Самолет Путина и Папа римский. Как мебельщик родом из Узбекистана покорил Россию
Общество

Самолет Путина и Папа римский. Как мебельщик родом из Узбекистана покорил Россию

8087

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Первая половина истории жизни Макса Ибрагимова типична для "рожденного в СССР". Максом он стал почти полвека назад в армии. А до этого был Мухтаром-Али Хасанбеевичем. Родился в кишлаке Бергалик под Ташкентом. В семье было восемь детей. После четвертого класса родители отдали его в ташкентский художественный интернат – мальчик хорошо рисовал, да и одним ртом в семье стало меньше.

"Был у нас такой случай, – рассказывает Макс Ибрагимов, основатель Калининградской мебельной фабрики "Максик". – Нужно было сделать апгрейд трех самолетов администрации президента России: мягкая мебель, диваны и все такое. Выбирали между нами и очень известной швейцарской фирмой. Заказчик смотрит образцы и уверенно так говорит: "Сразу видно – это вот Швейцария, а это – Россия". А вот и фиг, все наоборот! Мы тогда этот заказ получили и все очень красиво и качественно сделали. На этих самолетах Путин летает".

Президентские самолеты – далеко не самое важное и уж точно не самое сложное из того, что научился делать Макс Ибрагимов за 30 лет работы. А учиться ему, как и всем новым мебельщикам, приходилось фактически с нуля. Как это было, читайте в материале "Ленты.ру".

Узбекский Буратино

В СССР было принято срочную армейскую службу проходить вдали от дома. Восточного человека, узбека Ибрагимова, отправили на крайний запад страны, в Калининградскую область. А там море и рассказы о дальних странах, увидеть которые можно было только став моряком. После армии Макс семь лет плавал морозильщиком на рыболовецких судах. Заходили на два-три дня в иностранные порты, покупали там джинсы, пластинки, магнитофоны. Когда возвращались – продавали, благо при обычном советском дефиците на импорт всегда был спрос.

В перестройку рыболовецкий флот развалился, и Макс списался на берег. Устроился на стройку маляром. Хотел купить кооперативную квартиру, но фирма испарилась вместе с деньгами. Осталась лишь куча отходов от ДСП – на стройке делали полы, а обрезки древесно-стружечных плит просто выбрасывали. С другом-плотником решили делать из них кухонные диванчики-уголки. Обтягивали их дерматином, которым в то время было модно обтягивать двери. Кухни в квартирах были маленькие, и диванчики для них — тоже миниатюрные. Спинку для экономии места привинчивали прямо к стене, под сидением делали ящик для круп, сахара и картошки. Маленькие диванчики стали называть "максиками".

Кухонные уголки-"максики" пошли на ура. В местной психбольнице Макс с товарищами взяли в аренду помещение и открыли в 1992 году свою маленькую фирму-кооператив. Стали понемногу развиваться. Скопировали несколько польских предметов популярной мебели. Цыгане заказали диваны из красного велюра с золотыми пуговицами. Думали, что дело это протянет года два и развалится, но вышло по-другому.

"Знаешь, кто по национальности Буратино? – Макс делает серьезное лицо. – Узбек! Потому что сказано: "Папа Карло взял чурку и выстрогал из нее человека". Из меня сделал человека Карло Копеллини, очень известный итальянский мастер, мебельщик, дизайнер»

"В 1990-е годы я ездил в Польшу и смотрел, какая там мебель, а потом делал такие же модели у себя. И продавал ее вагонами по всей стране. Был же дефицит, – продолжает Макс Ибрагимов. – А потом понял, что у поляков дешевая серийная мебель. А я же художник! Поехал в Италию на выставку и встретил там Карло. Он меня познакомил с итальянской культурой, с итальянскими моделями мебели. И я решил, что мне обязательно нужно делать такую же".

В СССР подобных моделей мебели тогда не делали. Нужно было ехать учиться в Италию. Макс собрал своих сотрудников, сделал им заграничные паспорта, визы в Германию, Австрию, Швейцарию, Италию – шенгена тогда еще не было. Они сели в автобус и поехали через все эти границы. В Италии сняли квартиру и начали всему учиться. А когда вернулись в Россию, стали делать настоящую итальянскую мебель и возить ее на выставки, где никто не верил, что они это сделали сами. Не верили, что в России можно делать такую мебель.

Папа римский чуть в обморок не упал

К 750-летию Кенигсберга-Калининграда мебельщики Макса полностью воссоздали сгоревшую во время войны Валленродтскую библиотеку Кафедрального собора, где несколько десятилетий работал великий философ Иммануил Кант. Восстановили в соборе и орган. Немецкая фирма "Александр Шуке" из Потсдама сделала акустику – 8250 акустических труб и 120 регистров, а всю деревянную часть — основу, резьбу, гербы, фигуры из дерева, инкрустацию, позолоту – делал Макс.

Специально "под собор" создали на фабрике экспериментальную мастерскую, собрали художников-резчиков, способных реконструировать фасад по архивным фотографиям. Сложнейшей, буквально ювелирной работой стало распятие с четырехметровым крестом из мореного дуба.

Такое дерево находят в реках, определяя его местоположение со спутников. Из ста кубометров поднятой на поверхность древесины в работу идет не больше десяти кубов. Цена материала соответствующая.

"Почему я решил использовать именно мореный дуб? Потому что возраст этого дерева – более двух тысяч лет, он рос в то время, когда Иисус ходил по земле, – рассказывает Макс Ибрагимов. – Приезжал ксендз из Ватикана и был поражен нашей работой. Доложил об этом папе римскому. В то время у них был Бенедикт".

"Папа римский чуть в обморок не упал, когда узнал, что все это сделал мусульманин. Но потом сказал – мол, бог один, просто мы идем к нему каждый по своей дороге. А я человек современный, я понимаю, бог – он един. Интересная работа была…", – рассказал он.

Интересная работа – это то, что обычно делает для своих заказчиков Макс Ибрагимов. А среди них люди весьма известные и по большей части творческие: Дмитрий Харатьян, Гарик Сукачев, Вячеслав Бутусов, Юрий Шевчук… Почему так много рокеров? Сейчас Максу уже 63, он остепенился, полысел и отпустил животик, а было время – ходил в черной косухе с длинной густой гривой и устраивал в Калининграде крутейшие рок-концерты.

В этом году фирме исполняется 30 лет. Она делает редкие, красивые и абсолютно уникальные вещи. Это уже не просто мебель, а вложение денег в предметы искусства. Калининградца Макса Ибрагимова знают все мебельщики России. Знают как веселого человека, оптимиста-оригинала и большого мастера.

"Люди звонят в справочную: "Я забыл, как его зовут. Он нерусский, делает диваны". Справочная дает мой номер. Вот что такое слава!" – Макс улыбается, и черт его поймет, серьезно он говорит или иронизирует.

"Мне повезло, что Горбачев принес стране перемены, а Ельцин сделал так, что я смог работать. Я художник. Делать интересную мебель – это искусство. Я иду на работу – и мне это нравится. Самое главное, что мне никто не запрещает делать мебель. Мне больше ничего не надо. Я счастливый человек, ведь я занимаюсь тем, что мне нравится. Это такое счастье!", – заключил Макса Ибрагимов.

Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0

0 комментариев

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+