6 Октября 2015, 18:27 2063 ... Спорт
Ирода Туляганова планирует открыть собственную теннисную школу

Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. Экс-первая ракетка Узбекистана Ирода Туляганова в эксклюзивном интервью интернет-порталу SPORTS.uz рассказала о том, почему решила завершить карьеру, поведала о своих планах на будущее и поделилась мнением относительно проблем тенниса в Узбекистане.

 – Вы помните тот момент, когда приняли решение уйти из большого спорта?

– В какой-то степени это получилось спонтанно. Обычно я заранее планирую те или иные важные события, но в этот раз всё вышло иначе. Так распорядилась судьба, что я не играла три года, потом решила возобновить выступления и это у меня получилось. К сожалению, полноценно вернуться на прежний уровень не получилось – вновь посыпались травмы. Из-за них мне приходилось лечиться достаточно долгое время. В какой-то момент я поняла, что пора завязывать. Такой ритм жизни мне совершенно не подходил, я понимала, что теннис идёт в ущерб моему здоровью.

– И всё-таки по какой-то причине Вы решили вернуться в теннис… Что или кто подтолкнул Вас к этому решению?

– После завершения карьеры я три года не приходила на корты. Было желание наверстать упущенное в плане личной жизни. В первую очередь, хотелось больше времени проводить с семьёй. Я родила сына, сейчас ему уже 2,5 годика. Не так давно ко мне в голову пришла мысль вернуться в теннис, но уже в новой роли. Это осознанное решение, я долго к нему шла.

– Чем Вы сейчас занимаетесь?

– Тренирую детишек. У меня есть своя команда, которая называется Pro Tennis Team. Мне помогают Валерий и Виктория Семёновы. Это мои близкие родственники, я им доверяю, и они моё доверие оправдывают сполна. Они тоже профессиональные теннисисты, но по определённым причинам им не удалось заиграть на высоком уровне. Эта идея возникла не на пустом месте – у меня были планы на этот счёт.

– Открытие собственной школы – это сложный процесс?

– Тут есть одна немаловажная деталь. Чтоб открыть свою школу, нужно иметь корты, теннисный клуб и получить разрешение на работу. В данный момент корты, где мы занимаемся, принадлежат Республиканской школе олимпийского резерва. Мы арендуем площадки и на них занимаемся. Я не имею права громогласно заявлять, что содержу целую школу. Во-первых, это не так, а во-вторых, с моей стороны это было бы неправильно. Мы, разумеется, очень хотим и делаем всё возможное, чтоб уже в ближайшем будущем на свет появилась новая теннисная школа под моим руководством.

– На данный момент в вашей команде тренируются только дети, верно?

– Да, это так. Самой старшей моей подопечной десять лет. Правда, я ещё работаю с одной шестнадцатилетней девочкой, которая является членом нашей юниорской сборной. На мой взгляд, у неё большой потенциал.

– В каком возрасте лучше всего отдавать ребёнка в теннис?

– Сейчас пошла такая мода, что детишки начинают делать свои первые шаги в теннисе очень рано – в три, два с половиной года. Это желание родителей, мы это понимаем и уважаем. Для нас, тренеров, легче обучать детей чуть постарше – от пяти лет и выше. В этом возрасте у детей работа мозга идёт более осмысленная, они уже понимают, что от них требуют и стараются соблюдать все предписания. А когда ребёнку три годика, ему хочется всё время играться и прыгать. По понятным причинам, он не всегда может реагировать на наши слова, а это важно в процессе работы. Впрочем, мы стараемся к каждому найти свой подход, независимо от возраста или навыков.

– Есть ещё какие-то перемены в жизни?

– Есть (улыбается). Возможно, что с Нового года я стану новым капитаном женской сборной Узбекистана. Получается, я буду руководить нашими девчонками на Кубке Федераций.

– Чего не хватает нашему теннису?

– Не могу однозначно ответить, потому что это весьма сложный вопрос. Наших теннисистов нельзя обвинить в чём-то конкретно. Разве они недостаточно тренируются? Нет. Они настоящие профессионалы и относятся к своему делу профессионально. Другое дело, что у каждого свои причины и своя судьба. Кому-то в своё время помешали травмы, а кого-то погубила лень. Это жизнь. Глобальной причины я не вижу, потому что в нашей стране реально есть все условия, чтоб играть на высоком уровне.

– Может быть, есть проблемы на уровне психологии?

– Это только одна из множества причин. У нас менталитет такой, что возникают проблемы. Девочек производят на свет, чтобы уже в 18 лет отдать замуж. А какая у неё будет карьера, если она в таком юном возрасте выйдет замуж? Ответ очевиден. Что касается мужчин, то тут проблема другого плана. Нашим ребятам не хватает самодисциплины и голода до побед. Добились какого-то локального успеха, и сразу успокоились, снизили к себе требования. Это в корне неправильно, потому что спортсмен должен желать побеждать всегда и везде.

– Вы общаетесь с кем-нибудь из теннисисток своего поколения? 

– Я поддерживаю хорошие отношения с Сереной Уильямс, Аней Курниковой, Анастасией Мыскиной, Ким Клийстерс, Жюстин Энен и другими спортсменками из того поколения. Мы не находимся в тесном контакте круглый год, но когда встречаемся, довольно мило беседуем. А вообще, я не такой человек, который целыми днями пропадает в социальных сетях. Это не моё. 

Материал подготовил:
Ходжиакбар Ганиев
  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Возврат к списку