Нужно перестать гоняться за количеством, позабыв о качестве, или когда диплом ВАК станет сертификатом конкурентоспособности ученого?
Общество

Нужно перестать гоняться за количеством, позабыв о качестве, или когда диплом ВАК станет сертификатом конкурентоспособности ученого?

10896

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Наука Узбекистана продолжает находиться в длительном застое, считает председатель Общества физики Узбекистана, профессор Даврон Матрасулов. В своей авторской статье он проводит критический анализ системы защиты диссертаций в Узбекистане, а также деятельности Высшей аттестационной комиссии (ВАК) и других ведомств, отвечающих за науку и образование.

"Что мы видим на деле, особенно в последние 10 лет? Абсолютно неэффективные критерии к диссертациям, непонятное усложнение формальных требований, подгонка под одинаковый шаблон авторефератов всех соискателей. Данный период можно охарактеризовать как наиболее худшим в истории ВАК, а деятельность самого ведомства – как наиболее некомпетентной по сравнению с прежними периодами", – отмечает он.

Предлагаем вам ознакомиться со статьей Даврона Матрасулова.

– Ученые, изобретатели, инженеры, академическое сообщество являются движущей силой прогресса любого общества. Поэтому, чем выше уровень компетентности и конкурентоспособности представителей академического сообщества, тем выше конкурентоспособность науки и экономики страны. Люди с ученой степенью составляют ядро, то есть, костяк академического сообщества, которые отвечают за генерацию научных идей, их реализацию и внедрение научных результатов в практику.

Во всем мире наличие ученой степени, в определенной степени, означает уровень компетентности представителя академического сообщества в той области, в которой он/она работает. Другими словами, обеспечение конкурентоспособности соискателей на ученую степень во многом определяет уровень развитие академического сообщества.

В развитых и в большинстве развивающихся стран за конкурентоспособность соискателей отвечают университеты, а сама система присвоения ученых степеней не имеет централизованного характера, будучи распределенной по университетам. Уровень и конкурентоспособность получающего ученую степень соискателя является одним из ключевых факторов, формирующих имидж и рейтинг университета на мировом уровне. Подобный уровень и конкурентоспособность соискателей обеспечивается, прежде всего, путем формирования эффективных критериев к ним и представляемых ими диссертационных работ.

Вторым важным фактором, обеспечивающим высокий уровень соискателей, является налаживание эффективной системы экспертизы работ, в которой участвуют весьма компетентные, по узкой тематике диссертации, специалисты, как в качестве научного руководителя и консультантов (оппонентов), так и членов ученого совета, где рассматривается диссертация.

И, наконец, третьим фактором, позволяющим обеспечить подобный уровень, является наличие здоровой, конкурентной академической среды в университете, где выполняется диссертационная работа.

Критерии к уровню диссертационной работы, прежде всего, касаются публикаций: результаты работы должны быть опубликованы в реферируемых научных журналах с достаточно высоким (обычно это выше 1) импакт-фактором. Обычно такие журналы входят в базу SCOPUS или Web of Science за последние 10-15 лет (журналы, которые то появляются, то исчезают в этих базах, обычно не котируются с точки зрения таких критериев).

В зависимости от университета, требуется наличие от одной до трех таких статей. Строгими являются требования к оппонентам и консультантам (advisors): поверхностный подход к экспертизе работы может привести к потере имиджа оппонента, что является катастрофой для любого ученого в развитых странах. Таким образом, грамотная организация системы защиты диссертаций, основанные на эффективных критериях конкурентоспособности к соискателю, а также отсутствие всяких бюрократических процедур и препятствий обеспечивают конкурентоспособность соискателя.

Узнав о вышеописанном опыте зарубежных стран, возникают естественные вопросы: "А как обстоят дела в данном направлении в Узбекистане? Насколько конкурентоспособными являются соискатели нашей страны по международным меркам? Учитывается ли международный опыт при организации системы защиты диссертаций отечественным ВАК?"

К сожалению, ответы на все эти вопросы отрицательны.

Начнем с того, что, продолжая двигаться по инерции, система защиты диссертаций в нашей стране все еще остается привязанной к Высшей аттестационной комиссии, что делает ее, мягко говоря, весьма экзотической с точки зрения международного опыта. Ведь, казалось бы, при здоровом подходе, данное ведомство постепенно должно было прийти к тому, что специализированные советы должны стать самостоятельными, действуя при образовательных учреждениях. Однако, наблюдая за нынешними действиями Ведомства, можно прийти к выводу, что оно крепко цепляется за свой контроль за специализированными советами, имитируя при этом реформы по предоставлению самостоятельности последним.

Посмотрим на требования и критерии, предъявляемым ВАК к соискателям.

Главные требования должны быть к публикациям.

Почему-то ВАК составил перечень научных изданий, где можно опубликовать результаты диссертации, причем исходя из своей весьма ограниченной информированности и компетенции.  Причем данный перечень, (например, по физико-математическим направлениям) не включает ведущих в мире журналов. Например, я там не нашел такие основные журналы как Physical Review Letters, Physical Review A–E, Review of Modern Physics, Physics Reports, Journal of Mathematical Physics, а также ряд других (40-50) журналов, которые составляют костяк физико-математических журналов.

По моим оценкам, данный перечень охватывает меньше половины реферируемых научных журналов по физике. Ощущение такое, что авторы данного перечня исходили из уровня своей компетентности при составлении данного перечня. И вообще, во всем мире только ВАК Узбекистана требует, чтобы результаты диссертаций были опубликованы в определенных журналах. А во всем мире требуют, чтобы результаты были опубликованы в реферируемых международных научных журналах, входящих в базы данных Web of Science, SCOPUS и т.д.

Обычно это журналы, импакт-фактор которых выше единицы. Нет также четких требований к количеству статей, типа "для соискателей PhD степени, количество статей, опубликованных в реферируемых журналах должно быть не меньше N". Кроме того, почему-то за публикации считают тезисы конференций. Это весьма странное обстоятельство: ведь в отличии от научных статей, представленных в реферируемом журнале, тезисы конференций не рецензируются. То есть, в отношении к ним отсутствует всякая экспертиза. Нигде в мире тезисы конференций не рассматриваются в качестве публикаций результатов диссертации. В результаты подобных обстоятельств, из-за фактического отсутствия требований к конкурентоспособности к публикациям, уровень и конкурентоспособность подавляющего большинства соискателей, а также их диссертационных работ находится "ниже плинтуса".

Странным также является требование ВАК предоставить "Акт о внедрении" результатов работы для диссертаций по всем направлениям, выполнение которого ныне обретает ритуальный характер. Как можно требовать, например, от диссертаций по математическому анализу, или по алгебре, или по теоретической физике, внедрение результатов?

Альтернативой подобному требованию актов внедрения, ВАК установил необходимость наличия не менее трех цитирований, что также является странным. Работы, особенно касающиеся фундаментальных исследований, могут быть высокого уровня, но не цитироваться в течение нескольких лет (примеров тому в науке огромное множество).

Похоже, что руководство ВАК абсолютно не знакомо с международной практикой предъявления требований к публикациям результатов диссертаций, а также с общепринятыми критериями конкурентоспособности к соискателям. Более того, вышеизложенное свидетельствует об отсутствии у него понятия о современной науке и научной конкурентоспособности. 

Наблюдая за тем, как организована система защиты диссертаций, можно прийти к выводу, что ВАК нашей страны сохранил самые худшие черты ВАК советского периода, избавившись при этом от лучших ее черт, которые обеспечивали тогда конкурентоспособность диссертаций и их авторов. Совершенно непонятно требование объявить автореферат и защиту на сайте ВАК. А требование о дате защите в газете "Маърифат" и других подобных изданиях никак не могут быть названы адекватными.

Неадекватным также является приведение всех авторефератов под один шаблон. Нигде в мире нет такого требования. Все это создает впечатление, что от всех соискателей требуется подстраиваться под чей-то очень низкий уровень (компетентности и конкурентоспособности). Таким образом, во всем мире для такой оценки используются одни (общепринятые) критерии, а в ВАК Узбекистана – совершенно другие критерии. При этом последние успешно "обеспечивают" отсталость научных результатов отечественных соискателей.

Наиболее важным фактором, который "опускает" уровень диссертационных работ и соискателей "ниже плинтуса", является фактическое отсутствие компетентной экспертизы диссертационных работ, как в экспертных советах ВАК, так и в специализированных советах по защите диссертаций. 

Типичная ситуация, которую можно наблюдать, характеризуется тем, что, во время защиты, подавляющее большинство членов в спецсоветах не понимают, о чем идет речь в диссертации, особенно, если диссертация посвящена передовым направлениям науки. Примерно таким же является компетентность официальных оппонентов диссертации.

Другими словами, объективная экспертиза результатов диссертации, оценка уровня работы и соискателя являются непервостепенной, невторостепенной и даже не третьестепенной задачей для ВАК. Вместе эффективной экспертизы, соискатель должен согласовывать с ВАК соответствие автореферата шаблону ВАК и прочие формальности.

Таким образом, главной причиной низкого уровня диссертационных работ и отсутствия конкурентоспособности у подавляющего большинства соискателей является неспособность руководства ВАК установить эффективные, общепринятые во всем мире критерии конкурентоспособности диссертационных работ и соискателей, а также неумения организовать компетентную экспертизу.

Вместо этого требования, критерии, а также качество экспертизы подогнаны под низкий уровень достаточно широкого слоя неконкурентоспособных соискателей. Все это, в свою очередь, создает почву для процветания коррупции в процессе защиты диссертаций. Ведь главной целью деятельности ВАК должно быть обеспечение высокого уровня и качества диссертационных работ, а также конкурентоспособность соискателей путем формулирования эффективных требований и критериев.

А что мы видим на деле, особенно в последние 10 лет? Абсолютно неэффективные критерии к диссертациям, непонятное усложнение формальных требований, подгонка под одинаковый шаблон авторефератов всех соискателей. Данный период можно охарактеризовать как наиболее худшим в истории ВАК, а деятельность самого ведомства – как наиболее некомпетентной по сравнению с прежними периодами.

Результатом всего этого является тот факт, что ВАК Узбекистана стал генератором низкопробных и неконкурентоспособных научных кадров (PhD и докторов наук). В итоге мы имеем целую "армию" неконкурентоспособных ученых, которых нигде в мире не знают и не признают.

Другими словами, ВАК и специализированные советы гонятся не за качеством работ, а за количеством защищаемых диссертаций, то есть, для них качество и уровень работ - второстепенный приоритет. Мне непонятно, почему для ВАК важно не качество и конкурентоспособность диссертаций и соискателей, а их количество. Одним из свидетельств этого – открытие специализированных советов почти во всех вузах - по несколько советов в каждом университете.

При этом при их формировании ВАК исходил не от уровня компетентности и конкурентоспособности, а от формальных признаков и бюрократических правил. В результате мы имеем кучу спецсоветов с неконкурентоспособными членами, которые «плодят» еще менее низкопробных (в плане компетентности и конкурентоспособности) ученых. В правоте такого утверждения можно убедиться, посмотрев на h-индексы членов спецсоветов: подавляющее большинство из них либо не имеют h-индекс, либо же он у них очень близок к нулю. Во многих советах члены не имеют докторскую степень.

Еще более удручающий факт: подавляющее большинство соискателей на ученую степень доктора наук (Doctor of Science) имеют h-индекс ниже 3, а некоторые вообще не имеют, то есть их h-индекс равен нулю. В этом можно убедиться, просто открыв сайт ВАК, где публикуются объявления о защите с краткой информацией о соискателе. Все вышеизложенное говорит о том, что, наряду с Министерством Инновационного Развития, МинВУЗом и Академией наук, ВАК Узбекистана вносит (как минимум, в последние 10 лет) свой существенный вклад во все еще продолжающийся застой в науке и образовании страны.

Пока приоритетом не станет качество диссертационных работ и конкурентоспособность соискателей, не может быть и речи о выходе из подобного застоя. Когда-то, с 2000 по 2010 годы, ВАК руководили известные ученые по физико-математическим наукам с достаточно выдающимися достижениями, которые хорошо понимали науку и пытались установить планку для публикаций, требования к их качеству, а также уровню соискателей. Сейчас подобное абсолютно исчезло из повестки данного ведомства.

Другим, немаловажным, фактором также является устаревший перечень специальностей ВАК, который не включает появившиеся за последние 15-20 лет новых передовых направлений современной науки и технологий. Действующий ныне перечень специальностей ВАК был сформирован в 60-70-е годы прошлого столетия и абсолютно не отражает современные реалии науки и достижения последних двух-трех десятилетий.

Вместо стремления к охвату новых передовых направлений науки, можно наблюдать стремление ВАК подавить всякую попытку внедрить новые направления в перечень специальностей. Так, в 2006 году в спецсовете при Отделе теплофизики Академии наук нам удавалось ввести новую специальность под названием "нелинейная динамика и теория хаоса". Данная специальность была упразднена ВАК в 2012 году.  

В  2018 году, вместе с группой ведущих ученых-физиков и математиков, мы подали в ВАК предложение о создании специализированного совета по защите PhD и докторских диссертаций по таким новым для нашей страны направлениям, как квантовые технологии, квантовая информатика, синергетика и теория сложных систем, получив при этом согласие ряда крупных зарубежных ученых быть ассоциированными членами данного совета. Рассмотрев данное предложение, ВАК ответил отказом на его создание. Все это свидетельствует о некомпетентности руководства ВАК и отсталости экспертных советов, которые совершенно не понимают необходимость кардинальных перемен в системе защиты диссертаций, учета опыта развитых стран, а также существенного обновления сильно устаревшего перечня специальностей.

Еще более удручающим является имитация ВАК предоставления самостоятельности некоторым специализированным советам, разрешив им самостоятельно присуждать ученые степени. При этом уровень бюрократии и зависимость от ВАК остается прежней. Ведь главной проблемой отсутствия конкурентоспособности у соискателей является не самостоятельность советов, а отсутствие эффективных критериев определения уровня работ, а также низкий уровень экспертизы диссертаций.

Подобная имитация будет приводить к тому, что теперь каждый совет будет устанавливать свои критерии оценки уровня работ, то есть, вместо одного набора бездарных критериев, мы будем получать десятки таковых. А это, в свою очередь, приведет к еще большему падению уровня соискателей и диссертаций, а также коррумпированию некоторых советов. Поэтому, в свете такого анализа, возникает справедливый вопрос: как нужно реформировать ВАК и специализированные советы, чтобы устранить вышеуказанные драматические проблемы? Примечательным является тот факт, что для реформы ВАК и советов не требуются финансовые ресурсы, и он намного проще реформ МинВУЗа, Министерства инновационного развития и АН. Просто требуется желание и профессионализм руководства ведомства.

Дорожная карта реформы ВАК достаточно проста, и ее можно сформулировать следующим образом:

Первый шаг: Поднятие планки уровня диссертаций путем усиления требований к количеству и качеству публикаций. Для PhD диссертаций количество публикаций должно быть (по естественным наукам) не меньше трех статей в журналах с импакт-фактором выше единицы. Для докторских — не ниже 12 в таких же журналах. Для технических наук данные требования должны быть 2 и 10 соответственно. Подобное поднятие планки для публикаций не только улучшит качество диссертаций, но и позволит также упреждать возможные коррупционные действия в специализированных советах при присвоении ученых степеней;

Второй шаг: Поэтапное структурное преобразование специализированных советов, включив в их состав, помимо постоянных членов, ассоциированных членов, которые являются профессорами зарубежных (Европы, Кореи, Японии, США, Канады) университетов и научных центров. При этом h-индекс такого члена должен быть не ниже 20. Подобная мера позволит значительно улучшить качество экспертизы диссертационных работ, особенно, если один из иностранных членов совета будет официальным оппонентом. Обязательным такое требование должно быть в специализированных советах по новым специальностям, а также для любого нового совета, который будет открываться. Особенно эффективной такая мера является при выведении специализированных советов из подчинения ВАК;

Третий шаг: Упразднение экспертных советов при ВАК, которые абсолютно неспособны провести объективную экспертизу диссертаций;

Четвертый шаг: Обновление перечня специальностей ВАК, которые были установлены еще в 50-х-60-х годах прошлого столетия;

Пятый шаг: Объявление приема заявок на создание новых советов по новым специальностям. Причем подобные советы должны иметь ассоциированных иностранных членов с достаточно высоким h-индексом. Обязательным требованием должно стать, особенно для докторских диссертаций, то, что одним из оппонентов должен быть ассоциированным иностранным членом совета, что позволит существенно улучшить качество экспертизы.

Многие, конечно, могут возразить, заявив, что будет очень сложно привлечь иностранных ученых в качестве ассоциированного члена совета и оппонентов, так как обычно эти люди сильно заняты, и находятся на больших расстояниях, а организация их приезда требует финансовых ресурсов и т.д.

Во-первых, невозможность уговорить видных ученых стать членами означает отсутствие веса у членов и у председателя совета, что уже говорит о многом. Во-вторых, что касается сложности организации приезда, то можно ограничиться участием иностранца в онлайн-режиме, что сейчас вошло в тренд во всем мире. Недавно, в декабре прошлого года, я участвовал в защите одной докторской диссертации на совете DSc.27.06.2017.FM.01.02  (05.01.07 – Математическое моделирование. Численные методы и комплекс программирования). Там в качестве первого оппонента участвовал крупнейший и знаменитый ученый из Европы, ведущий во всем мире эксперт по узкой тематике диссертации. Уровень экспертизы данной диссертации явно был на очень высоком уровне. Критикам такого предложения я бы предложил изучить опыт данного совета.

Также должно приветствоваться написание докторских диссертаций по техническим и естественно-научным дисциплинам на английском языке. Такая практика принята почти во всех странах Западной Европы. Кроме того, должно быть введено требование к h-индексу соискателей на степень доктора наук (Doctor of Sciences), например, соискатель должен иметь h-индекс не менее 5, причем данная планка должна будет подниматься со временем.

Тут большинство читателей (обычно это люди, у которых h-индекс отсутствует или очень низок, или же обратно пропорционален его возрасту) могут возразить, мол h-индекс не является объективным показателем конкурентоспособности ученого. Им можно ответить так: конечно, h-индекс не является идеальным показателем уровня ученого. Однако пока еще в мире не придумали лучшего науко-метрического параметра, чем h-индекс, а все остальные менее эффективны. Более того, чем ближе h-индекс к нулю, тем объективнее он становится. Например, нулевой индекс или индекс равный единице означает, что ученый определенно не конкурентоспособный, и о его работах (особенно, при нынешнем уровне развития информационных технологий) никто не знает, и его никто не признает.

Примечательно, что в нашей стране подавляющее большинство ученых, которые имеют ученую степень (особенно доктора наук), считают себя конкурентоспособными (точнее "крутыми" учеными) на основе того факта, что у них есть диплом ВАК РУз. Однако, как становится очевидным из вышеизложенного, наличие диплома ВАК вовсе не является подтверждением конкурентоспособности ученого. Для того, чтобы это было так, необходимо провести реформу данного ведомства путем принятия вышеизложенных мер.

Следует отметить, что это четвертое мое выступление в прессе с критическим анализом деятельности ВАК.

Также хотелось бы отметить, что вышеизложенная критика относится к физико-математическим и естественно-научным направлениям отечественной науки, которые являются относительно наиболее передовыми по уровню развития. Положение дел в медицинских и экономических науках на порядок удручающе, в чем можно убедиться, просто просмотрев статистику публикаций в реферируемых международных научных журналах (для этого достаточно произвести поиск по таким базам как Web of Science, или Elsevier, или в SCOPUS).

Более 90% публикаций по медицине опубликованы в сборниках различных конференций, которые являются не рецензируемыми изданиями. После такого анализа можно сделать вывод, что в стране нет медицинской науки (речь не о системе здравохранения, которая отличается от медицинской науки) в том его понимании, которое принято в мире. Когда во многих странах активно внедряются достижения таких передовых направлений, как наномедицина, квантовая медицина или медицина, основанная на искусственном интеллекте (машинное обучение, нейронные сети), хочется спросить: а что у нас происходит в данном плане?

Ниже плинтуса также уровень цифровизации медицины. Про экономические науки можно и не говорить. Краткая оценка отечественной экономической науки с точки зрения привлечения передовых достижений физики и математики приводилась в моем прошлогоднем выступлении. Роль отечественной экономической науки в экономике страны нельзя даже назвать "мизерным". И это в стране, где происходит кардинальная реформа экономики.

Насколько я знаю, очень серьезные недостатки данного ведомства отмечаются и на правительственных совещаниях. Однако, несмотря на критику и серьезность недостатков, которые все больше понижают уровень и конкурентоспособность соискателей, обуславливая застой в отечественной науке, данное ведомство открыто игнорирует вышеуказанную критику и продолжает деградировать с ярко выраженным упорством. Очевидно, такое поведение и положение дел вызвано тем, что руководство Ведомства не понимает фундаментальных проблем, которые должны быть решены в плане реформ и улучшения конкурентоспособности соискателей. В силу такого непонимания оно только имитирует реформы.

Подобная ситуация имеет место и в других ведомствах, относящихся к системе науки и образования. А именно, в Министерстве инновационного развития (МИР), МинВУЗе и Академии наук. Несмотря на многократную критику деятельности МИР, оно продолжает деградировать, что, прежде всего, проявляется в провале политики финансирования науки в силу неспособности обеспечивать полноценную экспертизу научных проектов. Другими словами, достаточно большие (особенно по сравнению с периодом до 2017 года) средства, выделяемые на науку, тратятся неэффективно, что является одной из главных причин все еще продолжающегося застоя в отечественной науке, неконкурентоспособности научных результатов и ученых.

Для того, чтобы убедиться в последнем, достаточно открыть крупную базу данных (например, Web of Science или Elsevier), и посмотреть на количество и качество публикаций из Узбекистана, и сравнить их с таковыми из других развивающихся стран. Вместо того, чтобы решать реальные проблемы, такие, как компетентная экспертиза, эффективная трата средств, выделяемых государством на науку, реальное увеличение количества и качества научных публикаций, налаживанию эффективного международного сотрудничества, поддержке международных конференций, данное Министерство занимается пустым пиаром.

Полтора года тому назад я выступал с подробным критическим анализом деятельности МИР, перечислив ряд фундаментальных проблем, без решения которых невозможен выход МИР и науки в целом из застойного состояния. Анализируя нынешнее состояние деятельности данного ведомства можно убедиться, что оно так и не смогло начать движение по выходу из застоя. Наоборот, в его деятельности можно наблюдать определенную деградацию и упадок (этому вопросу будет посвящено отдельное выступление).

Ничего из той критики так и не было учтено: так называемые НТС еще больше опустили уровень и деградируют, уровень экспертизы еще больше ухудшился, и т.д. Единственной реакцией МИР на данную (кроме нелепой попытки ее опровергнуть) было то, что они не пропустили поданную мною на конкурс фундаментальных проектов заявку, несмотря на то, что проект получил очень высокий балл, и зарубежным партнером там был крупнейший физик из Германии. Внимательно наблюдая за процессом экспертизы фундаментальных проектов, с уверенностью можно сказать, что МИР полностью провалил процесс финансирования данных проектов.

Застойное состояние и даже деградация сохраняется также и в системе высшего образования, особенно в вузовской науке. Так, примерно год назад, было выступление с критическим анализом науки в вузах, где отмечалась чрезвычайная загруженность профессорско-преподавательского состава, ярко выраженная административно-командная система, а также абсолютно ненужная бумажная волокита в форме обязаловки.

Необходимость избавления от подобных недостатков подчеркивалась также и на совещаниях Правительства. Несмотря на это, ситуация в вузах в этом плане развивается сторону ухудшения. Еще одним моментом данной критики было утверждение о том, что Минвуз не имеет стратегию по развитию вузовской науки. Такая ситуация, к сожалению, до сих пор имеет место быть, несмотря на то, что прошло больше года с момента той критики.

Нагрузка профессорского преподавательского состава как была большой, так и такой осталась, бумажной волокиты стало еще больше, административно-командная система еще более усилилась. Все это сводит на нет и без того слабые попытки вузовских ученых заниматься наукой. Неужели руководство МинВУЗа хоть отчасти не знакомо с зарубежным опытом организации высшего образования и вузовской науки? Неужели оно не задает себе вопрос, почему в Европе, США, Японии и т.д. нагрузка в три раза меньше, чем у нас (например, в Германии нагрузка профессора 300-350 часов в год), и вдобавок профессора имеют право на так называемый sabbatical (оплачиваемый годовой творческий отпуск) каждые 5 лет, в течение которого они будут заниматься только наукой? Вместо того, чтобы заниматься решением таких фундаментальных проблем, оно занимается второстепенными проблемами, пиар-акциями и произнесением странных лозунгов типа "1000 PhD степеней за 5 лет".

И, наконец, четвертое ведомство, которое никак не может выйти из застоя – Академия наук, которая наиболее инертна среди всех остальных и продолжает непрерывно деградировать. По своей сущности, Академия наук должна быть локомотивом отечественной науки. Однако, на деле, нынешняя, крайне неэффективная, деятельность данного ведомства является одним из факторов, обеспечивающим застой в отечественной науке.

Несмотря на то, что за последние 5 лет внимание и поддержка (включая финансовую поддержку) со стороны государства значительно выросли, ей так и не удается выйти из застоя, увеличить приток молодежи в науку, уменьшить средний возраст научных сотрудников, существенно увеличить количество и качество публикаций, проводить крупные международные конференции и развивать международное сотрудничество. Одним словом, данное ведомство так и не стало центром притяжения для талантливой молодежи и молодых ученых.

Про конкурентоспособность академических институтов можно и не говорить – оно ниже плинтуса. Нет никакого желания выйти на конкурентоспособный уровень. В качестве подтверждения привожу пример того, как Академия наук недавно фактически "завалила" предложение по открытию Центра по передовым функциональным материалам для органической электроники, основной деятельностью которого стало бы проведение фундаментальных и прикладных исследований в области проводящих полимеров, включая их синтез и создание на их основе солнечных ячеек и устройств органической электроники, а также подготовка кадров (магистрантов и PhD) по данному направлению.

При этом данный научный Центра предлагалось открыть при активном содействии университета Вуппертала (Института Электронных Устройств данного университета) и Центра Умных Материалов Вуппертала (Вуппертал, Германия). В рамках такого сотрудничества данные зарубежные научные организации предлагали содействие по оснащению Центра современным оборудованием (что является весьма сложной задачей в условиях фактического отсутствия в нашей стране кадров, умеющих работать с современным научным оборудованием), помочь в подготовке кадров путем стажировки сотрудников Института в университет Вуппертала, а также наладить совместные научные исследования с Институтом.

Все это предлагалось осуществлять на безвозмездной основе. Предлагалась также безвозмездная передача небольшого количества необходимого оборудования. Намерение Вуппертальского Центра подтверждалось официальным письмом с их стороны, где они обосновывали также необходимость и своевременность открытия такого научного центра. При содействии Общества Физики Узбекистана был также подписан Меморандум о взаимопонимании между Институтом Химии и Физики Полимеров и Вуппертальским Центром. Академии наук при этом предлагалось направить данное предложение в Правительство.

Однако, несмотря на уникальность данного предложения для отсталой в плане мировой науки и находящейся в явном застое Академии науки, и очевидные его перспективы в плане реализации, данное ведомство фактически проигнорировало его без обоснования и аргументации. Примечательно, что руководство Академии наук направило (датированное 6 декабря 2021 года, подписанное вицу-Президентом АН) письмо, где оно подтверждает заинтересованность в сотрудничестве с Центром в Вуппертале и обещает рассмотреть предложение ИХФП в Кабинете Министров. Последнее, очевидно, не соответствует действительности.

Поверив в то, что написано в этом письме, руководство Центра в Вуппертале несколько раз связалось со мной, спрашивая о судьбе проекта. Похоже, что руководство Академии наук не заинтересовано в выходе из застоя и отсталости и делает все возможное, чтобы такое положение сохранялось как можно дольше. Иначе как можно объяснить такое странное его "поведение" в отношении вышеупомянутого предложения. Можно также предположить, что, по уровню конкурентоспособности и развитости, оно впереди планеты всей, и у него нет дефицита подобных предложений. Думаю, данная организация должна перестать быть неким "клубом пенсионеров", и начать движение по становлению локомотивом науки в стране. В противном случае, нужно просто ее упразднить, передав институты в распоряжение вузов, или других организаций.

Хочется отметить явную (по моим наблюдениям) общую черту руководителей всех четырех ведомств, отвечающих за науку и образование в нашей стране: похоже, что все они заинтересованы в нахождении в таком застойном состоянии, сохранении "статус-кво". Более того, нет признаков того, что они чувствуют ответственность за застой, а наоборот, чувствуют безнаказанность за череду провалов в реформировании системы науки и образования и все более углубляющийся застой.

Мне кажется, что это и есть один из главных факторов затянувшегося застоя в науке и образовании. И вообще, у нас в стране сложилась уникальная ситуация в науке и образования. С одной стороны, Руководство страны уделяет особое, намного большее (чем, например, 6-7 лет тому назад) внимание к данному сектору, и даже сделало его одним из приоритетов своей политики. С другой стороны, мы имеем дело со все еще продолжающимся застоем, деградацией и поверхностно относящимися к вопросу реформы науки и образования чиновниками, которые неспособны вывести науку и образование из застойного положения.

Ведь 5 лет, в течение которых уделяется особое внимание и значительная поддержка к данному сектору – срок не маленький. Мы все должны были бы увидеть положительные результаты реформы сектора. А на деле – все как описано выше. Причем это происходит в стране, где провозглашены весьма амбициозные цели, включая такую цель, как достижение уровня третьего ренессанса. Как это можно достичь, имея застойное состояние в секторе науки и образования – вопрос, о котором должны были бы подумать руководители четырех вышеупомянутых ведомств.

В заключение хотелось бы отметить, что очень часто обсуждение проблем науки и образования превращается в шоу (особенно в социальных сетях, где они обсуждаются с не имеющими к данным проблемам людьми). Нельзя позволить, чтобы обсуждение таких жизненно важных для общества и страны проблем превращались в шоу или цирк. Подключайтесь к такому обсуждению, если вы являетесь представителем академического сообщества и экспертом в таких вопросах. Следует также отметить отсутствие критических выступлений по состоянию науки и образования на отечественном телевидении. Даже на частных телеканалах. Если смотреть передачи, посвященные науке и образованию на ТВ, то можно прийти к выводу, что да, по данным отраслям мы впереди всей планеты.


Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0

0 комментариев

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+