Время говорить правду. Кто стоит за санкционными нападками на Синьцзян
Узбекистан и Китай: ключи от будущего

Время говорить правду. Кто стоит за санкционными нападками на Синьцзян

6267

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. В начале этого года ряд западных стран и поддерживающие их крупные международные бренды провели беспрецедентную атаку на Синьцзян. Прикрываясь тем, что они беспокоятся о якобы угнетаемом населении региона, «защитники» ввели ограничения на закупку хлопка. Они не могли не знать, что эти санкции прежде всего ударят по простым жителям, которые далеки от политики и работают на местных хлопкоперерабатывающих и текстильных фабриках, выращивают «белое золото» на полях.

Расчет здесь был видимо прост – подтолкнуть местное население к волнениям, спровоцировать к выступлениям против властей и тем самым создать новую горячую точку в Китае, которая сможет затормозить его развитие. Однако не случилось. В данном случае кукловоды поверили в собственные мифы о плохой ситуации с правами человека в регионе, которые создают и распространяют подконтрольные им СМИ, а население Синьцзяна продолжает вместе со всей огромной страной строить совместное будущее.

История вопроса

Все началось в марте 2019 года, когда издание The Wall Street Journal сообщило о нарушении прав человека в Синьцзяне, а организация «Инициатива за лучший хлопок» (BCI) инициировала расследование, целью которого стало обнаружение фактов принудительного труда. Ровно год спустя, в марте 2020 года, BCI уведомила ряд производителей хлопка в Синьцзяне об отзыве лицензий. Интересно, что всего за два месяца до этого издание Ecotextile News сообщало: «За последние семь лет постоянного сотрудничества с синьцзянскими производителями хлопка BCI не было обнаружено никаких свидетельств принудительного труда».

Uighur-china-01.jpg

При этом отзыв лицензий BCI по времени совпал с докладом Австралийского института политических и стратегических исследований (ASPI) «Перевоспитание, принудительный труд и слежка: взгляд на Синьцзян извне». Хотя ASPI и утверждает, что является «независимым» и «беспристрастным» исследовательским институтом, источники его финансирования известны. Среди них – Минобороны Австралии и США, американский производитель вооружений Raytheon, британское Министерство иностранных дел и международного развития, которое выделило на составление «синьцзянского доклада» 10 тысяч фунтов стерлингов, а также Госдеп США и Центр стратегических коммуникаций НАТО.

В сентябре 2020 года американский Конгресс принимает «Закон о предотвращении принудительного труда уйгуров», в котором говорится, что чуть ли не вся продукция Синьцзяна, возможно, была произведена с использованием принудительного труда. Практически одновременно с этим BCI меняет формулировку об отзыве лицензий синьцзянским производителям хлопка на «бессрочный отзыв».

Очередной выпад BCI ожидали в марте нынешнего года при публикации результатов расследования, проведенного ее шанхайским представительством. Однако выводы оказались совершенно неожиданными: «На территории Китая нами не обнаружено ни одного случая, имеющего отношение к принудительному труду».

Впрочем, к выводам расследования на местах в штаб-квартире BCI могут и не прислушаться – там действует своя рабочая группа по «принудительному труду», которой никакие выводы и отчеты с места событий не указ. На официальном сайте BCI можно найти список членов этой рабочей группы. Среди них – Хань Сюэли, председатель Совета директоров Американской ассоциации справедливого труда, которая в прошлом году на основе отчета австралийского аналитического центра выпустила «Заявление о рисках, связанных с закупками и принудительным трудом в Китае» для оказания давления на свои аффилированные компании, чтобы те отказались от закупок синьцзянского хлопка.

Не стоит забывать и непосредственно о председателе всей BCI, которым с 2019 года является глава американской корпорации Supima. Она производит хлопок Pima, составляющий конкуренцию длинноволокнистому синьцзянскому хлопку. Чьи интересы представлены в высшем руководстве BCI – очевидно.

«Белое золото» СУАР

Хлопководство является ключевой отраслью экономики в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) и одним из главных источников доходов уйгурских семей. Здесь производят более 80 процентов всего китайского хлопка. При этом около 70 процентов из него собирают механизированным способом, и, следовательно, ни о какой каторжной эксплуатации уйгурских хлопкоробов речи идти не может.

EdaeJIA.jpg

Синьцзян богат природными ресурсами, а синьцзянский длинноволокнистый хлопок из района Аксу – это редкая по качеству продукция, поэтому он и пользуется большой популярностью внутри страны и за рубежом.

Китай – крупнейший в мире потребитель хлопка и второй по величине его мировой производитель. Согласно данным резервного зернового фонда Китая, производство хлопка в Синьцзяне в 2020-2021 годах достигло 5,2 миллиона тонн. На долю хлопка приходится около 87 процентов внутреннего производства и около 67 процентов внутреннего потребления.

В сельскохозяйственном управлении Синьцзян-Уйгурского автономного района сообщили, что коэффициент автоматизированного сбора хлопка в районе в 2020 году достиг 69,83 процента, в частности, в северном Синьцзяне 95 процентов хлопка собирают машинами. Утверждение о том, что 70 процентов синьцзянского хлопка собирают вручную, совершенно не соответствует действительности.

Сбор хлопка в Синьцзяне – это работа с достойной зарплатой. В сезон сбора немало жителей из других регионов приезжают в Синьцзян на заработки. Со сборщиками хлопка заключаются трудовые контракты, основанные на принципе уважения свободы труда, добровольности и консенсуса. Обычно за сезон (около 50 дней) собиратель хлопка в среднем зарабатывает более 10 тысяч юаней (свыше 1450 долларов).

Урожайность хлопка в Синьцзяне сегодня очень высокая, в глобальном масштабе – это 20 процентов от общего урожая. Синьцзянский хлопок – устойчивое звено мировой производственной цепи, найти ему замену будет очень непросто. С января этого года, когда США объявили бойкот синьцзянскому хлопку и всей производной продукции, многие мировые бренды оказались под угрозой, ведь начинать сотрудничество с новыми поставщиками означает рост себестоимости сырья и, конечно, конечной продукции.

Реальная ситуация

Сегодняшний Синьцзян, к которому сейчас приковано столь пристальное внимание Запада, это, по выражению газеты «Жэньминь жибао», не ад и не рай. Это часть Китая, где есть и свои достижения, но существуют еще и проблемы. По признанию большинства экспертов, материальный прогресс в крае отрицать невозможно.

Dmc_WozUUAACgJB.jpg

С 1978 по 2018 годы, по данным агентства «Синьхуа», подушевой доход уйгуров вырос в 100 раз, средняя продолжительность жизни с 30 лет в 1949 году увеличилась до 72,3 года сегодня. Как и любые живущие в Китае нацменьшинства, уйгуры пользовались рядом преимуществ. Например, уйгурские семьи имели возможность заводить двух детей в городах и трех – в сельской местности в отличие от основного населения страны. Уйгурские выпускники школ могли легче набрать баллы для поступления в университеты, а многие государственные компании обязаны были набирать представителей нетитульных национальностей, включая уйгуров.

Меры правительства КНР по интеграции некогда отсталых окраин в социально-экономическую жизнь страны были реализованы в целом ряде инфраструктурных проектов, в том числе по развитию железнодорожного и автомобильного сообщения не только с центральными областями Китая, но и соседними пограничными странами – Казахстаном, Кыргызстаном и Пакистаном.

Власти КНР вместе с тем не скрывают, что определенный потенциал для активизации исламского радикализма и экстремизма, на который прежде всего делают ставку США и их союзники, в этом регионе существует. Это вынуждает власти Поднебесной уделять повышенное внимание вопросам безопасности и предотвращения любых попыток проведения террористических акций со стороны исламских экстремистов, то есть держать ситуацию под своим контролем.

Уже четыре года в Синьцзян-Уйгурском автономном районе не был отмечен ни один теракт. И это в регионе, где с 1992 по 2017 годы гремели взрывы и гибли люди. Официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь 6 апреля 2021 года отметил, что несмотря на то, что уже четыре года подряд в Синьцзяне не было ни одного теракта, регион до сих пор испытывает угрозу терроризма и экстремизма. Есть необходимость продолжать работу по борьбе с этими угрозами.

Закулисные кукловоды

Проводимая сейчас массивная антикитайская кампания под лозунгом «борьбы за права человека» в СУАР не оставляет сомнений в том, что она хорошо скоординирована и преследует цели, далеко выходящие за рамки этой темы. При этом сомнений и в том, кто стоит за дирижерским пультом и управляет действиями всего оркестра, конечно, нет.

EdadDAA.jpg

Госсекретарь США Энтони Блинкен, выступая 24 марта в Брюсселе перед союзниками по НАТО, был достаточно откровенен. США рассматривают Китай как экономическую угрозу и угрозу безопасности, а поэтому, провозгласил он, североатлантическому блоку следует твердо «держаться вместе, когда Пекин пытается оказать давление на членов альянса».

Позднее в интервью телеканалу CNN он продолжил в том же духе, заявив, что «очевидно в отношениях с Китаем возникает все больше аспектов, усиливающих конфронтацию, они определенно носят соперничающий характер, но есть и сферы для сотрудничества. В конечном счете мы должны выстраивать отношения с Китаем с позиции силы». И здесь США рассчитывают на поддержку партнеров и союзников.

Таким образом, в основе поднятой шумихи по «правам человека» в Синьцзяне лежит продолжение политики сдерживания Китая. Только к экономическому противодействию, активно проводимому еще администрацией Дональда Трампа, добавилась новая. Администрация Джо Байдена подняла на щит апробированную борьбу «за права человека», под знаменем которой сподручнее сплачивать ряды союзников.

Когда богатые плачут

На поводу у «Инициативы за лучший хлопок» пошли многие зарубежные бренды. Первым откликнулся H&M, заявивший о прекращении непрямых деловых отношений с синьцзянскими компаниями и бойкоте хлопка, производимого в регионе. Заявление удивительное, учитывая, что несколько лет назад H&M специально направлял своих представителей в Синьцзян для проверки фабрик в Аксу. Было сделано следующее заключение: «Никаких доказательств принудительного труда не обнаружено». Однако антикитайские политики все-таки заставили H&M «встать в строй».

EdaIfIA.jpg

Эксперты говорят, что H&M стала пешкой в чужой игре и эти необдуманные действия поставили под удар саму компанию, которой китайские потребители объявили полный бойкот. До сих пор Китай являлся четвертым по величине рынком H&M. В 2020 году продажи H&M в материковом Китае составили 7,4 миллиарда юаней.

Еще более высокую цену за «синьцзянский бойкот» придется заплатить Nike и Adidas: они в полном смысле слова рубят сук, на котором сидят. В 2020 финансовом году Большой Китай стал единственным рынком, на котором Nike добилась положительного роста. Общая выручка Nike в третьем квартале 2020 финансового года составила 10,4 миллиарда долларов, что ниже ожиданий рынка. Однако выручка в Большом Китае составила 2,3 миллиарда долларов, показав рост на 51 процент по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. У Adidas – та же ситуация. Во время пандемии COVID-19 Китай стал для Adidas первым значимым рынком, который начал восстанавливаться.

Простой пример – 25 марта этого года акции брендов Nike и Adidas упали на 3,4 процента и 6,5 процента соответственно. За один день обе компании потеряли около 11,2 миллиарда долларов рыночной стоимости. Это произошло после того, как китайские покупатели заявили, что также будут игнорировать продукцию этих компаний.

Подсаживаем на новости: заходи на наш Telegram-канал.



Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0



2комментария

Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+