Набирают молодежь, платят копейки и заставляют работать на износ. Что мешает Ташкенту стать IT‑столицей Центральной Азии
Общество

Набирают молодежь, платят копейки и заставляют работать на износ. Что мешает Ташкенту стать IT‑столицей Центральной Азии

7693

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Правительство Узбекистана оперативно отреагировало на массовую миграцию российских IT-специалистов, связанную с войной в Украине. Власти республики запустили сайт о программе релокации для отдельных работников сферы, а компаниям предложили пакет льгот и преференций.

Впрочем, развитием индустрии чиновники занимаются не первый год: в Ташкенте работает IT-парк, строятся еще несколько подобных центров. Теперь с помощью "мозгов" из России и других стран Узбекистан планирует превратиться в крупный IT-хаб. "Медиазона" выясняла, сможет ли Ташкент стать Кремниевой долиной Центральной Азии и встать в один ряд с Сингапуром и индийским Бангалором – азиатскими столицами бизнеса высоких технологий.

Драйвер экономики

14 апреля 2022 года президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев провел совещание, посвященное развитию сферы информационных технологий, и поставил перед чиновниками амбициозные задачи. В их числе более чем двукратное увеличение объема IT-услуг, резкий рост их экспорта. Мирзиеев подчеркнул, что для этого "необходимо превратить Узбекистан в региональный IT-центр".

Кроме того, президент поручил увеличить зону подключения к интернету, развивать индустрию в регионах, так как 90% компаний отрасли сосредоточены в Ташкенте, обеспечить работой тысячи молодых специалистов, создавать мобильные приложения для госуслуг, чтобы узбекистанцы могли удаленно оформлять пенсии, страховку и прочее.

Независимый экономист Юлий Юсупов считает, что IT-сфера может стать перспективной для Узбекистана, так как современные технологии позволяют развивать этот бизнес в любой стране. Но, по его мнению, важно создать благоприятный бизнес-климат в целом.

"К сожалению, до сих пор Узбекистан экспортирует главным образом сырьевые товары. Несколько лет назад лидером был природный газ, сейчас – золото. Все годы независимости правительство страны пыталось развивать другие отрасли экономики. Но, как правило, попытки заканчивались раздачей льгот и привилегий "блатным" компаниям, а также ограничениями конкуренции через протекционизм. Такая политика лишь плодит искусственные монополии и коррупцию неимоверных размеров. Поэтому на месте IT-компаний я бы не очень рассчитывал на "поддержку" правительства", – рассуждает Юсупов.

Узбекистан последние годы постоянно стабильно наращивает инвестиции в IT-сектор: согласно данным Министерства по развитию информационных технологий и коммуникаций Узбекистана, в 2020 году отрасль получила 178,7 млн долларов, в 2021 – 241,7 млн. В 2022 году планируется привлечь 256,4 млн долларов, из которых более 180 млн – прямые иностранные инвестиции, свыше 73 млн – кредиты под госгарантии.

Вместе с тем, власти республики намерены серьезно увеличить экспорт IT-услуг. Если в 2020 году он составил 16 млн долларов, то годом позже цифра достигла отметки 46 млн. На этот год правительство установило план в 100 млн. А в 2028-м поставки услуг в сфере высоких технологий должны принести Узбекистану 1 млрд долларов.

По данным Госкомстата, в прошлом году основной экспортной единицей страны было золото, которого продали на 4 млрд долларов. Это составляет почти четверть от общего объема экспорта.

Война в Украине и связанные с ней западные санкции привели к оттоку айтишников из России. Уже уехали или планируют релокацию не только специалисты в найме, но и владельцы маленьких фирм и стартапов. В Узбекистане отреагировали на массовое "переселение" разработкой пакета льгот.

В частности, как сообщил министр по развитию информационных технологий и коммуникаций Шерзод Шерматов, иностранным компаниям, решившим обосноваться в IT-парке Ташкента, предоставят инвестиции в виде оборудованных офисов, причем на первые полгода бизнесменов освободят от аренды, оплаты коммунальных услуг и интернета. Новым резидентам также разрешат не платить корпоративные налоги до 2028 года и выдавать зарплату в иностранной валюте.

Юлий Юсупов отмечает положительные факторы переезда в Узбекистан игроков IT-бизнеса: приток денег, создание рабочих мест, увеличение расходов внутри экономики страны. Вместе с тем, экономист считает, что предоставленные государством льготы способны привлечь компании только в краткосрочной перспективе.

"Льготы, как известно, легко даются, но также легко и отнимаются. А IT-бизнес очень мобилен, переместить юридический адрес в другую страну ничего не стоит, – размышляет он. – Поэтому очень важно, прежде всего, решить вопросы защиты прав собственности, в том числе интеллектуальной, а также снизить налоговую и административную нагрузку".

Юсупов выделяет еще несколько моментов, над которыми властям стоит поработать. "Для иностранцев также важны процедуры покупки недвижимости и устройства на работу, развитость интернет-банкинга. Конкретно для IT-сектора большое значение имеет скорость интернета и блокировки отдельных ресурсов, которыми до сих пор "увлекаются" наши органы", – заключает эксперт. 

По оценкам аналитиков ресурса Speedtest, по состоянию на март этого года в рейтинге стран, ранжированных по скорости мобильного интернета, Узбекистан с показателем 13,27 Мбит/с занимает 121-е место в мире. Отмечается, что в сравнении с результатами предыдущих лет республика опустилась на 5 позиций. На строчку выше расположилась Индия, ниже – Сирия. 

В категории широкополосного фиксированного интернета Узбекистан сохранил 85-ю строчку рейтинга с показателем 38,40 Мбит/с. Здесь соседями сверху и снизу являются соответственно Белиз и Ямайка.

Если сравнивать с другими странами региона, то Узбекистан в обеих номинациях опережает Таджикистан и Туркменистан. Последний занимает третье с конца место в рейтинге скорости фиксированного интернета, а в рейтинге мобильного интернета его и вовсе нет.

Ситуация с мобильным интернетом лучше и в Казахстане (95-е место) и в Кыргызстане (111). А вот по широкополосному интернету Казахстан (94 место) уступает соседям, а Кыргызстан, занимающий 78-ю позицию, лидирует среди стран Центральной Азии. 

Кодеры решают все?

На уже упомянутом совещании Мирзиеев сказал, что с начала текущего года в Узбекистан приехали три тысячи иностранных IT-специалистов, которые планируют остаться здесь жить и работать. В этой связи президент поручил Мининфокому привлечь приехавших программистов к работе по повышению квалификации тысячи местных айтишников. По словам Мирзиеева, сегодня для цифровизации экономики стране нужны 12 тысяч специалистов. Для этого Ташкентский университет информационных технологий преобразуют в научно-образовательный кластер, а на базе IT-парка создадут отдельный вуз.

О квалификации ташкентских программистов рассказывает бизнес-аналитик Алексей Крахмалев, который 25 лет проработал в IT-индустрии Узбекистана.

"Старая школа программистов была практически потеряна, уцелела лишь благодаря полуподпольным аутсорсинговым фирмам, которые аккумулировали у себя наиболее талантливых разработчиков ПО, – размышляет аналитик. – Во всяческих IT-парках в основном "поселилась" школота и вчерашние студенты. У них мало глубоких знаний и опыта, зато полно энтузиазма".

Крахмалев считает, что приглашение иностранцев положительно скажется на отрасли.

"То, что сейчас устроили – "IT-пылесос". Это новый этап развития. Если приедут опытные программисты и архитекторы, то на базе местных дешевых кодеров можно создать что-нибудь большое и интересное", – резюмирует он.     

В 2019 году стартовала программа "Миллион узбекских программистов". Представители IT-парка, курирующего проект, рассказывали, что в задачах властей – не только удовлетворить кадровый голод на внутреннем рынке, но и нарастить экспорт услуг. Узбекистан ориентировался на Индию и Беларусь, которые достигли в этом направлении больших успехов.

Впрочем, судя по отчету за первый год реализации программы, далеко не все желающие в итоге остаются в профессии. Как выяснилось, из 85 тысяч заявителей только 22 тысячи стали студентами, из них 10 тысяч получили сертификаты об окончании курса.

Спустя почти два года после запуска программы пресс-служба IT-парка констатировала, что число людей, подавших заявку на участие в проекте, перевалило за 500 тысяч. То есть потенциально республика могла наполовину выполнить план по подготовке миллиона разработчиков. Однако на практике, как озвучил Мирзиеев, во всех IT-парках по стране заняты около 11 тысяч молодых специалистов.

Крахмалев отмечает, что ради "Миллиона программистов" построили несколько специализированных колледжей, но в итоге наплодили кучу кодеров, подавляющее большинство которых не смогло найти работу. По словам собеседника, пробились лишь единицы – самые упорные и талантливые.

Эксперт также обозначил еще несколько факторов, тормозящих развитие местных специалистов. "Есть такая проблема как "фирмы-соковыжималки". Набирают молодежь, платят копейки и заставляют работать на износ. В такой среде трудно развиваться, – рассказал IT-специалист. – К тому же, ковать спецов высокого уровня можно только на сложных задачах. Например, если компания делает несколько видов сайтов и приложений на разных технологиях, то профессиональный рост возможен. Еще лучше, если разработчики занимаются развитием крупного проекта с нуля. Молодежь прикрепляют к менторам и вытягивают до необходимого команде уровня. Ну, а если фирмочка клепает интернет-магазины на готовом движке, то, конечно, никакого развития не будет".

Крахмалев констатирует, что в Узбекистане очень мало сложных проектов: "Во многих конторах даже нет толкового дизайнера, так как они стоят дорого. Вот и делает такой производитель дешевый ширпотреб, платит кодерам мизерные зарплаты, кормя завтраками о великом будущем. Для карьеры – это тупик".

Аналитик считает, что серьезный импульс в развитии могут дать приезжие профессионалы, под началом которых сформируются команды, которые заработают себе имя и станут востребованными. Возможно, рассуждает Крахмалев, при таком подходе словосочетание "узбекский айтишник" будет восприниматься как бренд.

"Впрочем, тут многое зависит от грамотного маркетинга, потому что сбыт IT-продукции – важнейший вопрос. То есть, если не будет заказов или инвестиций в стартапы, то никто ничего не заработает", – подчеркивает специалист.

По словам Крахмалева, сейчас у узбекистанцев есть возможность работать и на зарубежные компании: "Например, после ухода из России такого IT-гиганта как SAP возник спрос на замену их софта, используемого практически во всех отраслях экономики. Объемы работ предстоят колоссальные, и часть задач запросто могут выполнить наши программисты. Пусть только отдельные модули и подсистемы, но это тоже неплохой уровень сложности плюс отличный заработок".

Наплыв иностранных программистов по законам рынка должен привести к понижению зарплат, ведь из-за перенасыщения специалистами работодатели смогут торговаться. Однако, уверен Крахмалев, больших изменений здесь ждать не стоит: "Зарплаты в секторе зависят от бюджета отдельного проекта и профессионализма сотрудника. До сих пор ничто не мешало высококлассным специалистам в Узбекистане получать большие деньги, особенно, если они работают в офшорных фирмах на западный рынок".

Некоторым приезжим айтишникам зарплаты в Ташкенте не понравятся, так как они заметно ниже, чем в Москве и даже в Алматы. "Так что если ситуация не будет исправлена за счет увеличения продаж, то после притока программистов из-за рубежа, боюсь, многие в скором времени предпочтут релоцироваться в другую страну", – рассуждает Крахмалев.

Айтишники на протяжении нескольких лет пользуются высоким спросом в Узбекистане. Согласно отчету компании HeadHunter, в 2021 году программисты и разработчики заняли второе место в списке самых востребованных профессий. Они уступили лишь менеджерам по работе с клиентами.

По информации сервиса поиска работы hh.uz, опубликованной в апреле этого года, за год число вакансий в IT выросло на 79%. Работодатели активно ищут программистов и разработчиков (54%), IT-инженеров (23%), системных администраторов (20%), Web-мастеров (17%) и Web-инженеров (15%).

Зарплаты в секторе выросли на 24%. В среднем в Узбекистане айтишники получают 6 млн сумов в месяц или 533 доллара. Для сравнения, в Алматы специалистам с небольшим опытом до трех лет в профессии платят в среднем 348 тысяч тенге, что составляет 784 доллара.

Российский десант

Корреспондент поговорил с тремя россиянами, перебравшимися в Ташкент. Product manager по направлению EdTech Данила Пилин прилетел в Ташкент в компании десяти своих коллег. Они совместно снимают жилье и работают удаленно.

"Покинули Россию в связи с нестабильной политической ситуацией и закрытием сервисов, необходимых для работы в IT-индустрии, – объяснил Данила. – Времени анализировать, куда поехать, не было. Узбекистан выбрали, потому что там есть знакомые, к тому же это большая страна с великой историей. Ташкент, например, третий в СНГ по населенности после Москвы и Питера".

Топ-менеджер одной из EdTech-компаний Дмитрий также сменил Москву на Ташкент из-за вторжения российских войск в Украину: "Я не активный в плане политики человек, не оппозиционер, но, когда началась война, я понял, что это перебор, и я не хочу оставаться в России".

При этом Дмитрий добавляет, что для переезда были и другие причины – экономические. "Я понял, что с экономической точки зрения стране будет жопа. Начнутся санкции, давление, условия для работы станут хуже, и я не смогу здесь расти по деньгам. Тем более, думаю, даже в случае деэскалации конфликта санкции быстро не снимут, и российская экономика еще долго будет восстанавливаться", – предполагает IT-специалист.

По его словам, отъезд ускорили слухи о том, что в России могут закрыть границы и ввести военное положение. Он выбрал Узбекистан, исходя из стоимости авиабилетов: "Мне было все равно, куда лететь. Решил, что сначала покину страну, а потом решу, куда двигаться дальше. В начале марта билеты в Узбекистан стоили 20 тысяч рублей, а в популярные у айтишников Тбилиси или Турцию – уже по 150-200 тысяч".

IT-специалист из России Максим также в числе причин переезда отметил политический момент. "Война стала последней каплей. Встал выбор: либо бороться, либо уезжать. Учитывая, что большинство населения поддерживает Путина, решил, что оно того не стоит и улетел", – рассказывает Максим.

По данным Российской ассоциации электронных коммуникаций, в феврале-марте страну покинули 50-70 тысяч IT-специалистов. Глава организации Сергей Плуготаренко спрогнозировал "вторую волну" эмиграции в апреле, когда из России уедут еще от 70 до 100 тысяч айтишников.

Массовую релокацию программистов, разработчиков и топ-менеджеров президент компании Infowatch Наталья Касперская объяснила санкциями и уходом с внутреннего рынка американских и европейских фирм. По ее словам, молодые специалисты сильно связаны с Западом, потому что большинство технологий и "железа" иностранного производства. Касперская добавила, что, как правило, россияне переселяются в ближнее зарубежье, при этом многие из них не увольняются.

Некоторые компании осуществили организованную релокацию. Например, крупный разработчик программного обеспечения Epam Systems сообщил о перевозке в Ташкент нескольких сотен своих сотрудников из России и Беларуси. Один из эмигрантов уточнял, что в рабочем чате об Узбекистане состоит около 600 специалистов компании.

Все трое россиян отметили гостеприимство ташкентцев, вкусную еду и красивый центр города. Однако каждый собеседник подчеркнул еще ряд плюсов и минусов от пребывания в столице Узбекистана.

Данилу поразил транспорт. "Весь город в автомобилях марки Chevrolet, и таксисты водят очень опасно – не знаю почему, но здесь никто не любит ездить по своей полосе, – смеется IT-специалист. – На каждом перекрестке сотрудники ГИБДД, чего не встретишь в России. Еще удивило, что при подъезде к пешеходному переходу и резкой остановке водители зачем-то включают аварийку".

Россиянин также обратил внимание на неразвитость онлайн-сервисов в сфере услуг. "Поход в банк – значит потерял сутки, постоянно бесконечные очереди. Та же беда с мобильными операторами. У некоторых моих коллег списали деньги после пополнения баланса, причину так и не выяснили. Любой вопрос приходится решать оффлайн, мы от этого уже отвыкли", – резюмирует Данила.

Максим в числе положительных впечатлений выделил отсутствие пробок, дешевое такси и "прогрессивные тусовки с приятными людьми". К особенностям столицы Узбекистана со знаком минус россиянин в первую очередь отнес цены.

"Ташкент по ощущениям не сильно дешевле Москвы по стоимости продуктов. Но их выбор скуднее: нормальной рыбы, например, вообще не найдешь, либо будет супердорого. Да и жилье "кусается". Мои друзья снимают за 300-400 долларов, я видел предложения и за 600-1000. За такие деньги я найду квартиру в Португалии, где-нибудь на окраине Лиссабона или ближе к Порту. К тому же, говорят, летом здесь будет невыносимое пекло", – рассуждает айтишник. Его неприятно удивило, что в машине не принято пристегиваться, а в такси на задних сиденьях вообще нет ремней безопасности. 

Отметил Максим и "технологические недостатки". "Тиндер мертвый – девушки, по их же словам, опасаются пользоваться приложением для знакомств из-за специфики местного менталитета. Огромный минус, что нужно регистрировать IMEI при подключении мобильника. И банкинг немного "грустный": сложные операции с валютой и постоянно нужно самому ходить в отделения", – добавил россиянин.

Он признается, что провел в Узбекистане полтора месяца и не увидел веских причин задержаться здесь надолго, так что готовится в скором времени "лететь дальше".

Москвич Дмитрий раньше считал, что Узбекистан – средненькая, бедная страна. Однако пребывание в Ташкенте в корне изменило это мнение. "Ташкент – это нормальный европейский город. Здесь современные заведения, рестораны, кафе, бары на любой ценовой сегмент. Работают классные финтех-приложения: например, через "Апельсин" удобно пользоваться картами местных банков. Впечатлили коворкинги, показывающие, что IT развивается. А еще я узнал, что в Узбекистане проводится фестиваль "Стихия", для меня это показатель культурного развития страны", – говорит топ-менеджер.   

Кроме того, россиянин с восторгом отзывается о ташкентцах. "За месяц, что я нахожусь здесь, я познакомился с таким количеством людей, с каким не был знаком в Москве. И все пытаются что-то подсказать, как-то помочь, предлагают свозить куда-то, каждый вечер зовут на тусовки, в театры, на выставки. И это ненавязчиво, будто мне пытаются что-то продать. Природа замечательная, я уже ездил в горы, теперь планирую посетить древние Хиву и Бухару, – восхищается Дмитрий. – Если честно, я такого не ожидал. То есть если бы гостеприимными были только портье в отеле, мне от этого было бы ни холодно, ни жарко. Но здесь все люди, которых я встречал, суперинтересные. Я был на нескольких мероприятиях по нетворкингу для приезжих, на нетворкинге IT-сообщества, где участвовали основатели здешних компаний, владелец ресторанной сети, и все общаются легко и с удовольствием".

Кремниевый Ташкент?

Так получилось, что все российские айтишники, с которыми мы пообщались, работают на удаленке и не нуждаются в трудоустройстве. В связи с чем никто из них, разумеется, не сталкивался со льготами для иностранных специалистов, предоставляемыми узбекским правительством. Однако наши собеседники уверяют, что по словам их коллег из России, ставших резидентами IT парка, льготы реально работают. Более того, как добавил Максим, руководство IT парка всячески помогает экспатам, вплоть до устройства детей в садик или поиска квартиры по приемлемым ценам.

Топ-менеджер Дмитрий назвал одной из главных проблем отсутствие в республике качественного интернета. "В отелях интернет почти не работает. Он есть, но не того уровня, который нужен IT-специалистам, – рассуждает москвич. – При таком соединении я не могу вести zoom-коллы, приходится часто сидеть на созвонах с мобильного интернета, но он не безлимитный и достаточно дорогой. И тоже порой глючит".

Россиянин назвал еще один существенный минус: слабо развитую систему бесконтактной оплаты, а ведь онлайн-переводы, как сказал специалист, ключевой поинт в развитии IT.  

Дмитрий также обратил внимание на большую разницу между средними зарплатами здесь и в мире в IT-сфере. "Очевидно, что для развития отрасли, необходимо обеспечить местным программистам зарплаты международного уровня, иначе они предпочтут удаленно работать на другие страны", – заключил эксперт.

Айтишник затронул и тему блокировок. "На самом деле сейчас гораздо актуальнее говорить о блокировках в России, где для местных компаний закрыли множество рекламных каналов. Это плохо, ведь современная IT-индустрия сильно зависит от маркетинга. Чем более продвинутые маркетинговые инструменты ты используешь, тем более классным можешь сделать свой бизнес, – размышляет наш собеседник. – В Узбекистане пока блокировки не особо влияют на отрасль".   

Данила Пилин, в отличие от коллеги, не заметил сложностей с подключением к интернету. Он только сказал, что во многих местах в Ташкенте нестабильный wi-fi и приходится использовать мобильный интернет, скорость которого специалист счел вполне сносной. Россиянин не обратил внимание и на блокировки. "Скорее наоборот, когда ты уезжаешь из страны, где уже практически заблокированы все иностранные сервисы, чувствуешь, что приехал в свободную страну", – улыбнулся Данила.

Product manager Данила Пилин считает, что у Узбекистана есть все шансы и предпосылки, чтобы стать Кремниевой долиной Центральной Азии. "Правительство активно помогает развивать отрасль, инвестирует в IT парк, привлекает туда иностранные компании на выгодных условиях. Остается решить вопросы с компетенцией специалистов и отсутствием венчурных фондов для развития малого бизнеса. Но, в целом, я уверен, что Ташкент в ближайшие 3-5 лет превратится в сильный региональный IT-хаб. Это одна из причин, почему я и мои коллеги решили здесь остаться", – аргументировал россиянин. 

Топ-менеджер из Москвы Дмитрий предполагает, что за счет приехавших специалистов IT-отрасль в Узбекистане совершит большой рывок. Вместе с тем, есть причины, которые могут помешать республике превратить в регионального лидера индустрии.

"У Узбекистана есть конкуренты, ведь в Армению и Казахстан тоже релоцировались многие спецы из России, Беларуси и Украины. Я – не эксперт в вопросах чисто экономики, но все будет зависеть от того, насколько страна привлекательна для инвесторов. Сейчас мне кажется, что в Армении, Казахстане, Турции, Грузии ситуация с этим лучше. Здесь закрытая экономика, беда с теми же онлайн-платежами, поэтому инвесторам сложнее выйти на рынок и потом выводить свои деньги, – поясняет топ-менеджер. – Чтобы превратиться в Кремниевую долину, нужно создать максимально простые и прозрачные условия для инвесторов. Сейчас в Узбекистане их все-таки нет".

Максим думает, что теоретически в республике можно создать Кремниевую долину, но у него есть несколько вопросов к реализации этого амбициозного плана.

"Во-первых, зарплаты айтишников здесь низкие и привлечь экспатов нереально сложно. Во-вторых, если делать продукты, то на какие рынки? Рынки Центральной Азии – довольно маленькие, денег тут не много. А если, например, работать на Америку, то процесс затрудняют часовые пояса. Я из Ташкента в Штаты звоню примерно около полуночи, а это очень неудобно", – заключил IT-специалист из России.   

Узбекский эксперт Юлий Юсупов считает, что пока до Кремниевой долины Узбекистану далеко. "Сначала нужно реформировать государство: вытащить чиновников из экономики, сократить долю госсобственности и госрасходы, налоговые и административные барьеры для бизнеса, провести разделение властей и создать действенные правовые и судебные механизмы защиты прав собственности. А перспективы такого рода реформ, увы, пока не прослеживаются", – подытожил экономист.


Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0

0 комментариев

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+