"Коронакризис" показал необходимость углубления интеграции экономик стран Центральной Азии – Кайрат Келимбетов, Новости Узбекистана

28 Мая 2020, 17:34 2551 ... Экономика
"Коронакризис" показал необходимость углубления интеграции экономик стран Центральной Азии – Кайрат Келимбетов

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Глобальная экономика переживает очередной стресс из-за пандемии коронавируса. Тем не менее многие экономисты и бизнесмены считают, что это кризисное время – хороший шанс для новых начинаний, особенно в финансовом секторе.

Мы поговорили с управляющим Международного финансового центра "Астана" Кайратом Келимбетовым о том, в каком состоянии выйдут из карантина страны Центральной Азии, будут ли они интересны глобальным инвестиционным игрокам, и что может предложить МФЦА узбекскому бизнесу в этих условиях. Не остался в стороне и вопрос о вступлении Узбекистана в ЕАЭС, который сегодня бурно обсуждают в нашей стране.

– На ваш взгляд, как отразятся карантинные мероприятия и пандемия коронавируса на взаимоотношения стран Центральной Азии, как ситуация с коронавирусом повлияет на перспективы сотрудничества между Казахстаном и Узбекистаном?

– Здесь есть два ключевых момента, которые действуют разнонаправленно.

Первое – это, очевидно, влияние карантина в части закрытия государственных границ и ограничения на передвижение граждан. Это повлияло на приграничную торговлю в виде ее снижения.

Также карантин привел к падению спроса на товары, которые, например, производятся в Казахстане и Узбекистане и поставляются на приграничные рынки. Связано это с остановкой работы предприятий, которые вызвали снижение доходов населения и, соответственно, падению спроса со стороны граждан и бизнеса.

За первые три месяца 2020 года, по данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, товарооборот двух стран превысил 612 млн долларов. Годом ранее за этот же период товарооборот составлял 621,74 млн долларов – мы видим небольшое снижение.

Впрочем, нужно ожидать официальных данных за апрель и май, чтобы увидеть полную картину – именно на это время пришлись жесткие карантинные меры.

Возможно, мы увидим еще большую «просадку» во взаимной торговле, но она очень быстро компенсируется с ослаблением карантина и открытием границ – сфера торговли начнет активно наверстывать упущенное.

Уверенности прибавляют и прогнозы международных экспертов. Международный валютный фонд прогнозирует, например, рост реального ВВП Узбекистана на уровне 1,8% в 2020 году – и это в то время, когда по всему миру ожидается падение на 3%.

Другими словами, пандемия и карантин влияют на торгово-экономические отношения двух стран. Но устоявшиеся связи помогут перейти к быстрому восстановлению.

Я имею ввиду диверсификацию товарных и денежных потоков. Раньше, в основном, мы торговали продуктами питания и товарами народного потребления.

Теперь же в Узбекистане начал работу Tenge Bank – «дочка» крупнейшего банка Казахстана «Халык банка», а Узбекистан начал выпускать в Казахстане автомобили марки Ravon. А это уже качественно новый уровень сотрудничества двух стран.

Кроме того, в нашей стране заработал в полную силу Международный финансовый центр «Астана». Эта площадка может стать дверьми для других стран, включая Узбекистан на мировые рынки капитала для привлечения инвестиций и наоборот – активнее стране сотрудничать с зарубежными партнерами для реализации новых проектов.

Думаю, это большое подспорье для восстановления экономики после «Коронакризиса» и создания базы для устойчивого роста в будущем.

Теперь ко второму – о влиянии на всю Центральную Азию в целом. Эксперты опять же оптимистично смотрят на перспективы региона. МВФ прогнозирует рост реального ВВП в Узбекистане – 1,8%, Туркменистане – 1,8% и Таджикистане – 1%. В регионе небольшая «просадка» ожидается в Казахстане – на 2,5% и Кыргызстане – на 4%. А уже в 2021 году по всем государствам прогнозируется рост на уровне как минимум 4,1%, а у Кыргызской Республики и вовсе на 8%.

Другой вопрос – как сильно влияет на этот рост торгово-экономическое сотрудничество стран региона. Казахстан и Кыргызстан входят в Евразийский экономический союз, недавно в качестве наблюдателя к нему решил присоединиться Узбекистан.

Мы позитивно смотрим на это и рассчитываем благодаря этому углубить экономические связи, укрепить их. Мы видим, что в странах есть спрос на региональную интеграцию. Первые шаги были сделаны – в 2018 и 2019 годах прошли Консультативные встречи глав государств Центральной Азии.

На второй встрече уже была озвучена идея создания "безбарьерной Центральной Азии" за счет снятия препятствий для перемещения товаров, услуг и капитала.

Это большой задел для региональной интеграции, который, впрочем, требует времени на согласование и урегулирование всех вопросов.

Думаю, анализ воздействия пандемии коронавируса и вызванного ею кризиса показал необходимость интеграции экономик и открытия границ. Это относится и к региону Центральной Азии, где углубление экономических связей может дать новый толчок развитию всех пяти стран.

Для этого есть главное – интерес бизнеса к развитию торговли и созданию новых проектов, а также инструменты. Например, запуск МФЦА в столице Казахстана дал региону собственную площадку для выхода на мировой рынок капитала.

Действует независимый суд для решения споров, если они возникнут, с иностранными инвесторами. Это делает весь регион более привлекательным для глобального рынка с точки зрения привлечения инвестиций.

Если подытожить, то сегодняшняя ситуация, в итоге, может помочь нам иначе посмотреть на вопросы регионального взаимодействия. И, возможно, ускорить интеграцию.

– Что касается интереса глобального бизнеса к странам региона, изменится ли он? Какие страны получат больше преимуществ в привлечении иностранных инвестиций?

– Во время «Коронакризиса» и посткризисного восстановления мы можем увидеть падение потоков инвестиций. Эксперты Конференции ООН по торговле и развитию отмечают, что если ранее в 2020-2021 годах прогнозировали рост инвестиций, то теперь нужно ожидать их снижения на 5-15%.

Кроме того, как это обычно бывает в кризис, инвесторы уходят с развивающихся рынков, и пытаются сохранить свои активы, вкладываясь в ценные бумаги развитых стран или, например, золото.

В таких условиях странам нашего региона будет сложнее бороться за инвестиции. Но у нас есть и преимущества, которые могут привлечь к сотрудничеству иностранных партнеров.

Один из них – это хорошие перспективы посткризисного роста, которые делают привлекательнее реализацию в той или иной стране проектов – растущий рынок всегда является преимуществом.

Но здесь, конечно, выиграют страны с возможностью более легкого выхода на соседние рынки. В этом плане выгоднее смотрятся Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан, которые в той или иной роли участвуют в работе ЕАЭС.

Второй момент – это открытость страны для мировых рынков. Казахстан давно работает над привлечением инвестиций, постоянно совершенствуя законодательство и создавая благоприятные условия для инвесторов в свою экономику, и благодаря этому с момента обретения независимости в Казахстан было привлечено более 320 млрд долларов прямых иностранных инвестиций.

Узбекистан за последние годы также сделал большой прорыв, открывая свой рынок для привлечения иностранного бизнеса к сотрудничеству. И результаты уже есть, о чем говорят цифры: по данным Государственного комитета страны по статистике, в 2018 году внешнеторговый оборот достиг 33,4 млрд долларов, что выше предыдущего года сразу на 25,8%. Рост был и в 2017-м в сравнении с 2016-м – на 9,6%.

Есть и рост инвестиций – по официальным данным, в 2019 году иностранные инвестиции и кредиты обеспечили 45,7% всех инвестиций в основной капитал. В 2018-м они составляли всего 24,3%, в 2017-м – 23,8, а в 2016-м – 20,7%. Это хороший тренд, и он показывает, как открытость Узбекистана помогает развитию экономики.

Поэтому, я думаю, Казахстану и Узбекистану будет необходимо активно привлекать капитал на этапе посткризисного восстановления и в дальнейшем.

Кроме того, этому может содействовать МФЦА в Нур-Султане – проще привлекать инвестиции через готовую финансовую площадку, где можно размещать ценные бумаги или регистрировать СП в понятной для инвесторов правовой системе (общее, или английское, право).

– Оцените, как скажется возможное вступление Узбекистана в ЕАЭС на экономике, на примере опыта Казахстана, и что даст стране сейчас статус наблюдателя?

– Вступление в интеграционное объединение в долгосрочной перспективе всегда полезно для экономики: это открывает границы для свободного движения капитала, товаров и услуг, специалистов. Думаю, что возможное вступление Узбекистана в ЕАЭС сулит стране хорошие выгоды.

Продовольствие и товары народного потребления из Узбекистана уже пользуются большим спросом в нашей стране, и вступление страны в союз, если оно случится, сделает их еще доступнее. Соответственно, граждане вашей страны получат доступ к товарам из Казахстана, России, Беларуси.

Кроме того, у Узбекистана хорошо развито промышленное производство, например, машиностроение, которое может получить доступ к большому рынку сбыта ЕАЭС – а это более 180 млн человек.

Но это все только предположения, поскольку Узбекистан желания о полноценном вступлении в ЕАЭС не выразил. Возможно, получение статуса наблюдателя – станет позитивным опытом для страны, поскольку теперь государство сможет внимательнее изучать тенденции в развитии интеграции и понимать, куда она движется.

Если говорить на примере Казахстана, то мы уже начинаем видеть выгоды от интеграции. За первые три месяца 2020 года товарооборот Казахстана со странами ЕАЭС составил почти 4,389 млрд долларов, в 2019 году за этот же период – 4,481 млрд.

В "Докладе о реализации основных направлений интеграции в рамках ЕАЭС" за 2018 год говорится, что в 2017-м по сравнению с 2016-м был заметный рост взаимной торговли между странами-участницами ЕАЭС – на 27,3%. В разрезе стран темпы разные: Армения нарастила торговлю внутри ЕАЭС на 45%, Беларусь – на 19,9%, Казахстан – на 33,9%, Кыргызстан – на 21,1%, а Россия – на 29,4%. То есть выгоды налицо.

Также развивается промышленная кооперация. Например, белорусские и российские заводы в партнерстве с казахстанским бизнесом организуют производство сельхозтехники в Казахстане. Это тоже прямое следствие интеграции.

Она продолжается и может принести новые выгоды в будущем. Да, конечно, есть препятствия в виде ограничений, но ЕЭК постоянно работает над их снятием. Думаю, ЕАЭС в итоге принесет пользу всем участникам.

– Будут ли меняться приоритеты у игроков на рынке в плане получения финансовых услуг, какие механизмы выйдут на первые роли?

– Анализ воздействия пандемии коронавируса и карантина, введенного для противодействия ей, показали важность развития финансовых технологий, которые позволяют получать услуги в удаленном формате, когда офисы банков и других финансовых институтов недоступны из-за карантинных ограничений.

Значительное преимущество в таких условиях получают банки, которые давно развивают онлайн-банкинг. До начала пандемии лишь немногие фининституты предлагали услуги по открытию счетов и карт без посещения отделений. Теперь эта услуга становится доступнее.

Можно даже ожидать появление новых игроков этого рынка – цифровых банков, у которых нет «физических» отделений. Это большое преимущество для клиентов, которые на фоне карантина изменили свое отношение к получению услуг и предпочитают получать их с помощью гаджетов.

Поэтому и в целом финтех получил дополнительный толчок к развитию. Для инвесторов и, главное, клиентов становятся интереснее новые проекты цифровых банков, платежных систем, электронных маркетплейсов, которые могут интегрироваться с системами логистики и поставок.

Мы в МФЦА уже давно работаем по этому направлению. Еще в 2018 году мы создали регулирование для электронных валют, в 2019-м – для платформ краудфандинга. Сейчас идет работа над регулированием цифрового банкинга и платежных сервисов, в перспективе – венчурного финансирования.

Мы уверены, что это позволит проектам из Казахстана и региона опробовать новые идеи на нашей платформе с будущим выходом на рынок.

Работает «песочница» для тестирования новых финтехнологий. Сейчас 26 компаний из 11 юрисдикций работают там в сферах электронных платежей, мобильного банкинга, цифровых активов и краудфандинга.

Я думаю, что именно в нынешнее кризисное время могут «выстрелить» новые решения, которых ранее на рынке не было.

Например, могут быть перспективными сервисы краудлендинга, которые уже популярны в Китае и Юго-Восточной Азии, но у нас не представлены.

Также мы развиваем партнерство между «Финтех Хабом» МФЦА и зарубежными программами акселерации. В рамках нашего хаба уже прошли шесть программ поддержки стартапов. Через них прошли около 120 стартапов из государств нашего региона, 21 из них презентовали на международных соревнованиях и один был признан победителем на финтех-форуме в Абу-Даби.

То есть мы формируем дополнительную инфраструктуру и возможности для развития финансовых технологий, когда они становятся особенно актуальными. Думаю, это будет интересно и для стартапов из Узбекистана, которые могут использовать платформу МФЦА и возможности технопарка «Астана Хаб».

– Какую роль в трансформации рынка может сыграть Международный финансовый центр «Астана» (МФЦА), на ваш взгляд в каких направлениях она будет идти?

– Экономический кризис в мире показал важность открытости в торговле и инвестициях для достижения общего блага – экономического роста.

Конечно, сейчас государственные границы закрыты, из-за карантинных мер по всему миру простаивают предприятия, нарушены цепочки поставок. Но рано или поздно карантин начнет ослабляться, и маховик экономики вновь начнет разгоняться.

Именно на этапе посткризисного восстановления вырастает важность международных финансовых центров, к числу которых относится и наш МФЦА.

В этой части, МФЦА предоставляет хорошие инструменты по привлечению капитала – через биржу AIX, решение хозяйственных споров – через независимые суд и арбитражный центр, предлагает понятное международным инвесторам английское право и преференции для компаний финансового сектора.

Трансформация рынка возможна по нескольким направлениям. Первое – это пересмотр цепочек поставок. Жесткие карантинные меры в Китае, принятые для противодействия распространению коронавируса, привели к остановке предприятий.

Теперь же, очевидно, многие компании будут думать над диверсификацией поставок или организации производства деталей или комплектующих «ближе» к основному производству.

Еще один тренд – это развитие цифровых технологий, в том числе финтеха. Граждан и бизнес осознают, что лучше предлагать услуги в онлайн-формате, и это уже приводит к изменению бизнес-моделей компаний.

Многие перевели сотрудников из офисов на удаленную работу, и это во многом показало свою эффективность. Кроме того, многие компании сделают упор на развитие своих «цифровых» направлений.

Третье – это трансформация рынка труда. Когда начался карантин, большая часть работников начала работать из дома. И это во многом вскрыло проблему: оказалось, что нет нужды держать сотрудников в бизнес-центрах, большинство задач можно выполнять удаленно – хоть из другого города или страны.

Из этого можно сделать вывод, что компании могут не ограничиваться в рекрутинге сотрудников из своего региона, а выходить на глобальный рынок труда.

И здесь во многом МФЦА может предложить свои услуги для бизнеса и специалистов. Хотите развивать цифровые проекты – у нас есть специальное регулирование и песочница, хотите привлечь иностранного партнера для строительства фабрики или завода в Казахстане – это можно сделать в рамках юрисдикции МФЦА, да еще и с перспективой выхода на рынок ЕАЭС.

Специалисты же могут повысить свою квалификацию или пройти международную сертификацию в нашем Бюро непрерывного профессионального развития, которое теперь проводит обучение и в онлайн-режиме.

Это хорошее подспорье для развития профессиональных навыков и повышения своей «цены» на рынке труда.

МФЦА готов активно работать на этапе посткризисного восстановления экономик региона и содействовать его дальнейшему развитию.

– Каковы перспективы сотрудничества МФЦ «Астана» с узбекским бизнесом, есть ли уже какие-то успешные кейсы? Как вы в целом оцениваете сотрудничество с узбекскими компаниями?

– Насколько мне известно, Узбекистан сейчас активно работает над привлечением иностранных инвестиций в экономику страны, есть планы по реформе собственного финансового сектора, специальной экономической зоны «Навои».

Тем не менее, на нынешнем этапе мы можем предложить множество услуг, которые будут интересны и бизнесу, и правительству Узбекистана. Например, власти страны продолжают работу по привлечению инвесторов, в том числе через приватизацию государственных предприятий и компаний.

С точки зрения оптимизации расходов и устойчивых межгосударственных экономических связей IPO узбекских компаний удобно проводить на бирже МФЦА – Astana International Exchange.

Для этого уже создана необходимая инфраструктура, есть активные международные брокеры и инвесторы, что дает эмитентам из Узбекистана доступ к иностранному капиталу на хороших условиях.

У нас уже есть успешные кейсы размещений – это, например, национальная атомная компания «Казатомпром», которая провела IPO в 2018 году и SPO в 2019-м. Листинг прошли также крупная горнодобывающая компания из России – Polymetal, крупнейший банк Казахстана – «Халык банк».

На сотрудничество с узбекским бизнесом мы смотрим позитивно и видим в нем большие перспективы. Напомню, МФЦА изначально и создавался, как финансовый центр, в первую очередь, для всего региона Центральной Азии.

– Ситуация в экономике стран ЦА сейчас достаточно сложная. Что могут предложить ведущие финансовые центры, и, в частности, МФЦА для поддержки малого и среднего бизнеса, индивидуальных предпринимателей? Есть ли отдельные подходы к узбекским компаниям?

– Действительно, от «Коронакризиса», вызванного введением карантинных мер, сильно пострадал малый и средний бизнес. У него, как это обычно бывает, нет больших финансовых резервов, чтобы пережать экономическую неопределенность.

МФЦА готов поддерживать МСБ региона в сложных условиях, и работа эта идет по нескольким направлениям. Во-первых, в рамках Всемирного альянса международных финансовых центров (WAIFC) был инициирован проект по созданию благоприятной среды для малого и среднего предпринимательства.

«Коронакризис» повысил значимость проекта, потому что МСБ именно сейчас нуждается в ресурсах для восстановления после кризиса.

МСБ очень важен для нашего региона. Например, в Казахстане он формирует около 28% ВВП, а в Узбекистане еще больше – малый бизнес и частное предпринимательство формировало 59,4% ВВП по данным за 2018 год.

Известно, что именно сектор МСБ является двигателем развития технологий в экономике, а также крупным работодателем в масштабах страны. Поэтому его проблемы – это проблемы и всей страны в целом.

Национальные правительства по всему миру принимают меры и механизмы для поддержки МСБ. Популярная мера – это временная отмена или снижение налогов, «дешевые» кредиты.

Над этим работает и Казахстан. В этом направлении свою роль играет МФЦА. В своем выступлении 11 мая Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев обозначил инициативы по восстановлению экономики после кризиса.

Наш финцентр должен продолжать привлекать инвестиции в экономику и развивать фондовый рынок, а также вовлекать бизнес в систему английского права и использование суда и арбитража МФЦА.

Все это касается и МСБ, особенно в части поиска инвесторов и разрешения возникающих хозяйственных споров. Мы уже работаем по этим направлениям и открыты к сотрудничеству в том числе и с бизнесом Узбекистана.

– В чем преимущества МФЦА, есть ли какие-то особые предложения для состоятельных клиентов из Узбекистана?

– Нынешний кризис может привести к переосмыслению того, как нужно использовать свои сбережения и активы. Рынок акций быстро просел, многие валюты потеряли в стоимости – а все это ведет к прямым убыткам.

Перспективным в таких условиях выглядит персонифицированные услуги по управлению частным состоянием. Речь идет о private banking и управлению активами, для работы которых мы уже создали условия.

Подготовлена вся необходимая нормативно-правовая база, есть нужные для управления активами инструменты.

В МФЦА, к слову, уже зарегистрированы пять компаний по управлению активами, например, известные на рынке Blackfort Capital и Clarus Capital из Швейцарии. 

Благодаря этому состоятельным гражданам Узбекистана не нужно переводить деньги в Европу, все есть «под боком» - в Казахстане.

Регулирование в рамках английского права и независимый суд, в случае необходимости, помогут разрешить все споры – это определенная гарантия сохранности средств.

– На ваш взгляд, как пандемия отразится на реализации проектов Пояса и Пути в регионе, есть ли у них дальнейшие перспективы?

– Инициатива «Пояс и путь» последовательно развивается. Об этом говорит, например, размещение на бирже МФЦА в марте этого года облигаций астанинского филиала Строительного банка Китая на 1 млрд юаней с параллельным листингом на Гонконгской бирже.

Это первый в истории нашей страны выпуск ценных бумаг, номинированных в юанях, все привлеченные средства пойдут на финансирование местных инфраструктурных проектов и проектов в рамках «Пояса и Пути».

На днях министр иностранных дел Китая Ван И заявил, что «негативное влияние эпидемии на сотрудничество в рамках «Пояса и пути» носит лишь временный и частичный характер».

По его словам, в долгосрочной перспективе сотрудничество в рамках инициативы, даже станет «еще более устойчивым, энергичным и перспективным». Можно уверенно сказать, что реализация проектов в рамках этой инициативы важна для стран нашего региона на этапе посткризисного восстановления.

Это не только строительство инфраструктуры (которая сама по себе содействует росту торговли), но и новые промышленные и энергетические проекты и, конечно, новые рабочие места для местных специалистов.

Все это – большой задел для диверсификации экономик и поддержки качественного экономического роста.

– В целом, как вы оцениваете узбекскую экономику в сравнении с другими в регионе Центральной Азии, какие ее положительные и отрицательные моменты?

– Экономика Узбекистана, как я уже говорил ранее, имеет хорошие перспективы для развития. Страна открывается для мирового рынка – это новый приток инвестиций и, по сути, новый рынок для крупных международных компаний, а также инвесторов.

По данным Государственного комитета Узбекистана по статистике, в 2019 году иностранные инвестиции и кредиты обеспечили 45,7% всех инвестиций в основной капитал. Ранее цифры были намного скромнее – в 2018-м они составляли всего 24,3%, в 2017-м – 23,8, а в 2016-м – 20,7%. Это показывает, как «открытие» Узбекистана может дать толчок развитию экономики.

Работа по диверсификации экономики, которую многие годы ведет правительство республики, тоже дает о себе знать. Узбекистан экспортирует автомобили, выпущенные с высокой долей локализации, за рубеж.

В Казахстане, например, начата сборка автомобилей марки Ravon, а недавно – микровэна Damas и минигрузовика Labo для малого бизнеса.

С другой стороны, в экономике Узбекистана все еще остается высокой доля участия государства. По данным Агентства по управлению государственными активами страны, доля госкомпаний в ВВП страны равна 55% при том, что среднее значение в развитых странах не превышает 20-25%.

Впрочем, работа по сокращению госучастия уже начата, насколько можно судить по информации СМИ. Предприятия с государственным участием планируют сократить на 81% - с 2965 до 554, по программе приватизации частному сектору планируют предложить более тысячи государственных долей в разных предприятиях и компаниях.

А более 700 госпредприятий и вовсе ликвидируют, потому что они неэффективны или не функционируют.

Если эти планы будут правильно реализованы, то, я уверен, экономика страны получит хороший стимул к развитию конкуренции. А она, как показывает мировая практика, лежит в основе построения устойчивой, развитой экономики.

МФЦА готов предложить свою площадку для поддержки такого развития Узбекистана. Это, прежде всего, доступ к мировому рынка капитала, а также биржа для проведения приватизации – чтобы обеспечить доступ к ценным бумагам как можно большему числу инвесторов на прозрачных рыночных условиях.

– МФЦА работает уже пять лет. Чего вам удалось добиться за это время? Назовите три ключевых момента.

– Первое и самое важное – это успешный запуск всех органов нашей системы. Работают независимый регулятор AFSA, биржа AIX, независимые суд и арбитражный центр, направления исламских и “зеленых” финансов, инфраструктура для поддержки финтеха и Бюро непрерывного профессионального развития, а также многое другое.

Все это важно для работы международного финансового центра – от формирования своей проработанной правовой базы до размещения ценных бумаг на бирже.

Еще один момент – это количественные показатели, то есть результаты работы. В МФЦА к 25 мая уже зарегистрировались 463 участника – это компании из США, Великобритании, Китая, России, Европы и других стран.

В Центральном депозитарии биржи AIX уже открыты более 63 тысяч счетов инвесторов, а это говорит об интересе частных инвесторов к нашим инструментам.

К середине апреля общая рыночная капитализация компаний, которые прошли листинг на бирже МФЦА – «Казатомпром», Polymetal, «Народный банк Казахстана», Ferro Alloy Resources Limited и Kcell, превысила 13,7 млрд долларов.

Третье – это встраивание МФЦА в структуру казахстанской экономики. Например, по направлению развития финансового рынка мы внедрили финансовые инструменты, которые ранее в Казахстане не использовались. Это, например, размещение облигаций в юанях, а также листинг сукук – исламского аналога облигаций.

Теперь же, во время кризиса и на предстоящем этапе посткризисного восстановления, мы становимся неотъемлемой частью казахстанской системы привлечения инвестиций.

Например, 11 мая Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил о необходимости активного включения финцентра в работу по привлечению инвестиций, а также вовлечение казахстанского бизнеса в систему английского права и разрешение споров в суде и арбитраже МФЦА.

Это три важных момента, которые показывают, что МФЦА – уже сейчас активно помогает развитию финансового сектора Казахстана и региона в целом.

– Что будет, на ваш взгляд, с МФЦА через пять лет, какие у него перспективы и интересные планы?

– Надеюсь, что МФЦА будет и дальше стабильно привлекать инвестиции в экономики региона и предоставлять нужные участникам рынка услуги, несмотря на любые внешние условия.

Сейчас мы работаем над Стратегией развития финансового центра до 2025 года. В ближайшей перспективе мы планируем достичь наш показатель эффективности по привлечению в экосистему финцентра 500 компаний-участников.

Уже сейчас, в мае, их число достигло 463, и, я думаю, цель мы достигнем уже в ближайшее время. Только за последние два месяца карантина к нам присоединились 48 новых участников, а это уже говорит о признании МФЦА как надежной площадки, где бизнес желает работать.

Также мы намерены и далее внедрять новые инструменты на финансовом рынке, например, по развитию «зеленых финансов» и привлекать инвестиции для диверсификации экономики Казахстана и всего региона в целом.

Все это выражается в конкретных суммах и реализованных проектах, поэтому чем больше их через пять лет будет, тем лучше для страны.

Кроме того, есть планы шире вовлекать бизнес стран региона к работе в МФЦА, в том числе и из Узбекистана.

Мы регулярно проводим роуд-шоу по странам ближнего и дальнего зарубежья, где рассказываем о преимуществах финцентра.

Надеемся увидеть больше участников из вашей страны в ближайшее время. От такого экономического взаимодействия бизнес только выигрывает. Соответственно, выигрываем мы все.

Не пропусти ничего важного: больше новостей в Telegram-канале Podrobno.uz.

Материал подготовил(а):
  • | 8 Июня 2020, 11:37 | #

    "С другой стороны, в экономике Узбекистана все еще остается высокой доля участия государства. По данным Агентства по управлению государственными активами страны, доля госкомпаний в ВВП страны равна 55% при том, что среднее значение в развитых странах не превышает 20-25%" - РАВНЕНИЕ НА РАЗВИТЫЕ СТРАНЫ ПРИВЕЛО КАРИМОВА К СОКРАЩЕНИЮ ПРОДУКЦИИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА В 3 РАЗА ! ТОЛЬКО ПОТОМУ ЧТО В РАЗВИТЫХ СТРАНАХ ПРОМЫШЛЕННАЯ ДОЛЯ ВВП ГОРАЗДО ВЫШЕ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА! ДАЛЕКО НЕ ВСЕ ПАРАМЕТРЫ ЭКОНОМИК РАЗВИТЫХ СТРАН МОЖНО СЛЕПО ПРИМЕНЯТЬ В РАЗВИВАЮЩИХСЯ - ИМЕННО СЛЕПОЕ КОПИРОВАНИЕ ЧАСТО ПРИВОДИТ К ФУНДАМЕНТАЛЬНЫМ ПОТЕРЯМ И В ЭКОНОМИКЕ И В СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ!

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Последние новости

7 Июля 2020, 07:44

За один день по системе онлайн-очереди родители первоклассников в Ташкенте подали свыше 2,3 тысячи заявлений

7 Июля 2020, 07:06

"Тошшахартрансхизмат" вводит штрафы до половины зарплаты для водителей, которые не носят маски и перчатки

6 Июля 2020, 20:14

В Узбекистане начнут выпуск препарата для лечения коронавируса на основе фавипиравира

6 Июля 2020, 19:15

В Узбекистан с начала года вернулись свыше 219 тысяч трудовых мигрантов

6 Июля 2020, 17:24

В Узбекистане началось лечение больных с коронавирусом на дому. Как это происходит, рассказал эксперт

6 Июля 2020, 17:07

В Узбекистане за день выявлен 141 новый случай заражения коронавирусом. Из них 72 – среди населения в Ташкенте

Популярное

1 Июля 2020, 08:42

В Узбекистане с 1 июля вновь ужесточили карантин. Что это значит

30 Июня 2020, 09:00

В Самарканде родились двухголовые сиамские близнецы. Видео

3 Июля 2020, 10:36

Отсутствие логики и непоследовательные решения. Почему узбекистанцев все чаще возмущает ситуация с карантином

30 Июня 2020, 11:56

В Узбекистане с 1 июля из-за распространения коронавируса вводится ряд ограничений

1 Июля 2020, 18:31

Нас обманули и, несмотря на наличие брони в гостинице, увезли в карантинный центр – узбекистанец, прилетевший на Родину

1 Июля 2020, 16:21

Uzbekistan airways изменила правила возврата денег, уплаченных за авиабилеты и дополнительные услуги

Возврат к списку