03.09.2018 08:08 1014 ...
Владимир Парамонов: Перспективы глубоких форм сотрудничества между Узбекистаном и Евросоюзом все еще очень туманны

Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. Ни в Брюсселе, ни в Париже, ни в столицах других ведущих стран ЕС пока не проявляют высокой готовности к сотрудничеству по стратегическим для Узбекистана вопросам.

Создается впечатление, что Узбекистан рассматривается в Европе исключительно в качестве рынка сбыта продукции и зачастую устаревших технологий. Об этом в интервью корреспонденту АН Podrobno.uz заявил руководитель Аналитической группы "Центральная Евразия" Владимир Парамонов.

– В октябре президент Узбекистана планирует посетить Францию. Это его первая официальная поездка в Европу. Как вы думаете, с какой целью едет лидер нашей страны и почему именно во Францию?

– Хотел бы начать с того, что в этом году мною совместно с моими партнерами было издано целых две книги о взаимодействии Европейского Союза и стран Центральной Азии, в том числе Узбекистана. Одна книга вышла в США, касается характера влияния ЕС в нашем регионе в сферах политики, экономики, а также в социальной сфере. Вторая книга вышла в Германии и сфокусирована на продвижении Евросоюзом демократических ценностей.

Отмечаю это не столько для их рекламы, сколько для того, чтобы подкрепить свое мнение не просто некими голословными утверждениями, а именно результатами проведенных исследований. 

Понравится это кому-либо или нет, но эти исследования однозначно свидетельствуют о том, что вовсе не Франция является для Узбекистана приоритетной страной в рамках Евросоюза и вовсе не Узбекистан является приоритетным для Франции государством в Центральной Азии. Причем, ни с точки зрения политики, ни с точки зрения безопасности, экономики и социальной сферы.

В этой связи, у меня как у эксперта, также возникает вопрос: почему именно Франция выбрана для первого визита президента в Европу? И на ум пока напрашивается то, что, учитывая высокую роль Франции в Евросоюзе, данный визит носит в большей степени политический и ознакомительный характер. Как представляется, визит будет больше связан с изучением реакции ведущих европейских стран на реформы в Узбекистане и прощупыванием почвы для дальнейшего сотрудничества.

– Как вы оцениваете эти перспективы?

– Перспективы именно глубоких форм сотрудничества между Узбекистаном и Евросоюзом, как и между Узбекистаном и Францией, на мой взгляд, все еще очень и очень туманны. И особенно это заметно в экономической сфере.

В настоящее время экономическое взаимодействие между Евросоюзом и Узбекистаном пока еще крайне слабо и малозаметно, особенно по сравнению с масштабами взаимодействия Узбекистана с теми же его основными экономическими партнерами – Россией и Китаем. Во многом это связано с фактическим отсутствием долгосрочных экономических интересов у самого Евросоюза, а также незначительными масштабами европейского экономического присутствия.

Так, основные экономические интересы Евросоюза в Центральной Азии связаны с углеводородами. Однако в Узбекистане (в отличие, например, от Казахстана и Туркменистана) схожих интересов у ЕС нет, и скорее всего не появится. Узбекистан, хотя и располагает промышленными запасами углеводородов, но для Евросоюза они не имеют значения. Экспортером нефти Узбекистан в обозримом будущем не станет, так как сам является ее импортером. Экспортные же возможности Узбекистана по природному газу несущественны, а в дальнейшем наша республика, возможно, даже станет импортером газа.

Дело в том, что Узбекистан целенаправленно проводит экономическую политику с упором на развитие перерабатывающих отраслей. Это на фоне устойчивого роста численности населения страны ведет к неуклонному увеличению внутреннего потребления энергии, в особенности газа. При этом, следует принимать во внимание и то, что в Узбекистане свыше 80% электроэнергии генерируется путем сжигания природного газа на тепловых электростанциях.

Одновременно в последние годы наблюдался рост экономического интереса к Узбекистану со стороны России, Китая, ряда азиатских стран. У тех же России и Китая в отличие от Евросоюза есть реальные и серьезные экономические (и не только) интересы в Узбекистане.

– Почему, на ваш взгляд, Узбекистану экономически нужен Евросоюз? И что может предложить республика европейским инвесторам?

– Узбекистан сохраняет высокую заинтересованность в европейских инвестициях и передовых технологиях. Основные сегменты: промышленность, сельское хозяйство, транспорт. Кроме того, наша страна крайне заинтересована в выходе на продовольственный и текстильный рынки Евросоюза.

Однако, повторюсь: ни в Брюсселе, ни в Париже, ни в столицах других ведущих стран ЕС пока не проявляют высокой готовности к сотрудничеству по данным стратегическим для нас вопросам. Создается впечатление, что Узбекистан рассматривается в Европе исключительно в качестве рынка сбыта продукции и зачастую устаревших технологий.

– А что на счет безопасности? Есть ли перспективы для сотрудничества в этом направлении?

– Хотя отношения между ЕС и Узбекистаном в сфере безопасности внешне являются довольно развитыми, однако в реальности они все же во многом символичны, а по ряду аспектов, к тому же, больше относятся к политической сфере.

Несмотря на то, что отношения с Евросоюзом в сфере безопасности в самом Узбекистане, безусловно, оцениваются как полезные, их глубина и интенсивность все еще несущественны. ЕС мало что может предложить нашей стране. К тому же Узбекистан делает главную ставку на обеспечение безопасности собственными силами, а в случае возникновения реальной военной угрозы извне, скорее всего, рассчитывает на помощь в основном России, а также, возможно, Китая.

В целом же стремление Узбекистана к развитию внешних связей в сфере безопасности преимущественно с Россией объясняется еще и высокой зависимостью узбекских вооруженных сил от России по ключевым элементам обеспечения военной безопасности. В особенности это касается военно-технического сегмента. На этом фоне Узбекистан вообще не зависит от Евросоюза, в том числе даже от таких важных для нас европейских программ как БОМКА и КАДАП. После же кардинального сокращения контингента США/НАТО в Афганистане с 2014 года налицо устойчивая тенденция постепенной утраты Евросоюзом и Западом в целом даже тех позиций, которые они приобрели ранее.

Да, Узбекистан готов взаимодействовать с европейскими странами: как в рамках отдельных/самостоятельных программ, так и под эгидой ОБСЕ и НАТО. Однако, на мой взгляд, наша страна категорически не потерпит, если это взаимодействие станет сопровождаться навязыванием неприемлемых политических условий, к тому же никак не подкрепленных экономически.

В этой связи, в дальнейшем, в сфере безопасности Узбекистан наверняка будет опираться в основном на собственные силы, а в крайнем случае – на Россию и Китай, но никак не на Запад и уж тем более не на Евросоюз. Поэтому в перспективе (особенно кратко- и среднесрочной) у ЕС вероятно не будет ни большого желания, ни больших шансов по усилению взаимодействия с Узбекистаном в сфере безопасности.

– Что вы скажете о перспективах взаимодействия Евросоюза и Узбекистана в социальной сфере?

– Евросоюз сумел занять определенные ниши в образовательном сегменте социальной сферы Узбекистана, оказывая в целом достаточно сильное воздействие на формирование и функционирование всей системы узбекского высшего образования. Во многом этому способствовало и то, что наша страна традиционно ориентировалась на лучшие международные образовательные стандарты, представленные главным образом в ЕС и США. В этой связи образовательное направление, наряду с туристическим, было и остается перспективным.

Помимо этого, Евросоюз финансирует в Узбекистане многочисленные, хотя и небольшие социально-ориентированные проекты (по здравоохранению, охране окружающей среды, водоснабжению и т.п.). Такого рода проекты также интересны Узбекистану и имеют некоторую перспективу.

Тем не менее, необходимо честно признать, что в целом европейская политика в социальной сфере никогда не оказывала серьезного влияния на широкие слои узбекского общества. Например, те же образовательные программы (ТЕМПУС, "Эрасмус Мундус", "Эрасмус+") фокусировались и фокусируются лишь на очень небольших группах граждан Узбекистана (в основном немногочисленных представителей академических кругов и студенческой молодежи).

Даже финансирование отдельных социально-ориентированных проектов в Узбекистане не дает Евросоюзу особых возможностей с точки зрения развития отношений. Дело в том, что Узбекистан в отличие, например, от соседних Кыргызстана и Таджикистана пока слабо зависит от внешней помощи (хотя от нее и не отказывается).

– Остается сфера политики. Насколько она перспективна с точки зрения развития отношений между Евросоюзом и Узбекистаном, Францией и Узбекистаном?

– Да, в "сухом остатке" остается только политическая сфера, причем неподкрепленная значительными успехами в других сферах. Здесь, на мой взгляд, многое зависит от самого Узбекистана, его понимания своих и европейских стратегических целей, и задач.

На мой взгляд, надо четко осознавать, что в условиях, когда у ведущих европейских стран фактически нет долгосрочных экономических интересов в Узбекистане (таких, какие есть, например, в Казахстане и Туркменистане), чисто политические и идеологические цели и задачи Евросоюза и его конкретных стран-членов часто выступают в качестве основных, а в каких-то случаях – единственных.

Например, готова ли наша страна к форсированной либерализации экономики страны по западным рецептам? Готов ли Узбекистан к трансформации своей политической системы по тем же европейским стандартам без создания устойчивого экономического фундамента для своего развития или к тесному, а главное – одностороннему сближению с ЕС?

В целом же, по-видимому, Узбекистан, хотя и заинтересован в усилении европейского вектора своей политики, однако ради этого не будет жертвовать своими долгосрочными национальными интересами. Тем более, что сразу же после обретения страной независимости наша страна отказалась от "слепого копирования" каких-либо внешних моделей развития, сделав главную ставку на разработку собственной, "узбекской" модели.

– Что вы предлагаете для развития отношений Узбекистана и Евросоюза, Узбекистана и Франции, решения существующих проблем?

– Для этого необходима в первую очередь организация системной работы между заинтересованными странами. На мой взгляд, системная работа начинается с организации исследований по вопросам отношений между нашими государствами, регионами. К сожалению, таких исследований крайне мало, практически нет. Это признают и сами европейцы.

Видимо не случайно, что в последнее время активизировались консультации представителей ЕС с экспертными и научными кругами стран Центральной Азии, в том числе Узбекистана. В начале года я принял участие уже в двух таких встречах, а мои коллеги – еще в нескольких.

На данных мероприятиях присутствовали высокопоставленные чиновники из ЕС, в том числе Специальный представитель Евросоюза по Центральной Азии Питер Буриан, руководители представительств ЕС и европейских дипломатических миссий, фондов и других организаций. Открытость и регулярность подобных обсуждений – это уже очень положительный момент, крайне выгодно отличающий Евросоюз от многих других государств.

Однако, без организации реальных, причем крупных, исследовательских проектов эти разговоры могут остаться всего лишь разговорами ... В результате они никак не будут способствовать развитию взаимовыгодных отношений между Европейским Союзом и странами Центральной Азии, в том числе Узбекистаном.

Новости не выбирают: читайте все самое интересное в Telegram-канале АН Podrobno.uz 

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Последние новости

20 Ноября 2018, 22:53

Мирзиёев проинспектировал строительство делового центра Tashkent City (фото)

20 Ноября 2018, 22:22

Прокуратура раскрыла группировку, занимавшуюся поступлением в вузы за деньги: из ТГЮУ отчислен ряд студентов

20 Ноября 2018, 19:18

В Узбекистане издана уникальная книга-альбом "Маком" (видео)

20 Ноября 2018, 18:56

Нефтегазохимия, SCADA и геологоразведка: Мирзиёев поставил новые ориентиры перед "Узбекнефтегазом"

20 Ноября 2018, 18:38

Минфин прокомментировал информацию о резком росте стоимости газа на автозаправках

20 Ноября 2018, 18:10

МТС зарезервировала 850 миллионов долларов под будущий штраф за коррупцию в Узбекистане

Популярное

15 Ноября 2018, 16:17

Массовая драка на свадьбе: мужчины не поделили партнершу

13 Ноября 2018, 13:53

В аэропорту Ташкента задержали молодую сутенершу

13 Ноября 2018, 15:08

Родные хулиганов попросили прощение у пенсионерки, получившей кулаком в голову (видео)

14 Ноября 2018, 15:39

Когда верится с трудом: через две недели скорость интернета в Узбекистане увеличится в 10 раз

16 Ноября 2018, 11:07

Самолет рейса Ташкент-Мумбаи экстренно сел в Самарканде

14 Ноября 2018, 16:41

Узбекистанец впал в кому и умер после того, как выпил на пилораме под Петербургом

Возврат к списку