Любовь, завернутая в TESTO. Замира Рахманова о сложностях ведения бизнеса в Узбекистане, пандемии и феминизме
Истории

Любовь, завернутая в TESTO. Замира Рахманова о сложностях ведения бизнеса в Узбекистане, пандемии и феминизме

13231

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Время идет, жизнь меняется, и определенно когда-нибудь женщины и мужчины заговорят на одном языке. В этом уверена очередная героиня нашего проекта "Женщины Узбекистана" – бизнес-леди Замира Рахманова. В интервью корреспонденту Podrobno.uz соосновательница TESTO by Zamira&Co рассказала о том, почему женщинам, и не только им, сложно делать бизнес в Узбекистане, выживании ресторанного бизнеса в карантин, страхах, дружбе и гармонии в семье.

Сложный бизнес

– Говорят, что вести бизнес в Узбекистане опасно. Правда, что если нет "крыши", то тебя задавят?

– Прямой опасности, конечно, нет. У нас можно делать бизнес, многие мои коллеги рестораторы и другие бизнесмены подтвердят это. Я бы сказала, что в Узбекистане вести бизнес – это непредсказуемо. Все нововведения почему-то очень непродуманные. Взять хотя бы ситуацию с коронавирусом: все новые правила на фоне пандемии принимаются, грубо говоря, за несколько часов до их вступления в силу. Что-то меняется с понедельника, и объявляют об этом в субботу или воскресенье ночью. Ты не можешь просто физически подготовить свою команду к работе в новых условиях.

Непредсказуемость в бизнесе – первый враг. Это вводит тебя в режим какого-то спринта. Нужно все время держать руку на пульсе и делать все быстро – адаптироваться и принимать тактические решения по временным, финансовым и человеческим ресурсам. Все это очень энергозатратно. Поэтому быть бизнесменом в Узбекистане – это скорее авантюра. Ты практически никогда не расслабляешься, тебя всегда держат в тонусе и со стороны государства, и со стороны партнеров, и какие-то внешние факторы.

В целом в стране есть свои особенности взаимоотношений и общения в бизнесе. Например, у меня был опыт работы с международными компаниями, где все делается четко по обговоренному плану и дедлайнам. Однако в Узбекистане, когда ты заключаешь с кем-то договор, в ходе сотрудничества могут вдруг меняться обстоятельства и факторы, которые ты не закладываешь в изначальную стратегию работы. Поэтому всегда приходиться наспех подстраиваться. Внешние факторы и партнеры постоянно вносят свои коррективы. Но думаю, это скорее про восточную ментальность, а не сам рынок.


– В соцсетях часто пишут о давлении со стороны хокимиятов на ресторанный бизнес. Вы сталкивались с этим?

– Открытого давления не испытываешь, но у нас были разные кейсы с властью. Например, наше TESTO на Шота Руставели выстрадало многое: сначала снесли баннер, а недавно без объяснений хотели убрать наш микроклимат. После таких событий складывается ощущение, что бизнес и власть не в одной лодке.

В развивающихся странах власти обычно помогают малому и среднему бизнесу, потому что он приносит налоги в казну, трудоустраивает немало людей, да и к тому же общепит – одно из звеньев туристической сферы, именно мы выступаем лицом страны и города, когда к нам приходят иностранные гости. Однако в Узбекистане к предпринимателям такое отношение, как будто мы все время чего-то должны, а общепит так вообще первый попадает под раздачу. И это очень сильно расстраивает, потому что ты не можешь до конца полагаться на власть.

Сейчас, конечно, мы урегулировали наши взаимоотношения с хокимами районов, где располагаются две наши точки. Они идут нам на встречу, относятся с пониманием. Но мне, кажется, такие дружеские взаимоотношения между властью и бизнесом должны быть по умолчанию, а не так, что мы садимся за стол переговоров только после какого-то происшествия. Но то, что власть стала проявлять интерес и прислушиваться к нашим проблемам, для меня достаточно теплый и положительный признак.

– Как вы пережили карантинные ограничения? Был ли опыт, связанный с пандемией, только негативным или удалось извлечь что-то полезное из всего этого?

– Это была проверка на кризис менеджмент, насколько мы можем адаптироваться под новые реалии. Не могу сказать, что для нас это был только негативный опыт. Позитив был с точки зрения сплоченности команды, мы увидели, насколько даже в кризисные ситуации мы можем мобилизоваться и выдавать хорошие результаты. Да, мы помучились и понервничали, но наша система показала свою прочность.

В первый карантин мы потеряли почти 80% дохода, потому что работали только на доставку. Но так как люди были дома, они готовили сами и особо не нуждались в наших услугах. В этом году ситуация оптимистичнее, мы недобрали около 30% дохода. При этом удалось оптимизировать рекламные и производственные расходы, направив свои силы на то, что приносит больше прибыли.

Я, как человек, который отвечает за маркетинг и пиар, была также рада поддержке со стороны нашей аудитории. В какой-то из карантинных месяцев мы увеличили объем продаж даже больше, чем в обычное время. Люди сознательно шли к нам, чтобы поддержать, потому что им нравится наш проект. Они понимали, что судьба нашего бизнеса в том числе и в их руках. Я бесконечно благодарна им за это.


– Не думали о закрытии проекта?

– Два раза мы были близки к такому решению – закрыться, приостановить свой проект. Но мы не относимся к TESTO, как к бизнесу. Не знаю, насколько это хорошо или плохо, потому что бизнесмен – в первую очередь математик и стратег. Он не может относиться с какими-то трепетными чувствами к своему бизнесу и когда придет время – должен быть способен "убить" свой проект.

Мы до последнего надеялись, что наш проект будет жить, он будет на слуху, приносить доход и сохранит рабочие места. Так и получилось. Помогла поддержка нашей аудитории, мы с Наргизой открыто писали, не стеснялись просить помощи и озвучивать проблемные ситуации. Наверное, благодаря этой открытости, и тому, что мы сфокусировались на командной работе, нам удалось сохранить свои силы. Мы гордимся тем, что за период карантина не был уволен ни один человек.

TESTO со своим принципом халяльности, наверное, долго не протянуло бы в таких условиях. У нас нет алкоголя, кальянов, танцпола и других дополнительных услуг, на которых можно зарабатывать. Поэтому нам очень тяжело далась вся эта карантинная история. Любое ограничение сильно сказывается. Сейчас все хорошо, очень надеюсь, что вся это скоро закончится – что люди не будут болеть, а мы не будем закрываться. 

Любовь, завернутая в TESTO

– Расскажите о том, как начиналась история TESTO. Почему вы выбрали именно пельмени?

– Пельмени – это больше личная история. Все зародилось лет пять назад: я была беременна второй дочкой, активно работала, и мама, чтобы помочь мне по хозяйству, отправляла полуфабрикаты и пельмени. Одно время мы ели только эти блюда.

Про них потом были шутки в блоге: "У всех бабочки в животе, а у меня – пельмени". И люди стали ассоциировать меня с этим блюдом, отправляли открытки с пельменями и букеты из пельменей. У соцсетей есть такая особенность – вы ассоциируете людей с тем, о чем они больше всего пишут. Мне этой участи избежать не удалось.

В этот период в голове промелькнула почти несбыточная на тот момент мечта: я хочу свое кафе с фирменными пельменями. Мечтам свойственно сбываться. Так появилось TESTO – пельменная в современном формате, которая могла бы предложить пельмени всех культур и национальностей: японские гедзы, грузинские хинкали, итальянские равиоли, узбекскую чучвару. Если завтра людям надоест кушать пельмени, мы будем делать китайские дим самы и так далее.


– Как вы познакомились с вашим бизнес-партнером и подругой Наргизой Улуговой?

– Мы познакомились в korzinka.uz. И последующий общий бизнес только усилил нашу дружбу. Хотя многие нам говорили: не открывайте дело вдвоем, вы обязательно рассоритесь. Но мы научились разделять дружбу и бизнес. Мы можем быть достаточно строгими и категоричными, не соглашаться друг с другом в общих деловых вопросах, а через полчаса сидеть в кафе и смеяться над общими шутками.


– Когда вы открывали пельменную, у вас за плечами был солидный опыт в маркетинге и рекламе. Помог ли он или бизнес в общепите работает по другим законам?

– Безусловно помог, потому что клиенты супермаркетов и клиенты кафе – это одни и те же люди с одними и теми же эмоциями, ожиданиями, желаниями и страхами. Работая в сфере коммуникаций, ты понимаешь, как можно найти путь к сердцу человека – не только через желудок, но и может быть через какую-то шутку или прикольное решение в интерьере.

Коммуникация играет основную роль, и она у нас экстраполируется на все наши области – это общение с официантами, непосредственно с клиентами, а также через соцсети. Мы стараемся везде коммуницировать с человеком, привлечь его внимание, чтобы ему было чуточку комфортнее или приятнее.

– Название заведения звучит как нечто теплое, домашнее – этакое душевное место без пафоса и излишней мишуры. Так было задумано изначально?

– Пельменями, конечно, сложно удивить гостей, ведь все прекрасно знают, что самые вкусные пельмени – у мамы или бабушки. Да, блюдо должно быть вкусным по умолчанию, но наше заведение больше про атмосферу. Когда ты приходишь в TESTO, то должен успокаиваться. Именно поэтому интерьер выполнен в спокойных тонах. Замечательному дизайнеру Камиле Мухаммед, нашей близкой подруге, удалось считать мой характер и передать его визуально в интерьере. Я именно такая, как TESTO: очень спокойная, никогда не повышаю голос, коммуникабельная.

Золото и бриллианты – это не про меня. Поэтому был выбран скандинавский дизайн Хюгге – это философия жизни, когда ты окружаешь себя не только уютом в доме, а вообще уютными людьми, уютным времяпрепровождением и так далее. В этом наша фишка, и, несмотря на непростые времена, мы сохраняем этот формат уюта и спокойствия. Посетитель может заглянуть к нам и не думать, что где-то в этом жестоком и холодном мире происходят какие-то нехорошие вещи.

Конечно, мы учитываем все комментарии и отзывы со всех каналов коммуникации – книги отзывов и предложений, соцсетей, TripAdviser, Google. В конце месяца садимся и анализируем, где нам нужно прокачать себя или наоборот, в каких местах мы очень хорошо продвинулись. 

Дорогу женщине!

– Говорят, что женщины в бизнесе должны иметь железный характер. Но глядя на ваш пример, можно сказать, что вы скорее некое исключение из правил. Бизнес как-то поменял вас?

– Да, я не умею спорить и защищать свою позицию, в переговорах я тряпка. Но всё зависит от партнерства. Наргиза – замечательный партнер, мы с ней разделяем роли и прекрасно дополняем друг друга в разных ситуациях. Там, где нужно проявить решительность, она вступает в игру, там, где нужно мягкое решение – я подключаюсь. Наверное, мы совершенно не смогли бы так успешно вести бизнес, если бы были поодиночке. Да, в бизнесе нужно иметь железный характер, но нужно не забывать, что софт скиллы тоже покоряют города, быть дипломатом очень важно в современном мире.

Бизнес меняет, он учит быть терпеливым и настойчивым. По-другому нельзя, ведь ты несёшь ответственность за большую команду.


– А почему решили расстаться с korzinka.uz? Значит ли это, что вести дела самой лучше, чем быть наемным работником?

– Это был для меня очень сложный и болезненный шаг, я очень сильно переживала насчёт этого несколько месяцев, находилась в состоянии саморефлексии. Я очень благодарна korzinka.uz, вообще всем моим работодателям и учителям за все мои знания и скиллы, но в один момент просто пришло понимание, что, если птенец не выпадет из гнезда, он не научится летать.

Сейчас моё время поделено очень гармонично: я очень много времени уделяю отдыху, общению с детьми, много путешествую с семьей. Также значительную часть времени стала посвящать обучению, что было проблематично, когда ты работаешь на кого-то. Учусь всему, что может мне помочь стать неплохим управленцем и стратегом.

Все это невозможно, если ты являешься частью большой корпорации. Тогда время тебе не принадлежит, с девяти до шести ты выключаешь жизнь, находясь в офисе, на переговорах и собраниях. Сейчас благодаря своей самозанятости все намного проще.

– Как окружающие вас мужчины отреагировали на желание податься в бизнес?

– Были люди, которые говорили нам с Наргизой: "Зачем вам это надо? У вас хорошие позиции, вы хорошо зарабатываете, чего вам не хватает?" Но бизнес учит тебя быть упрямым в хорошем смысле этого слова и на каждую критику доказывать, что ты всё равно сможешь.

– Как относятся к женщинам-предпринимателям в Узбекистане? Может ли женщина без поддержки мужского плеча добиться чего-либо на этом поприще?

– В случае с TESTO поддержка со стороны мужчины была, наш инвестор – мужчина, и мы открыто об этом говорим. Наверное, будет несправедливо, если я скажу, что мы достигли всего сами с нуля. Но я знаю очень много случаев, когда женщины, действительно, сделали себя сами, своими знаниями и упертым характером заработали свой первый капитал и так далее.

Однако женщинам намного сложнее делать бизнес, потому что даже на переговорах при заключении каких-то финансовых договоров мужчине априори оказывается больше доверия, чем женщине. Поэтому ей всегда приходится доказывать, что она не хуже мужчины. А таким женщинам, как я с мягким характером и неумением защищать свою позицию, тяжело вдвойне. 


Место женщины на кухне?

– Как блогер вы часто пишите о проблемах женщин. Но, насколько известно, вы себя не относите к феминисткам?

– Здоровый феминизм во мне есть, у меня очень большой круг моих подруг и знакомых феминисток. Я даже благодарна некоторым из них за то, что они на какие-то вещи мне открывают глаза, рассказывают и делятся историями, я подписана на многие феминистские паблики, читаю различные книги на эту тему. Мне эта тема интересна хотя бы потому, что я работаю в сфере коммуникации и маркетинга. Ты не можешь быть хорошим специалистом в коммуникациях, если ты не разбираешься в тенденциях и мегатрендах. И, конечно, я не могу не быть феминисткой, поскольку у меня у самой две дочки.

Кстати, наш с Наргизой бизнес имеет социальное лицо: мы активно поддерживаем женщин – им нелегко не только в бизнесе, но и в целом, очень много новостей про насилие над женщинами, про несправедливость по отношению к женщинам. Поэтому мы делаем коммуникацию в поддержку женщин, выступали с ней несколько раз на презентации про то, как бизнес может помогать женщинам.

– Сейчас все чаще люди, прежде всего мужчины, критикуют женщин, которые стремятся к чему-то большему, чем просто к званию хранительницы семейного очага. Как считаете, место женщины на кухне?

– Абсолютно нет. Меня очень сильно расстраивают такие высказывания. Все это ролевые модели, которые были навязаны обществом на протяжении многих лет. Я считаю, что мы не только можем, но и должны постепенно эти стереотипы разрушать. Женская половина населения составляет 50%. На мой взгляд, это несправедливо, что половина населения живёт по навязанным кем-то правилам.

Женщина никому ничего не должна, она должна только самой себе – быть счастливой. А что приносит ей счастье, она уже решает для себя сама в определенные моменты своей жизни. Например, 10 лет и 5 лет назад для меня было очень важно счастье материнства, и я вкладывала всю энергию в это. Сейчас меня делают счастливой мои проекты, бизнес, коммуникации, я отдаюсь этому делу.

На самом деле мы живем в мужском мире, об этом очень хорошо рассказывает автор книги "Невидимые женщины". Здесь приводятся цифры, которые подтверждают, что мы живем в мире, который построен мужчинами, мы читаем историю, которая написана мужчинами.


– По вашему мнению, почему многие мужчины против того, чтобы женщина строила карьеру и самореализовалась? И меняется ли общество в Узбекистане в этом вопросе?

– Когда женщина вдруг отказывается быть хранительницей очага и хочет быть наравне с мужчиной-охотником, это становится угрозой тому укладу жизни, который был построен человечеством много веков назад. Но, думаю, это вопрос времени. Ведь всего лишь 60-70 лет назад женщинам нельзя было бегать марафоны: она будущая мать, а длительные забеги плохо сказываются на организме.

Наше общество меняется, но такие изменения не будут происходить очень быстро. Это очень чувствительное направление, с этим нужно работать очень аккуратно, потому что тебя сразу могут списать в категорию радикальных феминисток. Поэтому нужно просто запастись терпением. Я не ожидаю, что застану эти времена, но надеюсь, мои дочки (и внучки, может быть) будут жить в том обществе, где женщины и мужчины говорят на одном языке.

– Что современные родители должны дать своим дочерям?

– Родительство – это очень субъективная история, сложно ответить на этот вопрос однозначно, потому что каждый родитель волен выбирать свой путь воспитания. Я очень либеральный родитель, не заставляю моих детей делать то, что им не нравится. Если старшая дочь любит рисовать и монтировать мультики на планшете, я всегда поддержу и не буду говорить: не занимайся ерундой, иди лучше книгу почитай. У нас доверительные отношения.

Мы воспитываем в девочках самодостаточность и самоуважение. Многие могут расценить это как эгоизм. Но мне кажется, что, если ты не согласен делать что-то, потому что тебе это не нравится – это не эгоизм, это проявление уважения и любви к себе. Я понимаю, что девочкам будет непросто в этом мире, потому что они всегда должны будут доказывать, что ничем не хуже мальчиков.

К сожалению, мы живём в таком мире. Но я верю, что если воспитать дочерей самодостаточными, если они не будут подстраиваться под мнение и ожидания общества – бесконечных родственников, соседей, работодателей, но будут всегда выбирать только себя и свои интересы, то всё у них будет хорошо. И даже если их никто не поддержит, поддержим мы, родители. 

Семья карьере не помеха…

– В чем секрет семейного благополучия?

– Если бы я знала! А вообще опыт показывает, что гармония в семье не может наступить, пока нет гармонии внутри самого себя. Мы в браке с супругом больше 11 лет, у нас двое детей. Мы пережили не один кризис в отношениях. Наверное, важно понимать, что оба супруга со временем меняются, они не могут всегда оставаться теми двадцатилетними ребятишками, которые влюбились друг в друга. Ты и твой партнер в 20, 25 и 30 лет – это разные люди с разными целями, разными страхами и желаниями. И, наверное, благополучный брак заключается в том, чтобы не уставать постоянно узнавать друг друга.

Также мы отказались от шаблонов "жена – хранительница очага", а "муж – добытчик" в пользу партнерских отношений, опустив потребительские ожидания. Я не смотрю на своего супруга, как на кошелек, из которого мы кормимся. А он не смотрит на меня, как на женщину, которая должна всё время ходить с веником в одной руке и половником в другой.

Если у меня получается зарабатывать деньги лучше, чем готовить пироги, то почему бы и нет? У меня есть это право выбора. Муж также не обязан ходить с молотком, чинить мебель и приколачивать гвоздики. У него классно получается проводить время с девочками: они играют в PlayStation пока меня нет, ходят по музеям и так далее. Для девочек очень важно, когда отец – их союзник, и он вкладывает в них свое время и любовь.

Мы занимаемся тем, что доставляет нам удовольствие, одинаково заботимся о детях по времени и энергии, договариваемся и даем друг другу отдыхать. Я готовлю ужин, потому что сама хочу, чтобы моя семья сегодня поела вкусную пасту, которую я приготовила. Если же нет времени или сил на готовку, всегда есть предложение "Экспресс 24" или возможность выйти купить KFC. А муж заботится о нас не потому, что он мужчина и он должен, а потому что он любит нас. Когда у тебя такие партнерские отношения, ты просто не можешь иметь какие-то претензии к своему партнеру в принципе.


– В прошлом ваши родители решили, что вам будет лучше развиваться в другой стране. Не думаете, что и вашим детям лучше будет где-то там?

– Это очень чувствительный для нас вопрос. С одной стороны, мы, как родители, всегда думаем, как можно улучшить качество жизни своих детей. Если будет возможность дать им образование в каком-то престижном вузе за границей, конечно же, мы воспользуемся этой возможностью. С другой стороны, наши дети очень любят Узбекистан – свою родину. И если они скажут: "Нет, родители, мы будем жить здесь, это наш выбор" – у нас нет другого пути, как уважать этот выбор.

– Ваши публикации – фонтан самоиронии. В одном интервью вы говорили, что таким образом вы боретесь со страхами. Сегодня вы вполне успешный человек, все еще есть чего бояться?

– Для меня страхи – катализатор, двигатель личного прогресса. Раньше я закрывалась от того, что вызывает у меня страх. Сейчас я понимаю, если какое-то дело страшит, значит нужно идти и делать – там мой рост. Например, сейчас я активно работаю, чтобы накопить капитал и купить недвижимость для детей в будущем, на их образование. Раньше страхи вроде "я же женщина, наемный работник, как я могу всё это сделать" не позволили бы мне даже думать об этом. Просто нужно решить для себя: либо ты живёшь в этом страхе, либо перешагиваешь его и, например, уходишь из компании, находишь силы работать на себя и достигаешь каких-то целей.


– Что бы вы посоветовали молодым девушкам, которые находятся на жизненном распутье: выбрать семью или карьеру, остаться на скучной работе со стабильной зарплатой или попробовать что-то новое.

– Посоветовала бы перестать рассуждать через призму временных отрезков. Очень многие девушки думают, что если они к 20 годам не выйдут замуж, не родят ребенка или не сделают карьеру до 30 лет, то их жизнь на этом закончится. Все эти временные ограничения создают психологические барьеры, которые мешают расти.

Очень много примеров, когда женщина становится матерью после 35 лет, когда женщина ушла из формата наемного работника и построила личный бизнес после 40 лет, когда в 50 лет решилась переехать и начать новую жизнь в другой стране. Никогда не поздно что-то начинать.

У меня, к примеру, нет высшего образования, но я уверена, что я его получу, будь то в 40 или 50 лет. У меня совершенно нет комплексов по поводу того, что моё время прошло и мне не 18-20 лет, чтобы сесть за парту с молодыми студентами. Я активно работаю над собой, избавилась от таких вот страхов и перестала себя ограничивать в каких-то временных показателях. Всему своё время.


Сегодня тот самый день: заходи на наш Telegram-канал. 



Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0



4комментария

Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+