Загрузка
Загрузка
Законы не спрятаны в чьем-то сейфе. Их можно и нужно изучать – юрист проекта “Немолчи”. Подкаст
Общество

Законы не спрятаны в чьем-то сейфе. Их можно и нужно изучать – юрист проекта “Немолчи”. Подкаст

4465
Загрузка

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. В Фергане муж жестоко избил жену за разговор по телефону. В Ташкенте задержали мужчину, который избил жену и малолетнего ребенка. В Кашкадарьинской области отец избил свою 14-летнюю дочь палкой. Мужчина домогался девушку на остановке возле Северного вокзала. Правоохранители задержали пенсионера, который домогался 13-летнюю девочку в автобусе. 

Подобные заголовки новостей о правонарушениях и преступлениях против женщин и подростков стали обыденностью. При этом удивляет тот факт, как часто и с какой жестокостью, непринужденностью, а порой и убежденностью в своей правоте люди совершают подобные действия. Утвержденные в апреле поправки в законодательство, обеспечивающее защиту женщин и детей от насилия и притеснения, вселяют надежду, что ситуация, наконец, изменится. 

Однако большую роль в искоренении проблемы играет правовая грамотность самих девушек и женщин, которые попали в такие ситуации. В этом вопросе Узбекистан очень отстал, считает юрист проекта против насилия “Немолчи” Мадина Очилова. Ведь порой жертвы насилия и домогательств даже не знают, куда обращаться, на какую помощь могут рассчитывать. 

Какие методы самообороны помогут защититься от приставаний на улице? Что делать, если тебя бьют дома? Почему некоторые женщины не хотят бороться за собственное счастье, предпочитая терпеть унижения и побои? Читайте обо всем этом в нашем материале. 

насилие2.jpg

– Вы участвовали в разработке и обсуждении поправок в законодательство, обеспечивающее защиту женщин и детей от насилия. Что было самым сложным? Насколько этот документ помог продвинуться в этом вопросе? 

– Всё началось с апреля прошлого года. Я фактически включилась в процесс только осенью, когда основной текст законопроекта был уже готов. Конечно, некоторые статьи, особенно касательно домашнего насилия, давались тяжело. Многие боялись, что это приведет к чему-то ужасному. Хотя ничего не произошло: живем дальше, как жили. 

Очень тяжело проходило обсуждение статьи, ужесточающей наказание за сексуализированные преступления в отношении несовершеннолетних, в частности по факту заведомости о возрасте жертвы. Мы практически разругались со всеми, настолько была жаркая дискуссия. На этом вопросе мы застряли на несколько часов, каждая из сторон приводила свои аргументы. 

Внесенные поправки – это малая капля того, что мы планировали сделать. Но криминализация домашнего насилия – это уже огромный шаг. Поэтому считаю, что в целом мы достаточно хорошо продвинулись в этом вопросе. Прежде за бытовое насилие привлекали по статьям Административного или Уголовного кодексов за телесные повреждения разной степени. Однако избиение в семье не может быть приравнено, например, драке на улице. Здесь нужно учитывать факт совместного проживания жертвы и агрессора, а также то, что у жертвы не всегда есть возможность и решительность, чтобы обратиться в правоохранительные органы. 

Конечно, предстоит еще очень много работы. К примеру, нам не удалось исключить возможность примирения из соответствующих статей Уголовного кодекса. Мы пытались объяснить, что есть такие моменты, которые не оставляют женщине другого выбора. Как правило, ей некуда идти, у нее нет средств к существованию. Если мужа накажут, ему грозит лишь штраф или 15 суток ареста, но он в любом случае вернется домой и продолжит истязать. 

Как правило, женщина, столкнувшаяся со сложной жизненной ситуацией, не может вернуться в родительский дом: там живет семья брата, или ее просто могут не принять обратно, ибо это позор. На улицу с детьми – тоже не вариант. Так как она уже много лет находится в декрете, то уже стала не востребованной как специалист и не может обеспечить себя и детей. Работодатели тоже не горят желанием брать на работу женщину, у которой дети погодки. Да, законом прописано, что отказ на этом основании недопустим, но кто на это смотрит? И как часто женщины пытаются оспорить отказ в приеме на работу в судебном порядке? Для этого, как минимум, нужны силы, время и хотя бы деньги на проезд. У некоторых и вовсе нет ни образования, ни профессии. 

Кроме того, женщина, которая долго живет в среде насилия, морально подавлена, поэтому у нее нет ни материальных, ни внутренних ресурсов, ни поддержки окружающих, чтобы бороться. Это безвыходная для нее ситуация, ей больше некуда деваться, поэтому у нее нет другого пути, кроме как забрать заявление. 

Также, к сожалению, не прошла в закон статья касательно преступлений с использованием интернета, в частности, онлайн-груминга. Из того, что происходит сейчас, а также из поступающих нам обращений, мы видим, что она была необходима. 

Онлайн-груминг – это формирование доверительных отношений с ребенком с целью его сексуальной эксплуатации/сексуального насилия. Его целью является получение интимных фото/видео ребенка для последующего шантажа и вымогательства у него денег/более интимных материалов или встреч. 

Взять хотя бы один из последних случаев: молодая женщина покончила жизнь самоубийством из-за ссоры с отцом по поводу ее фотографий, опубликованных в одном из Telegram-каналов. Подпись под фото говорила, что она якобы предоставляет интимные услуги. Эти каналы – огромная проблема. Надеюсь, что после случившегося резонанса это дело доведут до конца и тех, кто опубликовал эти фото, также привлекут к ответственности. 

Конечно, это сложный вопрос. Во-первых, проблема в том, что практически никто не обращается. Во-вторых, найти владельцев этих каналов или аккаунтов практически невозможно. К тому же любую переписку в мессенджере можно удалить. 

– Куда обращаться и что предпринять женщине, которую преследуют на улице, подвергают физическому или психологическому насилию дома? Какие возможности предусмотрены законодательством для каждого отдельного случая? 

– Самое первое, что нужно предпринять в любой ситуации – это обратиться в правоохранительные органы. В случае с бытовым насилием некоторые говорят: "Мне было очень плохо, поэтому я не смогла пойти к участковому и написать заявление". Необязательно ходить куда-то, достаточно позвонить 102. 

По обращению в зависимости от ситуации и времени суток на место вызова должен приехать либо участковый инспектор (к примеру, бытовые ссоры в дневное время), либо ближайшая дежурная бригада ППС (сильное избиение в вечернее и ночное время). Заявление можно написать и передать прибывшим сотрудникам внутренних дел. Если жертва насилия не может написать заявление самостоятельно, то есть возможность запротоколировать заявление с ее слов. Бывают случаи, когда женщина даже ручку не может держать, так сильно ее избили. Вопрос о возбуждении дела или отказ в этом должен быть решен в течение 10 дней. 

Если у жертвы нет возможности покинуть дом или она не хочет вызывать каких-то подозрений и новой вспышки агрессии у тирана, можно попросить вызвать скорую. Врачи зафиксируют побои. По внутреннему протоколу скорая также обязана сообщить о случившемся в органы внутренних дел. 

Можно намекнуть, чтобы вас госпитализировали. Таким образом вы можете покинуть дом. Это всегда работает. Вопрос в том, как себя ведет сама жертва. Даже после самых жестоких побоев с переломами ребер и сотрясениями мозга женщины просят не сообщать об этом в милицию, боятся вообще обращаться за помощью и лечатся дома, руководствуясь привычными аргументами "что скажут люди", "куда я пойду, "я родителям не нужна" и так далее. 

Этим способом можно воспользоваться также, если стражи правопорядка не спешат к вам на помощь. Знаю по своему опыту. В соседнем доме женщина истошно кричала из окна, что ее убивают. Время было примерно 12 часов ночи. Я позвонила в милицию. Они приехали к первому часу ночи. К этому времени женщина уже перестала кричать. Свет в окне погас. 

Прибывшие сотрудники поднялись в квартиру и вернулись ко мне со словами, что к ним вышел муж женщины и сказал, что с ней все в порядке. Но кричал ведь не мужчина, они обязаны были позвать ее и проверить ее состояние. Однако они решили не вмешиваться в дела чужой семьи. Что это не их дело решили и соседи, которые торчали в окнах. Никто из них не спустился. Это ужас – жить в окружении тех, от которых ты никогда не получишь поддержки. Я считаю, что это один из факторов увеличения случаев суицидов. 

Если имело место избиение или сексуальное насилие, то в течение 24 часов правоохранители должны направить жертву на судебно-медицинскую экспертизу. Судмедэксперты работают круглосуточно. Делать ее имеет смысл в течение первых трех дней, однако лучше – сразу. В случае с изнасилованием велика вероятность, что биоматериал будет утрачен и доказать, что насилие имело место, станет фактически невозможно. Доказать факт побоев можно даже спустя три дня (синяки не проходят сразу), однако своевременная экспертиза поможет установить степень тяжести телесных повреждений, отчего будет зависеть квалификация дела и степень наказания агрессора. 

К сожалению, женщины очень часто нам пишут, что их избил муж, но это было две недели назад, на теле не осталось следов, но есть фотографии. Судмедэкспертиза никогда не проводится по фотографиям. Был кейс, когда факт избиения доказали по медицинской карте. Мужчина бил жену, она обращалась в частные медучреждения, говоря, что сама ударилась или упала. Когда это произошло в очередной раз, она обратилась в правоохранительные органы, сообщив о систематическом рукоприкладстве. Протоколы врача, который фиксировал в медицинской карте характер повреждений, позволили установить факт систематического избиения и возбудить дело на домашнего тирана. 

Наряду с физическим и сексуальным насилием законом теперь предусмотрено наказание за экономическое и психологическое насилие, которое определяется как непредоставление возможности учиться, работать или видеться с родственниками. 

Но тут не все так однозначно: проявление психологического насилия может быть куда шире. Одной из форм психологического насилия, к примеру, является газлайтинг – обесценивание, вселение неуверенности и прочие манипуляции, призванные выставить личность дефективной, ненормальной. За это не предусмотрено санкций, но в таких случаях можно получить охранный ордер. За нарушение правил этого документа агрессор может быть арестован на срок до 15 суток. 

В соответствии с внесенными поправками, которые вступят в силу уже через месяц, срок охранного ордера через суд по уголовным делам может быть продлен до 1 года (сейчас его можно продлить на 30 дней). Но мне пока непонятен механизм того, как будет происходить это продление. Надеюсь, появится инструкция, в которой будет прописано, как он выдается, кто должен присутствовать при его выдаче, и которая будет доступна всем. 

Что касается домогательств – за это правонарушение появилась статья в Административном кодексе, которая вступила в силу сразу. В Уголовный кодекс статью о домогательствах не включили, поэтому в случае повторности действия или более тяжелых его последствий скорее всего будет применяться универсальная статья "хулиганство". Ведь изначально при обсуждении статьи о домогательствах было предложение расширить именно эту статью в Административном и Уголовном кодексах, добавив дополнительные части. Это не совсем то, что нужно было. Природа у хулиганства и домогательства разные. К тому же, в таком случае статья о хулиганстве стала бы не просто универсальной, а единственной работающей. 

Кроме того, проект "Немолчи" собрал полезные контакты для переживших насилие. Информацию об этом можно посмотреть здесь. 

– На какую помощь от государства и общества, возможно, каких-то негосударственных организаций может рассчитывать женщина в такой ситуации? 

– В таких ситуациях женщина может попросить размещения в шелтере. В Узбекистане свою работу ведут как государственные центры реабилитации и адаптации женщин, пострадавших от насилия, и предупреждения суицидов, так и несколько частных шелтеров. 

В государственные реабилитационные центры нельзя просто так прийти и попросить, чтобы вас приняли. Для этого обязательно нужно обращение в правоохранительные органы и наличие охранного ордера. 

Частные шелтеры создавались на волонтерских началах простыми людьми, которые не могут пройти мимо чужой беды. Это "Рахмдиллик" в Самаркандской области, "Ойдин нур" в Бухаре, "Мехржон" в Ферганской области. Сюда могут обратиться за помощью абсолютно все, кому нужна помощь. Но, конечно, женщина не может жить там вечно. В этом и заключается большая проблема. 

– Законодательная база – это основа. Каким должен быть следующий шаг, по вашему мнению? 

– Это уже зависит от правоприменителей – тех, кто на местах будет принимать эти заявления и возбуждать дела. Кроме того, стоит заняться просвещением среди населения. Нужно начинать уже со старших групп в детских садах, учить детей, что у них есть их права. Обязательно нужно вводить предмет о правовой культуре в школах. Они должны знать, что, если дома происходит что-то плохое, они не должны молчать об этом. Очень часто дети закрываются в таких случаях. 

Я очень надеюсь, что у нас когда-нибудь появится Министерство социальной защиты, которое помогло бы решить множество вопросов в этой сфере. В частности, большой вопрос – дети, воспитывающиеся в специализированных воспитательных учреждениях. Это выброшенные дети, у которых после выпуска из детского дома зачастую ничего – ни крыши над головой, ни поддержки государства. 

Взять нашумевшее "хорезмское дело" [группа чиновников-педофилов насиловала девочек из местного детского дома – прим. редакции]. Полагаю, оно не единственное в своем роде. Что творится в других детских домах? Кто занялся этими девочками после резонанса? Что с ними сейчас? Сколько еще таких детей на воспитании в таких же детских домах? Поэтому работы очень много. 

Также я считаю, что нам нужно внедрить обязательное заключение брачного договора и утвердить хотя бы его типовую форму. Кто-то говорит, что это не соответствует нашему менталитету, религии. Если обратиться к религии, то изначально никах – это тот же самый брачный договор, просто словесный: представители молодых договариваются о будущих обязательствах молодоженов. Есть понятие махра. 

В реалиях светского государства семейным кодексом у нас предусмотрен брачный договор. Однако мало, кто этой возможностью пользуется. Если я не ошибаюсь, за 2021 год было зарегистрировано чуть больше 100 брачных договоров. На самом деле, этот документ позволяет решить множество вопросов. 

Ведь, как обычно, у нас это бывает: семья невесты, к примеру, подарила мебель, семья жениха – телевизор, украшения и так далее. При разводе очень часто девушку просто выгоняют ни с чем. А мебель, которую она принесла в дом мужа, там и остается, как плата за свадебные расходы и проживание в этом доме. 

Нам раньше очень много писали об этом, поэтому мы даже выпустили серию статей, где разъясняли, что такое добрачное имущество и как его можно вернуть. Вернуть его можно только через суд, потому что все приобретенное до брака является имуществом стороны, которая это имущество купила. Кто в суде доказал больше, тот больше добра и получает. Но чеки ведь никто не сохраняет, кто кому какие подарки подарил нигде не регламентируется. Поэтому самое лучшее – это прописать все в брачном договоре. Это, конечно, мелочность, но очень полезная и правильная. 

Многие говорят, что брачный договор – это планирование будущего развода. Нет, это планирование вашего спокойствия в будущем, в том числе от непредвиденных ситуаций. Была одна показательная ситуация: супружеская пара владела несколькими объектами недвижимости и машинами. На мужа завели уголовное дело по статье, которая предусматривает конфискацию имущества. Благодаря тому, что у них был брачный договор, жена отстояла свою часть имущества, и на неё не обратили конфискацию. Брачный договор также спасает и от притязаний каких-то родственников. 

– Глядя на текущую ситуацию, можно отметить большую правовую безграмотность среди женщин. Как думаете, почему так происходит? Это естественное явление или кому-то выгодно делать женщин беспомощными? 

– Вопрос правовой безграмотности – это, действительно, очень большая проблема. Иногда в бот "Немолчи" и комментариях пишут по самым элементарным вопросам. Женщины часто спрашивают, как получить у мужа квартиру после развода. Мол, троих детей родила, он ей должен, это в законе прописано. Спрашиваешь, в каком законе она это прочитала, ответить не может. 

После развода у женщины есть право проживания в той жилплощади, где она жила во время брака. Есть условия для этого: иметь прописку или являться членом семьи собственника этой жилплощади, также в последние 6 месяцев она должна постоянно там проживать. Если женщине не дают доступа к жилью, то она через суд имеет право принудительного вселения. Но никто не обязан предоставлять ей отдельную жилую площадь. 

Также нам постоянно пишут что-то вроде "я боюсь подавать на развод, потому что мне муж сказал, что меня посадят" или что "нужно заплатить штраф". За это нет никакой статьи, это волеизъявление гражданина. Возможно, они путают госпошлину со штрафом. С 1 мая госпошлина составляет 660 тысяч сумов. 

Иногда бывает так, что женщина хочет подать на развод, но не желает ходить в суд и смотреть на своего мужа-агрессора, аргументируя тем, что "он будет выводить, чтобы выставить неадекватной". Тут нужно отметить, что, если какая-то из сторон в рамках бракоразводного процесса не явится в суд, ей не придется нести за это ответственность. 

Это не то судопроизводство, которое требует принудительного привода. Иск рассмотрят либо без вас, либо оставят без рассмотрения. По закону интересы в суде также может представлять адвокат или близкий родственник. Но что делать, если у нее нет денег на адвоката, нет близких родственников? Конечно, есть адвокаты, которые берутся за такие дела бесплатно, но это большая редкость в условиях товарно-денежных отношений. 

Поэтому считаю, что правовую грамотность нужно нести в массы. Гвоздем в голову вбивать, что нужно читать законы. Они ведь не находятся в чьем-то сейфе. Они доступны для изучения. Если что-то непонятно, то сейчас очень много разных групп и каналов в различных социальных сетях, где адвокаты и юристы дают бесплатные советы и первичные юридические консультации. Бот "Немолчи", группа "Адвокаты Ташкента", "Адвокаты Узбекистана". Очень полезен сайт и канал центра "Мадад", где собрано очень много образцов различных документов и полезной информации, разъясненной доступным языком. Кроме того, там также можно получить первичную консультацию. 

Некоторые юристы ведут свои личные каналы и блоги. Однако они не растиражированы. Какой-нибудь канал с желтыми новостями имеет больше подписчиков, чем полезные каналы о правовой грамотности. Кроме того, сейчас практически на любом даже не очень крупном предприятии есть юридическая служба. И если в вашей компании есть такая служба, можно пойти и проконсультироваться там. 

Конечно, я не хочу всех подряд обвинять в безграмотности. Некоторые женщины, действительно, живут в вакууме, не имеют профилей, доступа к интернету в целом. Не говоря уже о знаниях, как всем этим пользоваться. Это обстоятельства, и они не виноваты, что попали в них. Кроме того, в вопросе правовой безграмотности большую роль играет неуверенность в себе, ведь женщине с детства вбивали в голову стереотипы, с которыми мы сегодня имеем дело. 

Кроме того, у нас многие любят перекладывать ответственность на других. В этом нет ничего удивительного, ведь многие с детства не имеют права голоса и критического мышления. За них все решали родители: в какую школу пойти, какую профессию выбрать, куда пойти работать, с кем строить семью и так далее. В европейских странах дети имеют право голоса, а после своего совершеннолетия стараются уехать куда-нибудь подальше, чтобы начать самостоятельную жизнь. Дети в Узбекистане до последнего привязаны к папиным брюкам и маминой юбке. Да и не все родители отпускают своих детей в свободное плавание. 

Поэтому я пожелала, чтобы женщины начали понимать свои личные границы, что их жизнь принадлежит только им. Что замужество – это не единственная цель в жизни. В первую очередь нужно учиться, реализоваться в профессии. Ведь если девушка не успела поработать до замужества, набрать опыта, у нее скорее всего не будет никакой финансовой подушки. 

При этом финансовый вопрос – самый больной. Проблемы, упирающиеся в финансы, останавливают практически всех. Когда женщина зависит от мужчины в плане финансов, она не напишет на него заявление, не подаст на развод, не уйдет от него, потому что нет средств, чтобы снять квартиру, а родители не принимают обратно. Даже если ей есть куда уйти, но нет возможности работать, поскольку у нее маленькие дети, которых не с кем оставить, она не уйдет и будет дальше терпеть и надеяться, что когда-то все нормализуется. 

Однако здесь дело не только воспитания в семье. Также нужно все это включать в образовательную программу в старших группах детских садов, школах. Не знаю, какая сейчас программа в школах, но нас в свое время не учили основам правовой грамотности. О своих правах я узнала, когда поступила в юридический колледж. Мне даже мысль не приходила в голову, что они у меня могут быть. Хотя в продвинутых странах с раннего детства этому учат. 

Очень важно детям прививать правовые знания, чтобы в каких-либо ситуациях они знали, что делать и к кому обращаться. Знают ли дети в Узбекистане, что ребенок с 14 лет имеет право обратиться в суд и взыскать с родителей алименты? Согласно отчету, за один из прошлых годов всего лишь 1 ребенок воспользовался этим правом. Вот уровень нашей правовой грамотности. 

Бывают случаи, когда ребенку плохо в семье. Куда ему обращаться? Он этого не знает. Хотя он может прийти к учителю в школе и сказать, что его дома бьют, например. Учитель должен позвать представителя органа опеки и сообщить об этом в отдел по делам несовершеннолетних органов внутренних дел, которые должны этим ребенком заняться. Если с малых лет этому учить, то у нас уже будет соответствующее поколение. 

– Многие говорят о необходимости обучения женщин и девушек самообороне. При этом все помнят историю с брошенным в мужчину стаканом или инцидент со спортсменкой, которая смогла жестко ответить двум парням в Намангане. Как защитить себя, но при этом самой не сесть за решетку? 

– У самообороны есть определенные пределы, а в кодексе есть статья за превышение допустимой самообороны. И между самообороной и ее превышением очень тонкая грань. 

Конечно, нужно понимать, что если, например, на вас напали, а у вас есть нож, который вы достанете и начнете колоть им нападающего, то это будет классифицироваться как превышение. Если вы отбились и убежали, не оставив при этом у него серьезных повреждений – то есть он не упал, не ударился об камень, не умер, то все в пределах нормы. 

Самый лучший вариант – это оттолкнуть, сделать отвлекающий маневр и бежать. То есть не продолжать драку, потому что может возникнуть обоюдная ответственность. Никто не знает, чем это дальше обернется. Кроме того, у нападающего может быть при себе холодное оружие. 

У меня самой было несколько таких моментов. Один раз мне удалось сбежать. Место было не освещенное, рядом ни души, вокруг одни стройки. Когда я поняла, что преследователь начал приближаться, я присела. Он не понял, что я сделала, поэтому просто остановился. В этот момент я побежала. Как правило, у нападающего имеется свой сценарий в голове, поэтому, когда жертва начинает вести себя по-другому, он впадает в ступор, не понимая, что происходит. Это дает фору, чтобы предпринять какие-то меры. 

Для отвлекающего маневра можно использовать так называемые кричалки. Это небольшое устройство размером с пульт от машины, на котором всего одна кнопка. При нажатии на эту кнопку устройство издает очень громкий и противный звук, который повергнет в ступор человека, который нападает и даст несколько секунд, чтобы принять какое-то решение. Кроме того, внимание всех близлежащих домов вам обеспечена. Главное – вовремя менять батарейки. 

Также законом Узбекистана определены допустимые виды оружия для самозащиты – перцовые баллончики, электрошокеры и другие. Но на них обязательно нужно брать разрешение, регистрировать. 

– В комментариях канала "Немолчи" я встретила высказывание, что услуги психолога, юриста стоят денег, никто не будет слушать твои проблемы бесплатно. При этом в рамках своего волонтерства вы именно этим и занимаетесь. Что движет вами? 

– Мы все считаем себя сумасшедшими. Сейчас, действительно, такое время: никто не поможет просто так. Люди в большинстве своем стали больше заниматься собой: думают о том, как бы заработать, сделать себе приятно и комфортно. Я считаю, что нельзя оставаться в стороне, когда у кого-то беда. Никто никогда не знает, в какую ситуацию попадет. 

О проекте я узнала в 2021 году. И когда мне попалось на глаза объявление о том, что идет набор волонтеров, я отозвалась консультировать в юридическом боте. Бот был создан для оказания первичной консультации жертвам гендерного насилия. 99,9% обратившихся к нам – это женщины. Основная тематика обращений – семейные отношения. 

Мужчины пишут нам в том случае, если стали свидетелями какого-либо правонарушения: увидел избиение женщины супругом или фото знакомой девушки в интернете, под которым размещены порочащие ее честь надписи. Несколько раз писали несовершеннолетние парни, у которых абьюзивные отношения с родителями, которые спрашивали, как поступить, если папа бьет маму, послушают ли его в случае обращения в правоохранительные органы. 

Иногда нам присылают судебные документы для изучения (строго конфиденциально). Пару раз мы помогали практически с составлением исковых заявлений, жалоб и так далее. Но в таком случае мы чаще направляем на сайт Верховного суда, где есть все виды образцов заявлений как на узбекском, так и на русском языках по таким вопросам, как расторжение брака, подача на алименты, раздел имущества, вселение, которыми в основном загружен гражданский суд. 

Некоторые почему-то считают, что мы можем как-то воздействовать на правоохранительные органы или на прокуратуру, просят официально пойти куда-то, поговорить и разобраться с кем-то. Мы ни с кем не разговариваем, не выезжаем на места, не оказываем практическую помощь. Наш проект зарегистрирован как СМИ. Да, у нас есть консультация психолога и юриста, некоторые кейсы, пришедшие в бот, при согласии на огласку мы освещаем. 

В среднем поступает от двух до трех обращений в день. Иногда бывает очень много обращений, что мы не всегда успеваем, потому что в юридическом боте очень мало человек. 

Нас часто просят, не сообщать никому, что они писали, не разглашать имени и так далее. Поэтому хотела бы особо отметить, что у нас все анонимно. Бот так построен, что нам не видно имени того, кто к нам обращается. То есть приходит просто сообщение, на которое мы отвечаем. Документы, которые к нам иногда поступают, тоже просто удаляются, мы ничего у себя не сохраняем. 

Мы часто сталкиваемся с хейтом в комментариях. Удивительно, но есть люди, которые пишут гадости даже в юридический бот. В связи с принятием статьи о домашнем насилии некоторые и вовсе несут какую-то чушь: "у нас и так нет нормальных мужчин, теперь и оставшихся пересажают", "это чуждая нам культура", "это не подходит нашему менталитету". 

В последнее время слово "менталитет" меня ужасно раздражает, как и люди, которые в комментариях пишут о чем-то, аргументируя это менталитетом. Не давать учиться и работать, заставлять покрываться, не знать свои права – это не наш менталитет! Вежливо с рукой у сердца справляться о делах у соседей на улице, а потом прийти домой и начать колотить жену за неприготовленный обед – это наш менталитет? Я не подписываюсь под это понятие менталитета. Я не хочу, чтобы на меня распространялась эта культура насилия. Но это неизбежно, поскольку я живу в этой стране. 

Для всего мира и туристов – Узбекистан гостеприимный край с отзывчивыми людьми. Вот это наш менталитет. Такими мы должны быть и для себя, для наших родных и близких.


Загрузка
Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0

1 комментарий

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Другие новости

Загрузка....