Почему узбекистанцы едут учиться в Китай: студент из Ташкента поделился впечатлениями о жизни в Пекине
Узбекистан и Китай: ключи от будущего

Почему узбекистанцы едут учиться в Китай: студент из Ташкента поделился впечатлениями о жизни в Пекине

10383

Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. Сегодня Китай привлекает иностранцев не только тысячелетней культурой и историей. Страна также стала популярным образовательным направлением. А в последние годы наблюдается большой интерес к получению высшего образования в вузах Поднебесной и у наших соотечественников. Так что же влечет узбекскую молодежь грызть гранит науки в этой экзотичной стране? И что дает китайская система обучения нашим гражданам?

Об этом и многом другом мы узнали из беседы с Джавдатом Самигджановым, который три года обучался в Пекине. В интервью он не только поделился своим опытом учебы за рубежом, но и ответил на вопросы, почему он выбрал именно эту страну и как применяет полученные знания у себя дома.

Стоит отметить, что на сегодняшний день Китай вкладывает огромные инвестиции в образование. А экономические перспективы страны ежегодно привлекают сюда тысячи студентов из разных уголков мира. Это позволяет Поднебесной занимать третье место в мире после США и Великобритании по числу обучающихся в стране иностранных студентов. Уровень образования в КНР достиг высот в мировых рейтингах, поэтому неудивительно, что абитуриенты и молодые специалисты из Узбекистана решают продолжить обучение именно там.

Трудно остаться равнодушным

По словам Джавдата, знакомство с Китаем у него началось с 18 лет. В 2011 году он поступил в Узбекский государственный университет мировых языков на переводческий факультет по направлению «Китайская филология». Через два года, в 2013 году, Джавдат выиграл грант по государственной линии КНР и отправился на целый год учить китайский язык в портовый город Далянь.

«Не стоит бояться учить китайский – это далеко не самый сложный язык в мире. Грамматика, как ни странно, очень простая. Самое сложное – выучить иероглифы и освоить тональность. Всего в китайском существует четыре тона», – уточняет Джавдат.

На сегодняшний день он свободно говорит на китайском языке, однако не перестает его совершенствовать, продолжая работать над собой. Он уже сдал международный квалификационный экзамен HSK (альтернатива IELTS).

С большой теплотой бывший студент вспоминает и о своих учителях. Преподаватели в Китае, как он рассказывает, относятся к иностранным студентам по-доброму, с пониманием, могут пожертвовать определенным временем после уроков, чтобы лучше разъяснить тему. А отношение к учителям в Поднебесной такое же, как и в Узбекистане, подразумевает глубокое уважение со стороны обучающегося.

Неплохо выучив китайский, Джавдат вернулся в Ташкент заканчивать учебу в вузе. После сдачи выпускных экзаменов, он подает документы в магистратуру Университета международного бизнеса и экономики в Пекине. Успешно пройдя испытания, в 2016 году продолжил учебу в китайской столице.

На вопрос, как вообще возникла идея учиться в Китае, собеседник ответил, что все вышло совершенно случайно. Как и многие его сверстники, при выборе иностранного языка Джавдат решил сначала изучать английский. Однако в дальнейшем все чаще ему под руку попадалась литература про Китай, что и определило его выбор. Поднебесная просто не смогла оставить юношу равнодушным к своей экзотике, необычному языку и богатой культуре.

Попав снова в Китай уже в статусе студента, молодой человек был просто покорен увиденным. За два года произошло много изменений, но больше всего удивило то, насколько быстро трансформируются города Китая, происходит урбанизация.

«Когда я прилетел во второй раз, был сильно поражен. Видно было как меняется облик страны, ее инфраструктура, разрастаются города и, значит, растет экономика», – заметил Джавдат.


Работать нельзя, учиться...

По словам Джавдата, китайские университеты – это компактные городки, оснащенные всем необходимым для полноценной жизни и учебы. Учебный год начинается в Китае так же 1 сентября и заканчивается в начале июля. Студентам в Поднебесной запрещается работать. Наказание за нарушение этого правила – аннулирование визы. В среднем в Китае стоимость учебы составляет от трех до шести тысяч долларов. При этом китайская система

образования существенно отличается от узбекской. Так, например, в КНР тоже действует балльная система, но не совсем для нас привычная.

«Если говорить обо мне, то в магистратуре за два года я должен был набрать 30 баллов по профильным и выборочным предметам. Кстати, большую часть предметов в китайском вузе можно выбирать свободно. Для тех, кто выиграл государственный грант, за обучение в вузе и проживание в студенческом доме платить не нужно. Кроме того, учащимся выплачивают стипендию в размере 500 долларов. При осмысленном использовании денег можно даже и подкопить немного», – делится Джавдат.

Добрые и вежливые китайцы

Говоря о самих китайцах, собеседник подчеркивает, что на первый взгляд они могут показаться закрытыми, так как не очень разговорчивы с иностранцами. Однако при более длительном проживании в Поднебесной становится ясно, что виной такого поведения зачастую оказывается языковой барьер.

«Старшее поколение не владеет иностранными языками, а молодежь только их осваивает. Поэтому при виде иностранца китайцы иногда теряются и тяжело идут на контакт. Но как только им становится ясно, что потенциальный собеседник владеет китайским языком, ситуация тут же меняется, и местные жители охотно вступают в беседу. Китайцы очень вежливый и дружелюбный народ», – считает Джавдат.

Как он вспоминает, когда у него возникали какие-либо нештатные ситуации, он спокойно обращался к местным жителям и они сразу искренне пытались помочь, давали советы. За годы учебы он обрел множество друзей-китайцев. К тому же появились друзья из Европы, Африки, стран СНГ, которые учились вместе с ним в Поднебесной. И всех их объединял язык этой страны, на котором они между собой общались.

«Неоднократно в Китае меня выручали совершенно незнакомые люди. Например, как-то мне нужно было ранним утром уехать по делам в другой город. Но я проспал, про­снулся только за 40 минут до отъезда поезда. Наспех собрал вещи, вызвал такси и попросил водителя как можно быстрее отвезти меня на вокзал. Таксист с пониманием отнесся к моей проблеме, и, как в голливудских блокбастерах, нарушая правила движения, вмиг домчал меня к поезду, до отъезда которого оставались уже считанные минуты», – рассказывает Джавдат.

У кассы вокзала, как помнит собеседник, была огромная очередь, что типично для такой густонаселенной страны. Но Джавдат не растерялся, подошел к толпе и попросил его пропустить. В результате он успел на свой транспорт, за что был очень благодарен людям, которые поняли его проблему и помогли ему не опоздать. Как признается студент, только один этот случай заставил его уважать и восхищаться китайцами.


Любовь не с первого взгляда

А что уж говорить о китайской кухне, которая никого не оставляет равнодушным! По мнению Джавдата, иностранцы навсегда влюбляются в нее, но любовь эта зачастую приходит осознанно. Конечно, китайская еда довольно специфична. По этой причине новоприбывшие студенты часто обедают в ресторанах фаст-фуда или заведениях с европейской кухней.

«Мне, например, непривычно было есть курицу в кисло-сладком соусе. Китайцы очень любят разные специи, соусы, приправы и активно их используют в готовке. Они практически никогда не добаляют в еду соль. Естественно, для жителей Узбекистана, которые солят абсолютно все, это непривычно. Благо, в Китае широко представлена знакомая нам уйгурская кухня, на которую я даже поначалу «подсел». К тому же в КНР можно найти кухни практически всего мира, поэтому как таковых проблем с питанием не было», – говорит Джавдат.

Тем не менее, спустя некоторое время, каждый приезжий открывает для себя подходящие ему блюда местной кухни. У Джавдата ушло на это примерно полгода. Он с другой стороны открыл для себя китайскую кухню и полюбил ее уже навсегда. Да, признается он, китайская кухня – это любовь не с первого взгляда, но на всю жизнь. Утка по-пекински, куриные крылышки в сладком соусе, рис с говядиной и брокколи и многое-многое другое стало для него любимой едой.

«Из деликатесов я пробовал скорпиона и личинки шелкопряда. На вкус не так жутко, как я себе это представлял. Жареный скорпион напомнил курицу, а живой скорпион отдает молочным вкусом. Шелкопряд не имеет как такового ярко выраженного вкуса. Кстати, китайцы едят почти все, что бегает, прыгает, летает и ползает», – отметил Джавдат.

А еще он не может отвыкнуть от употребления риса, который в Китае является одним из главных продуктов. И также не хочет отказываться от китайских палочек, которые стали для него более привычными, чем вилка и нож. К тому же в Ташкенте Джавдат часто бывает в ресторанах китайской кухни. При этом, будучи в Китае, он сам периодически готовил для друзей узбекские блюда, и чаще всего – плов.

Матриархат, модницы и смешанные браки

По словам Джавдата, в китайских семьях детей очень балуют, стараются дать им максимум заботы, любви и все самое лучшее. Из-за этого они растут избалованными, особенно девочки. Китайские девушки, проживающие в крупных городах – Пекине, Шанхае, Гуанчжоу, – очень любят ухаживать за собой. По наблюдениям студента, они одеваются по последней моде.

«Кстати, здесь нет гендерных проблем. В Китае женщины занимают равноценное по сравнению с мужчинами положение. В определенных частях страны даже процветает матриархат. Женщины здесь зачастую доминируют в бизнесе, полностью контролируют дела и бюджет семьи. Гендерное равноправие вносит колоссальный вклад в развитие экономики», – говорит Джавдат.

При этом он заметил, что в КНР заключают очень много смешанных браков с иностранцами. Встречаются и узбекско-китайские семьи. Вообще, по мнению собеседника, китайский народ очень трепетно относится к семейным ценностям, что объединяет их с узбеками.

Еще одна яркая общность двух этносов, как считает Джавдат, – культура чаепития. Как и в Узбекистане, в КНР тоже очень любят пить чай. Более того, там сохранили традицию проведения чайных церемоний, насчитывающую не одно тысячелетие. Этот красивый ритуал прекрасно отражает всю изысканность местной культуры.

В заключение Джавдат также поделился планами на жизнь. Он отметил, что свою карьеру планирует строить только в Узбекистане.

«Мне всего 25, поэтому все самое интересное еще впереди. Все возможности для развития на родине есть, и я не планирую куда-нибудь уезжать или возвращаться в Китай. Конечно, если появится возможность еще раз увидеть эту прекрасную страну, то я обязательно воспользуюсь этим шансом. Для меня Китай стал близким и любимым», – заключил собеседник.



Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0



0 комментариев

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+