану выход через Афганистан к морским портам Ирана и Пакистана.

Более того, будет продолжена политика всестороннего содействия интеграции Афганистана в региональные торговые, экономические и энергетические связи. Мир и стабильность в Афганистане – это возможность получения кратчайшего доступа до крупных портов Южной Азии и Ближнего Востока.

– Как Вы оцениваете предложение Узбекистана о проведении неформальных встреч глав Центральноазиатских государств, какие ожидания от этого формата?

– Хотелось бы отметить, что между странами наблюдается качественно новая динамика развития взаимоотношений. Общими усилиями заметно активизировался политический диалог на высшем и высоком уровнях, интенсифицированы межпарламентские, межведомственные и межрегиональные связи.

Начатые в текущем году совместные экономические и иные проекты закладывают прочную базу для дальнейшего укрепления политического доверия.

На мой взгляд, выдвинутая Узбекистаном инициатива о проведении консультативных встреч глав государств имеет прорывной характер, а также является верной и своевременной задачей, которая будет способствовать поддержанию регулярного доверительного диалога и выработки согласованных подходов по актуальным региональным вопросам.

Присоединяйтесь к группе "Новости Узбекистана" в "Одноклассниках" и будьте в курсе самых последних новостей и событий.

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Возврат к списку