Загрузка
Загрузка
Вперед за шелком. Как торговый купол в Бухаре стал одним из центров торговли на Великом шелковом пути
Узбекистан и Китай: ключи от будущего

Вперед за шелком. Как торговый купол в Бухаре стал одним из центров торговли на Великом шелковом пути

1767
Загрузка

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. История взаимоотношений между народами Узбекистана и Китая уходит своими корнями в глубину веков. Города Узбекистана были ключевыми пунктами Великого шелкового пути – важнейшей торговой артерии в истории человечества. Эта дорога укрепляла связи между государствами, способствовала обмену информацией, распространяла новые виды товаров и взаимообогащала культуры разных народов.

На протяжении всего пути и по сей день стоят величественные памятники того времени, словно напоминания современникам о дружбе и взаимовыгодных связях между узбеками и китайцами. Одним из таких ярких объектов является Торговый купол (Тим) Абдулла-хана в Бухаре. Построенный в 1577 году, он и сейчас, спустя сотни лет, не утратил своего колорита, оставаясь каноническим восточным базаром с бойкой торговлей тканями, коврами, сюзане и другими изделиями золотошвейного мастерства.

По словам кандидата исторических наук, преподавателя истории и права высшей категории Василия Костецкого, торговый купол Абдулла-хана сыграл огромную роль в развитии торговли между Китаем и Узбекистаном.

0_4_DSC09853-min.jpg

В начале XVI века Бухара входила в состав государства Шейбанидов, в тот период она снова стала столицей Бухарского ханства. Именно на это время приходится расцвет торговли в Средней Азии. Бухара находилась на перекрестке караванных дорог, местные купцы отправляли товары во все концы света: в Китай, Иран, Индию, Московию – встречали зарубежных торговцев у себя. Бухара считалась важнейшим торговым центром Шелкового пути: здесь было построено более 60 караван-сараев, где купцы могли остановиться, чтобы отдохнуть после долгой дороги и продать свой товар.

Местом встречи караванов и торговцев были рынки разной направленности. Среди них самыми популярными были Токи саррафон, Токи Тельпак Фурушон, Тим Абдулла-хана и Токи заргарон.

«На одной из главных базарных магистралей города был расположен Тим Абдулла-хана. Его еще часто называли Тими Адрас, так как он специализировался на торговле различными тканями и, в частности, адрасом. Это было многокупольное здание в виде квадрата, построенное в 1577 году. Основным его отличием от других крытых базаров города было то, что он представлял собой полностью закрытое помещение с воротами. Его центральный купол опирается на восьмигранное основание. Вокруг главного помещения проходит галерея, перекрытая множеством малых куполов на мощных опорах. Арочные ниши разделяют этот Тим на 56 торговых отсеков», – пояснил Костецкий.

Торговый купол Абдулла-хана располагался между Токи Заргарон и Токи Тельпак-Фурушон. Полумрак и спасительная прохлада встречали здесь покупателей в знойные летние дни. И нетрудно представить себе чувства путешественников, когда их караван после долгого перехода по солончакам и пескам входил под своды гостеприимной Бухары, где их ждал долгожданный отдых.

Большинство караванов, следующих из Китая в Европу и обратно, останавливались в Бухаре. Именно поэтому народы двух стран так хорошо знали друг друга в тот период времени. Основным товаром в Тим Абдулла-хана, отметил собеседник, были ткани, в том числе редкий в то время китайский шелк. Только на этом рынке можно было приобрести редчайшие отрезы этой ткани, которая долгое время была загадкой в Европе.

0_3_DSC09939-min.jpg

«В течение двух тысячелетий производством шелка занимались исключительно в Китае. Шелковая монополия приносила такой огромный доход в казну китайских правителей, что законы страны предписывали тщательно скрывать секрет производства этой ткани от иностранцев. Купцы из других стран Азии прибывали в Китай и по высокой цене скупали шелка, но не могли выведать, каким же образом изготавливается эта чудесная ткань. Так, востоковед и путешественник Иакинф Бичурин говорит о трех миссиях согдийских торговцев, выходцев из Самарканда, Бухары, Кеша, отправленных в Китай между 860 и 873 годами. Они жили в танской столице Чанъани», – рассказал историк.

При этом Тим Абдулла-хана был единственным торговым центром, на котором определялась цена на китайский шелк и многие другие товары, которые затем переправлялись в страны Европы и Россию.

Эксперт отметил, что особенно Бухара разбогатела при Саманидах, когда торговля с Китаем приняла невиданный размах. После этого цветущая торговля Мавераннахра, прерванная нашествием Чингисхана, оживилась только благодаря заботам Амира Темура, который оказывал мощную поддержку караванам и содействовал собиранию полезных сведений торговцами и путешественниками, которых он отправлял в Европу, Аравию, Индию и Китай. В то время Бухару вновь начали посещать купцы из всех соседних государств и она стала центром среднеазиатской торговли и транзитной точкой во взаимоотношениях Востока с Западом.

0_2_DSC09837-min.jpg

«Главными товарами на Великом шелковом пути были шелковые ткани и шелк-сырец. Они были наиболее удобны для транспортировки на дальние расстояния, поскольку шелк легок и очень ценен – в Европе его продавали даже дороже золота. Купцы из Индии привозили в Бухару кашмирские шали, тонкое бумажное полотно, драгоценные камни и индиго. В Персию и Афганистан из Бухары привозили русские товары, обратно – грубые шали, деревянные гребни, ковры и бирюзу», – рассказал собеседник.

Одним из самых дорогостоящих товаров Бухары, который закупали китайские и другие иностранные купцы в Тим Абдулла-хана, были знаменитые бухарские шелковые и шерстяные ковры, которые пользовались огромным спросом. Для пошива ковров всегда использовалось наилучшее сырье. Кроме того, при их изготовлении применялась ручная вышивка, это был очень трудоемкий процесс, который занимал много времени. Именно поэтому ковры считались предметом роскоши правителей и знати.

Из Китая караваны везли на Запад через Бухару знаменитую фарфоровую посуду: вазы, чаши и блюда снежной белизны с изящными рисунками. В то время только Китай владел секретом изготовления тончайшего и звонкого фарфора, поэтому он очень дорого стоил на рынках Средней Азии и Европы. Также вывозились бронзовые зеркала, украшения и другие изделия из этого металла с разнообразным орнаментом, зонты, лекарства и парфюмерия. Высоко ценилась китайская бумага, золото, кожа, чай и рис, шерстяные ткани и лен, кораллы и янтарь.

Из Средней Азии в Китай привозили верблюдов, военное снаряжение, золото и серебро, полудрагоценные камни, хлопчатобумажные и золотошвейные ткани, курдючных овец, охотничьих собак, леопардов и львов, экзотические фрукты – арбузы, дыни и персики. Особенно в Поднебесной ценилось своим высоким качеством самаркандское стекло. Оно рассматривалось как предмет роскоши.

По словам Костецкого, сегодня многие историки утверждают, что благодаря тесным торговым контактам с Китаем в начале в Бухаре, а затем во всех городах Средней Азии началось производство знаменитых узбекских тканей, таких как бахмал, адрас, шойи, алача, бекасам, гулбосма, калами и других.

«Популярность адраса, в том числе в наши дни, объясняется тем, что одежда из этой ткани неприхотлива в использовании и сохраняет прохладу в жару. При этом в узорах адраса заметно влияние разнообразия народов и культур, чьи караваны проходили через Бухару и другие города Средней Азии. Сохранилась старинная легенда о появлении этой ткани. Однажды художник, сидя у реки, увидел в отражении воды облака. Переливающаяся разноцветная рябь произвела на мастера неизгладимое впечатление, и он тут же побежал к местным ремесленникам-ткачам и нарисовал им узор – прообраз адраса», – рассказал Костецкий.

Главным результатом материального и торгового обмена по Шелковому пути, по словам историка, стало распространение культуры шелководства в странах Западной Европы.

«По выражению британского писателя и историка Виллетса, ставшему крылатым, «можно считать, что шелк был самым крупным вкладом Китая в материальную культуру человечества». Благодаря своей легкости, компактности, громадному спросу и дороговизне, он являлся идеальным предметом торговли для перевозки на дальние расстояния. Еще в средние века венецианский купец Марко Поло назвал эти торговые караванные пути шелковыми. А в научный оборот термин «Великий шелковый путь» в 1877 году ввел немецкий исследователь-географ Фердинанд фон Рихтгофен в своем фундаментальном труде «Китай»», – заметил Костецкий.

В целом по дорогам Шелкового пути распространялись не только сами товары, но и информация об их производстве. В частности, под влиянием Китая в Средней Азии стало развиваться шелководство и бумажное производство, которое было налажено в VIII веке китайскими ремесленниками в Самарканде. Именно оттуда бумага распространилась на Запад, вытеснив пергамент и папирус.

Наряду с товарами вдоль Великого шелкового пути шло распространение прикладного искусства, архитектуры, настенной живописи, музыки и танца. Так, например, добавил историк, известно, что наиболее популярной в Китае была музыка Восточного Туркестана и Средней Азии. Музыкальные традиции Кашгара, Бухары и Самарканда под официальным покровительством слились с музыкальными традициями Поднебесной. Согдийские и тюркские актеры привнесли много и в хореографическую культуру Китая.

По словам собеседника, некоторые новые товары возникли в результате своего рода «коллективного творчества» разных народов Шелкового пути. Так, порох открыли в Китае в IX веке. В XIV веке было изобретено оружие, стреляющее при помощи пороха, – пушка. Место и время его изобретения точно неизвестны: специалисты называют и Китай, и арабские страны, и Западную Европу. Информация о новом виде оружия быстро прошла по Шелковому пути, и уже в XV веке, еще до эпохи Великих географических открытий, артиллерию применяли во всех странах Евразии, от Европы до Китая.

«Китай также познакомился со множеством новых товаров из Средней Азии благодаря Великому шелковому пути. Так, например, когда китайский путешественник Чжан Цянь вернулся отсюда, он привез информацию о ферганских аргамаках – невиданных в Китае высокопородистых лошадях. При этом китайцы получили из Средней Азии, помимо коней, также семена люцерны (корм для лошадей. – Прим. редакции) и культуру выращивания винограда (ранее в Китае не знали ни винограда, ни виноградного вина. – Прим. редакции). Позже китайцы освоили за счет караванной торговли выращивание еще нескольких сельскохозяйственных культур – фасоли, лука, огурцов, моркови и других. Все это подтверждает, что между Китаем и Средней Азией с древнейших времен шел активный взаимообмен достижениями в области науки и культуры», – заключил собеседник.


Загрузка
Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0

0 комментариев

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Другие новости

Загрузка....