Там за рекой была совсем другая цивилизация. Из мира мы попали в хаос – узбекистанец о войне в Афганистане
Общество

Там за рекой была совсем другая цивилизация. Из мира мы попали в хаос – узбекистанец о войне в Афганистане

6182

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Прошло больше 30 лет с момента вывода контингента советских войск из Афганистана, однако в памяти тех, кто там служил, эта война до сих пор отзывается отголосками былых событий.

В беседе с корреспондентом Podrobno.uz руководитель общественной организации "Шурави" Тухтасин Ташпулатов вспомнил о том, как был на волосок от смерти, как ему приходилось терять боевых товарищей и бороться не только с боевиками, но и разгуливающими по стране болезнями. На войне они лишились самого ценного – здоровья. И сегодня государство не желает принимать это во внимание.

"После развала Союза все законы потеряли свою силу. В годы независимости у афганцев забирали одну льготу за другой. Главное, чего нас лишили – это бесплатная медицина. Сегодня многие афганцы не имеют доступа к своевременному лечению. Многие клиники и здравницы стали частными или акционерными. Недавно ходили за путевкой в санаторий для нашего инвалида. Нам сказали: приходите в январе 2031 года, ваша очередь подойдет. Как это понимать?", – с горечью рассказал он.

Нас не прельщали материальные блага

3.jpg

Афганистан в моей судьбе случился благодаря моему характеру. Я всегда спорил, если видел несправедливость. В те годы я окончил профильное училище, имел четвертый разряд и работал по специальности, поэтому в военкомате меня направили в строительный батальон.

Я возмутился тем, что они приняли во внимание только эту сторону. Ведь я готовился к настоящей службе: у меня юношеский разряд по стрельбе, звание кандидата в мастера спорта по самбо. Мне хотелось пройти эту школу солдатом с оружием в руках, а не лопатой на стройке, а после армии вернуться домой, подарить племяннику ремень и гордо рассказывать, как служил в Советской армии, прыгал с парашютом и все в таком духе.

При этом те, кто служил в строительных батальонах, получали по приезду 2-3 тысячи рублей, многие возвращались со службы на машинах. Однако материальные блага были для меня на второстепенном месте. Тогда ведь мы жили совсем в другом государстве, были уверены в завтрашнем дне. Бесплатное образование, медицина, спортивные секции, пионерский лагерь и абонементы на посещение концертного зала. Наша семья считалась малообеспеченной, поэтому меня одевали и обували за счет государства. Оно обеспечивало всем.

Для многих военная служба была в какой-то мере романтикой. Все ребята, из какой бы семьи они не были, рвались на срочную военную службу – и из обычных семей, и дети чиновников, и выросшие в детском доме. Большую роль, конечно, играла идеологическая работа. Многие хотели доказать и себе, и окружающим, что "я мужик". А отдать долг Родине было высшей честью.

15.jpg

Военком на мое возмущение посмеялся и сказал: "В десантники метишь? Или в танкисты? Ну, я тебе устрою!" Так, у меня в приписном появилась пометка – команда 20А. Конечным пунктом службы этой команды был Афганистан. Взяв во внимание мой напористый характер, меня направили в Ашхабад на сержантские курсы. Полгода мы проходили подготовку в Кишинском полку.

Мой двоюродный брат также был в этой команде. На войне он получил ранение, вернулся инвалидом. Поэтому, когда я написал матери письмо, и сообщил, где прохожу службу, моя тетя ей сказала: собирай вещи, твой сын попадет в Афганистан! Через 20 дней после моего прибытия сюда, они приехали навестить меня. Моя мама – инвалид, когда увидел ее на КПП, я не смог сдержать слезы.

8.jpg

Два пути

Через полгода подготовки началась отправка солдат в Афганистан. Я был в числе первых, и снова из-за характера. Я подрался с одним курсантом, отстаивая свою честь. Передо мной стояло два пути: дисциплинарный батальон либо отправка добровольцем в Афган. Первый путь был позорным, многие тогда специально нарушали правила, чтобы не ехать на войну и отсидеться в дисбате. В таком случае семье бы отправили письмо со словами: "За подрыв военной дисциплины…" Конечно, я вызвался добровольцем.

1.jpg

17 мая 1987 года наш отряд перешел Хайратонский мост. Мы даже не представляли, что там за речкой будет совсем иная цивилизация. Из государства, где мирно, тепло, все благоустроено и зелено, мы, как будто бы, попали в холодильную камеру. Здесь песчаные барханы, каждую субботу афганец (сухой ветер с пылью и песком) как по расписанию дует, дышать было нечем.

Когда мы учились, нам давали всего три патрона для стрельбы, после чего мы отчитывались, отдавая гильзы. Тут же творился хаос, боевое оружие и боеприпасы бесхозно валялись повсюду. Да и отношение к жизни здесь было совсем иным. Мы понимали, что такая жизнь может сломать человека, что в таких условиях главное – сохранить человечность.

Нас поместили в карантинную зону при границе на 10 дней для адаптации. Затем приехали "покупатели", началось распределение. У многих был недокомплект, всем требовались бойцы, но их поступало ограниченное количество, поэтому приехавшие "торговались" как могли. Меня и еще пятерых ребят забрали в Ташкурган, это примерно в 70 километрах от границы между Афганистаном и Узбекистаном.

Наша часть располагалась в конце пустыни в 20 километрах от гор. В округе не было ни единого дерева. Мы жили в бараках, минометчики – в палатках. В этой местности пробурили скважину и стали добывать воду. Вкус у нее был отвратительный, она была источником различных болезней. Поэтому здесь работали командированные сотрудницы санэпидемстанции, они обрабатывали и очищали ее химикатами. Мы ее также кипятили и обеззараживали верблюжьей колючкой. Вода впоследствии стала точкой притяжения поселенцев, и вскоре здесь вырос кишлак.

Без имени-1.jpg

Правила, написанные кровью

Я ненадолго здесь задержался. Через неделю меня направили в командировку в город Айбак. Там требовался связист, и я, прошедший специальную подготовку, знавший русский и узбекский языки, больше всех подошел на эту позицию. Почти четыре месяца я там служил. Там же по глупости мог и распрощаться со своей жизнью.

По 12 часов в сутки мы с напарником сидели за аппаратурой на вышке. Однажды в первые дни я встал на ночную смену и, чтобы оклематься после сна, вышел на пяточок, чтобы покурить. В учебке курили же, подумал я. И вдруг что-то засвистело в воздухе. Не успел я опомниться, как руки напарника затянули меня внутрь. Я сначала возмутился, а потом, когда снизу наши начали стрелять, я понял, что он мне жизнь спас.

Стрелявший увидел искру от сигареты, но из-за маскировочной сети промахнулся. Так я осознал, что война ошибок не прощает. Каждая строка устава написана кровью. Самонадеянность выветрилась, я начал осторожничать, анализировать свои действия.

Счастливая случайность

Через три с половиной месяца я приехал в свою часть за письмами из дома. Я писал своим родным с места своей командировки, но не получал ответных сообщений. В части накопилась целая стопка. Как оказалось, они очень тревожились, ведь я просто рассказывал, как у меня дела, не отвечая на их вопросы.

Без имени-2.jpg

В результате меня оставили в полку. Однако вскоре нас направили в Мазари-Шариф охранять завод азотных удобрений. До сих пор помню один случай, который здесь произошел.

Ночь. Вдруг у соседней заставы раздается автоматная очередь, она означала тревогу, нападение. В таком случае с каждой заставы выезжала группа бойцов на помощь. Началась перестрелка. Когда расцвело, мы осмотрели периметр и обнаружили 12 вражеских тел.

Как выяснилось потом, молодой часовой уснул на своем посту. Застава находилась на возвышенности. Снизу незаметно, миновав мины и сигналки, подкралась группа подготовленных боевиков. Они вспугнули птицу, которая вылетела перед этим часовым. Он от испуга и пальнул. В ответ началась стрельба по часовому. Если бы не эта случайность, они бы бесшумно вырезали всю заставу.

В одной из таких стычек с моджахедами мы потеряли нашего однополчанина Мотуса из Львова. Он получил обширное ранение в области живота. Врачи оперировали его при местном наркозе, поэтому другому нашему сослуживцу Шимкусу из Прибалтики пришлось держать его голову. Три часа он провел в таком положении под напряжением, что потом не мог разомкнуть рук. Мотуса посмертно наградили орденом Красной звезды. Половина города встречала его на вокзале на Родине.

Подорванные здоровье и планы

Многие служившие в Афганистане сегодня вспоминают дедовщину. Да, существовала определенная иерархия, однако сейчас это преподносится искаженно. Бывали случаи издевательства старослужащих над вновь прибывшими, однако главным принципом этой иерархии было обучение неопытных бойцов к новым реалиям, исключение национализма и землячества. На боевых выходах или при нападениях молодым первое время не давали даже высунуться. Их задачей было заряжать своим сослуживцам магазины.

Старшие обучали новобранцев и бытовым правилам. Например, после каждого приема пищи необходимо было все обязательно помыть и прокипятить. Делалось это не из чьей-то прихоти. Более 90% всех служивших в Афганистане переболели инфекционными болезнями, даже те, кто отрицает это. Многие переносили болезнь на ногах, поскольку было либо зазорно, либо боязно ложиться в больницу, поскольку там можно было подцепить что-нибудь еще вдобавок.

Буквально перед дембелем меня также сразила инфекционная болезнь, я попал в госпиталь. Вернулся домой в 1989 году. Долечивали уже в Фергане. Наплыв в госпиталях был очень большой, медучреждение на 50 пациентов тогда вмещало в себя человек 200.

14.jpg

Я хотел продолжить спортивную карьеру, однако не выдержал даже трех минут спарринга. Из-за подорванного здоровья и курения была сильная одышка, язык вываливался наружу. Во ВТЭК хотели мне присвоить инвалидность второй группы, но я отказался, стыдно было. Меня предупреждали: "Ты станешь обузой для общества, 2-3 месяца поработаешь, а затем больничный попросишь. Куда ты со своим подорванным здоровьем?"

В 20 лет я пришел к себе в ЖЭК снова устраиваться на работу. Не хотели брать, отправляли на стройку. Добиваться справедливости пошел к парторгу, положил партийный билет на стол, который достался мне в награду за службу. Тот искренне удивился: у 20-летнего пацана партбилет! Отношение сразу поменялось: "Чем могу быть полезен?", – ответил он. До сих пор удивляюсь такому лицемерию.

Я добился своего, но тогда во ВТЭК как будто в воду глядели. Через три года здоровье дало о себе знать: 24 дня я пролежал в госпитале, 24 провел в санатории, 24 – в отпуске, еще 15 дней – в отпуске за свой счет. В итоге меня попросили освободить место. Я долго мыкался, работал в частном секторе, ремонтировал квартиры. Так началась моя гражданская жизнь.

Перестроечный бардак

После развала Союза все законы потеряли свою силу. За годы независимости у афганцев забирали одну льготу за другой. Все, что мы сегодня имеем, – это бесплатный проезд в общественном транспорте (при этом на пригородных маршрутах это право ущемляется кондукторами, и наверху с этим ничего не могут сделать), освобождение от налога на землю и имущество, денежная компенсация за оплату коммунальных услуг соразмерная 1,5 килограмма мяса (раньше мы оплачивали 50% от стоимости потребляемых ресурсов).

Главное, что у нас забрали – это бесплатная медицина. Ведь на войне мы лишились самого ценного – своего здоровья. При СССР мы два раза в год проходили медкомиссию, раз в год получали лечение в госпитале и санатории. Лекарства, услуги по протезированию зубов и конечностей тоже были бесплатными. Сегодня многие афганцы не имеют доступа ко всему этому. Клиники и здравницы стали частными или акционерными. Недавно ходили за путевкой в санаторий для одного нашего инвалида. Нам сказали: приходите в январе 2031 года, ваша очередь подойдет…

Согласно соглашению, которое Узбекистан ратифицировал, инвалиды имели право каждые пять лет покупать машину по цене завода, инвалиды первой группы – получать бесплатно. Однако об этом даже можно и не говорить.

Удивительно, но среди стран СНГ только в Узбекистане нет закона о ветеранах. У нас есть разрозненные решения и подзаконные акты отдельных ведомств, которые противоречат друг другу. В хокимиятах отказывают в помощи афганцам, потому что в документах нет их как отдельной категории, которым полагается поддержка. Хотя многие афганцы относятся, например, к категориям малоимущих или инвалидов. Я не понимаю этого! Как потом воспитывать молодежь в духе патриотизма при таком отношении к ветеранам?

9.jpg

В 2020 году мы официально зарегистрировали общественную организацию "Шурави". Стали работать в направлении восстановления льгот для ветеранов афганской войны. Вопрос стоит остро: каждый месяц ребята умирают от последствий той войны.

Двоюродный брат, который служил до меня в Афганистане, тоже рано ушел из жизни. Болячки, которые там заработал, сказались на здоровье. Там, где он служил, ребята часто оставались голодными, питались всем, что попадалось. Конечно, речь не идет о полном излечении. Но можно поддержать их состояние, чтобы продлить им возможность радоваться мирной жизни, чтобы они чувствовали заботу своего государства.

Мы до сих пор воюем

О службе в Афгане не жалею. Если бы сегодня, как тогда, передо мной стоял выбор, я бы повторил свой путь. Не для того, чтобы снова взять в руки автомат и воевать: после двух лет в обнимку с оружием у меня выработалось отвращение к нему. Но у всего есть как отрицательная, так и положительная сторона. Именно там сформировался мой характер. Там я еще больше начал ценить дружбу, различать людей, ведь на войне они раскрывают свою истинную сущность. Были среди нас и предатели, шакалы, но были и очень хорошие люди, которых не стыдно назвать братьями. Это большой опыт.

4.jpg

Защищать Родину – долг каждого. Но я бы не пожелал нынешним и будущим поколениям увидеть, что такое война, перенести огромный психологический стресс, потерять друзей. События, которые я видел воочию, до сих пор не уходят из памяти. Иной раз они снятся мне во сне в мельчайших деталях.

Мы не управляем своим подсознанием. В семье уже все привыкли к тому, что я часто брежу. Многие наши ребята побывали в таких передрягах, что даже просто закемарив, они начинают дергаться. Спустя столько лет мы до сих пор воюем. 

Над проектом работали: Зарина Тохирова, Александр Ким, Андрей Тешаев.

Фото из личного архива Тухтасина Ташпулатова.


Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0

3 комментария

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+