1302 ...
Севара Назархан: Мне интересно делать качественную поп-музыку и я считаю, что нельзя превращать ее в балаган
Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Севара Назархан одна из самых талантливых певиц современного Узбекистана. В интервью журналу imPress она рассказывает о своих планах, новом альбоме, проекте «Голос» и любви к Майклу Джексону.

Вы сейчас заканчиваете работу над новым альбомом. Он ведь записывался на волне успеха в «Голосе»?

Совсем нет. Дело в том, что еще задолго до шоу «Голос» мы с британским музыкантом Олли Смитом задумали альбом моих песен на его стихи. Записали его в Бристоле, сводили на студии Abbey Road, к аранжировкам приложил руку Пол Крокетт — он записывал и Debut Бьорк, и The Boatman's Call Ника Кейва, и многие вещи The Cure.

Хочу издать его и на русском языке: сейчас как раз работаем над переводами. А на английском пластинка называется You Shine.

Издаваться будете на лейбле Питера Гэбриела Real World?

Нет, тут совсем про другое. В этом проекте больше от электроники, я бы сказала, даже от бритпопа. Этот альбом — мое нутро, так я себя сейчас чувствую. Конечно, буду очень рада, если он попрет за рубежом — круто ведь, когда ты нравишься всем.

Но никаких расчетов по завоеванию мира я делать не могу, буду раздавать себя по кусочкам. Вот сейчас чувствую, что пришло время сделать что-то более традиционное.

Быть может, не в чистом виде, наверное, даже с абсолютно другой подачей. И тогда уже пойти с записью в Real World.

Как вы вообще познакомились с Гэбриелом?

В 2000-м я поехала на крупнейший фестиваль этнической музыки WOMAD, который организовал Питер. Поехала просто как гость, студенческая такая поездка… Ну, деньги скопила последние — и едешь. В Рединг. А в результате мне самой предложили выступить: попросили заменить отсутствовавшего артиста. 

Я, конечно, «да» сказала, а потом растерялась — я же была без музыкантов, один дутар под мышкой. Исполняла, помнится, что-то дикое, непонятное, песню на арамейском языке. И смотреть на большое количество людей, которые стоят у сцены, — тот еще опыт… Там же как устроено: открытая площадка на пять-семь тысяч человек и много шатров, куда любой зайти может.

И вот под конец моей импровизированной, капустной практически программы, минуте на 45-й, я понимаю, что шатер заполнился.

Это было ваше первое выступление перед такой огромной аудиторией?

Еще бы! Я ведь тогда маленькая была. Выступала, конечно, и до этого, но то было совсем другое. А тут такая проверочка! Так вот, среди зрителей был и Гэбриел, мирненько со своей камерой снимал все это действо. Затем он подошел, мы познакомились, и очень скоро, то есть буквально на следующий день, я оказалась в его студии.

Чтобы записать альбом Yo‘l Bo‘lsin, который привел вас к куче наград — в том числе BBC World Music Award?

Ну да. А потом мы с музыкантами поехали в тур в поддержку альбома Питера Growing Up — сначала по Европе, а потом уже и по всей Америке. Но больше всего прикипела к Лондону и теперь живу на три страны — Англия, Россия, Узбекистан.

Если езжу с ребятами, останавливаемся в отелях, на квартирах, а одна прилечу — бывало, и в студии живу. Там же все благоустроено. Не то чтобы я постоянно там тусовалась, скорее речь идет о работе. Нет, могу, конечно, пойти оторваться в клубе с какой-нибудь интересной музычкой. Но не простой. Концептуальной. 

На что из последнего ходили?

Недавно была на концерте Depeche Mode в Лондоне… Хотя обычно мне что-то посложнее нравится. Впрочем, раньше я всякое слушала. И Майкл Джексон нравился, и Уитни Хьюстон я, конечно, обожала.

Времена эти давно позади, но если бывает ностальгия, могу и плакушку такую послушать. Вот недавно в Штатах была на выступлении Мэри Джей Блайдж — прям обалденный концерт в очень уютном зале, кажется, какого-то казино.

Мне-то как раз не удивительно, что вы сочетаете в себе любовь к Майклу Джексону и этнической музыке, дружите с Пугачевой и при этом сотрудничали с Гектором Зазу. Но многие старые поклонники вашего похода в русскую попсу все-таки не поняли.

А почему бы и нет? Мы же с вами говорим на этом языке, мне он не чужой. И поп-музыка — это тоже часть меня. Просто еще одна веточка. Раньше я была в каком-то вечном поиске, мне все казалось: я и это могу, и это хочу. А сейчас я наконец знаю свои желания. Да, они по-прежнему разные, но больше не конфликтуют друг с другом. Просто я разная.

В прошлом году, например, в Эстонии исполняла ораторию «Мария Магдалинa» с огромным оркестром, с хором. Или Green Tara Петера Вяхи — та и вовсе на санскрите была. Я очень люблю эксперименты. Традиционные песни со стариками могу исполнять, а могу что-то современное с моими ребятами.

Мне интересно делать качественную поп-музыку и я считаю, что нельзя превращать ее в балаган, в то, что люди как раз и называют презрительно «попсой». Там, где есть место слезам, пусть будут слезы. Нельзя притворяться, что все хорошо, эти рукопляски бесконечные… Люди хотят правды, настоящих эмоций. И я взялась за такую вот миссию — привнести что-то прекрасное.

Я смотрю у вас с нашими рокерами особый контакт установился — с Борисом Борисовичем Гребенщиковым пели, с Вячеславом Бутусовым пели, Михалок вам песни писал…

По сути это все отдельные истории, результаты каких-то спонтанных встреч. С Бутусовым, к примеру, познакомились пять лет назад, когда я еще записывалась с электронным проектом «Deadушки».

Тогда же я спела со Славой «Я хочу быть с тобой», а теперь вот снова списались — хотим сделать что-то специальное. Например, ему очень понравилась моя новая песня Letters — возможно, переведем ее на русский и сыграем вместе, Слава хочет добавить еще гитару Георгия Каспаряна…

Он что-нибудь говорил про «Голос»? Спрашивал, ради чего вы туда пошли?

А тут ответ простой. Ключевое слово — интерес. Я же не рвалась туда. Сперва, когда услышала о кастинге, вообще подумала: «Что мне там доказывать-то?». Потом взглянула на The Voice в Америке, в Англии и поняла, что там выступали и те, кто популярен на родине, вполне себе состоявшиеся артисты.

А когда еще организаторы обещают, что тебя услышат без привязки к твоему положению, возрасту или чему-то еще — тут уж становится по-настоящему завлекательно. Это же прикольно! Идешь ты на кастинг, проходишь прослушивание — и прямиком в шоу. Покажи себя — и получишь классный резонанс.

Но чему вы там реально могли научиться?

Говорить, что это шоу было каким-то колоссальным сдвигом, я, конечно, не буду. Песни выбирала сама, костюмы тоже. Но полезных советов получила немало. Почему-то с этим проектом все сложилось, как говорится, звезды сошлись.

Я вообще верю, что все в нашей жизни неспроста. И этот проект сам ворвался в мою жизнь — он хотел, чтобы я там оказалась.

Самым проникновенным моментом стало то, как вы исполнили песню Игоря Николаева «Там нет меня». Интересно, что после этого вы продолжили перепевать полузабытые шлягеры прошлого — скажем, в эфире «Вечернего Урганта» появились с перепевкой «Необыкновенных глаз» группы «Ялла». Такие классические эстрадные номера…

Эстрада, не эстрада — меня это все не волнует. Всего лишь хочу дать новое дыхание забытым песням. Но каждая должна подходить именно тебе, ты должен ее пережить — себя же не обманешь, а народ тем более.

«Необыкновенные глаза» — и песня-то необыкновенная. Армянско-азербайджанская, написанная на русском языке и исполненная узбечкой. Она показывает, как много у нас общего, и такие песни должны жить.

Сейчас люди как раз соскучились по такой музыке, и вы, стоит признать, отлично играете на ожиданиях публики. 

Знаете, мне вообще-то не свойственно заигрывать с публикой, куда проще быть такой, какая я есть. То, что я выдавала, — это я, моя натура. Просто во мне всего много. И многое со временем накапливается, естественно, что мне хочется этим делиться!

В вас такая тяга к самовыражению, конечно, с детства. Когда оба родителя так или иначе профессионально занимаются музицированием, волей-неволей будешь артистом.

Не скажите. Нас было четверо детей, и только я ударилась в музыку. Но то, что с детства музыка в нашей семье царила, буквально парила повсюду, сыграло свою роль, правда, лишь для меня. Мама преподавала народные инструменты, а отец пел и занимался музыкальной редактурой на телевидении.

Детство — это закладка всего. И по итогам я пошла учиться в консерваторию по классу оперного вокала — просто потому, что других вариантов и не было. Тогда же начались первые гастроли — как раз с упомянутой вами группой Sideris. Четыре девчонки 17–19 лет, год проездили по городам и весям, целый ряд конкурсов… И вот спустя столько лет, представляете, снова конкурс — «Голос». (Смеется.)

А что вы сделаете, когда, наконец, приедете домой, в Узбекистан?

Приду домой и хорошенько высплюсь. Поем манты с тыквой. И снова посплю. А потом позвоню маме и скажу, как ее люблю.
  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Последние новости

19 Сентября 2018, 16:18

В Ташкенте водитель "Спарка", проехав на красный, сбил насмерть школьника

19 Сентября 2018, 15:49

В Ташкенте выступит знаменитый ансамбль народного танца Игоря Моисеева

19 Сентября 2018, 15:31

В МНО появится спецкомиссия по защите детей от недобросовестных журналистов

19 Сентября 2018, 14:40

Узбекское ТВ сохранило статус главной рекламной площадки в медиапространстве страны

19 Сентября 2018, 14:07

Узбекские и таджикские военные применили дроны и вертолеты в ходе учений (фото)

19 Сентября 2018, 13:43

В Ташкенте ограничили движение по улице Фуркат (схема)

Популярное

12 Сентября 2018, 07:55

В России судят банду насильников из Узбекистана: жертвами преступников становились девушки от 19 до 25 лет

15 Сентября 2018, 10:31

Стоимость хлеба в Узбекистане за ночь выросла почти в два раза

14 Сентября 2018, 10:35

Министр прокомментировал ролик узбекского ТВ о мини-юбках в школах

12 Сентября 2018, 09:49

Поймали: водитель, оскорбивший и ударивший женщину на остановке, оштрафован и посажен на 5 суток

17 Сентября 2018, 12:46

Шерзод Кудратходжаев прокомментировал видео со своим участием

14 Сентября 2018, 14:01

Узбекистанцы смогут бесплатно отдохнуть в Крыму

Возврат к списку