E-aktiv: перспективы ведения учета в трех системах. Часть 1. Законодательное явление
Экономика

E-aktiv: перспективы ведения учета в трех системах. Часть 1. Законодательное явление

6372

В то время, как еще не утихли бури и грозы ИКПУ и ПНФЛ, бухгалтерское сообщество замерло в ожидании «радостного» события, обусловленного выходом Постановления Кабинета Министров РУз (далее - КМ РУз) № 595 от 22.09.2021 года «О мерах по дальнейшему совершенствованию постановки на учет налогоплательщиков и упрощению порядка возмещения налога на добавленную стоимость» (далее - ПКМ № 595), и которое связанно с установлением с 1 января 2022 года для плательщиков НДС и юридических лиц с государственной долей в уставном фонде (капитале) в размере 50% и более обязательства отражать в автоматизированной информационной системе государственных налоговых органов «E-aktiv»:

  • все операции, связанные с постановкой на учет (приобретением (строительством), запуском, переоценкой, распоряжением) хозяйствующими субъектами основных средств (ОС), нематериальных активов (НМА) и товарно-материальных ресурсов, а также формированием и снижением собственного уставного фонда (уставного капитала) (УК);

  • снятие с учета хозяйствующими субъектами товарно-материальных запасов (ТМЗ) в процессе хозяйственной деятельности по причине утраты в результате непригодности после истечения срока хранения, физического и морального износа, а также выявления недостачи, потери или повреждения (разбития, разделения) в срок не позднее трех рабочих дней.

Более того, Государственному налоговому комитету РУз (далее - ГНК) поручено в срок до 1 января 2023 года внести в КМ РУз обоснованные предложения по установлению обязательности настоящих порядков для всех хозяйствующих субъектов.

Специалисты компании ElectEx попытались проанализировать цепь законодательных инициатив, которые предшествовали возникновению данных обязательств в ПКМ № 595, связанных с использованием «E-aktiv». Отметим сразу тот факт, что обычному налогоплательщику разобраться в данной последовательности нормативно-правовых актов крайне сложно, а тем более отследить сроки и последовательность указанных в них мероприятий. Тем не менее, мы считаем крайне важным рассмотреть именно эту совокупность последовательностей потому, что данная система была разработана без выполнения отдельных мероприятий, требующих комплексного взаимодействия министерств и ведомств в части подготовки предложений по адаптации требований действующего законодательства, а также масштабной работы группы высококвалифицированных специалистов, связанной с разработкой методологических аспектов таких законодательных изменений.

Именно неисполнение данных мероприятий в соответствии с действующими нормативно-правовыми актами и приведет в конечном итоге к формированию в системе «E-aktiv», на наш взгляд, бесполезных показателей, на основании которых планируется осуществлять процедуры налогового администрирования с соответствующими последствиями для плательщиков налога на добавленную стоимость (далее - НДС).

Да, статья большая и нудная. Но мы рекомендуем каждому плательщику НДС и юридическому лицу с государственной долей в уставном фонде (капитале) в размере 50% и более погрузиться вместе с нами в изучение законодательного и методологического аспектов с целью понимания того, что последствия применения данной информационной системы «E-aktiv» могут быть для них крайне нежелательны и, что еще важнее, законодательно и методологически не обоснованы. И это – реальность «действующего» законодательства, в которой мы с вами находимся.

Но обо всем по порядку.

История возникновения законодательной инициативы по разработке и внедрению информационной системы E-aktiv (E-ombor, E-склад, Э-омбор).

Впервые о практических мероприятиях о совершенствовании налогообложения в целях повышения качества и эффективности налогового администрирования, содействия развитию предпринимательства, было упомянуто в пункте 128 Государственной программы по реализации Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан на 2017-2021 годы в «Год диалога с народом и интересов человека» (2017 год), которая была разработана и утверждена в соответствии со Стратегией действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан на 2017-2021 годы (Указ Президента РУз № УП-4947 от 07.02.2017 г.).

В части мер по реализации пунктом 128 Государственной программы было обозначено критическое изучение и анализ налогового законодательства, устранение избыточных и сложных норм в правоприменении, упрощение процесса исчисления налоговой базы, унификация налогов и других обязательных платежей, взимаемых с единой базы, а также подготовка предложений, направленных на обеспечение стабильности налогового законодательства.

Затем, в рамках мероприятий по коренному совершенствованию процедуры и методологии организации налогового администрирования и контроля, приведения этой системы в соответствие с требованиями передовых международных стандартов Государственной программы по реализации Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах в «Год поддержки активного предпринимательства, инновационных идей и технологий» (2018 год), утвержденной Указом Президента РУз № УП-5308 от 22.01.2018 г., был подписан Указ Президента РУз от 29.06.2018 г. № УП-5468 «О Концепции совершенствования налоговой политики Республики Узбекистан», основными направлениями которой, в том числе, были:

  • упрощение налогового законодательства, устранение противоречий и коллизий в нормативно-правовых актах в сфере налоговых отношений, усиление защиты прав и законных интересов добросовестных налогоплательщиков;

  • обеспечение стабильности налогового законодательства и прямого действия норм Налогового кодекса Республики Узбекистан (далее – НК РУз) с максимальным ограничением отсылочных норм и подзаконных актов, регламентирующих вопросы налогообложения, в том числе установление в кодексе размеров ставок налогов и других обязательных платежей;

  • совершенствование форм и механизмов налогового контроля, в том числе за счет широкого внедрения современных информационно-коммуникационных технологий, обеспечивающих наиболее полный охват и учет объектов налогообложения и налогоплательщиков, внедрение порядка налогообложения операций, связанных с трансфертным ценообразованием.

Все эти направления в совокупности предусматривали координацию разработки проекта НК РУз в новой редакции, отмену неэффективных налоговых и таможенных льгот и преференций наравне с введением порядка предоставления постоянно действующих налоговых льгот в соответствии с НК РУз в срок до 1 декабря 2018 года.

Далее, в целях дальнейшего совершенствования налоговой системы, сокращения теневого оборота в экономике, реализации основных направлений Концепции совершенствования налоговой политики РУз, было принято Постановление Президента РУз № ПП-4389 от 10 июля 2019 г. «О дополнительных мерах по совершенствованию налогового администрирования», пунктом 4 которого Министерству финансов РУз (далее – Минфин), ГНК и Министерству по развитию информационных технологий и коммуникаций РУз (далее – Мининфоком) было поручено в трехмесячный срок внести в КМ РУз предложения, предусматривающие в срок до 1 декабря 2019 года разработку и внедрение Единой информационной системы бухгалтерского учета, интегрированной с системой сдачи налоговой отчетности, позволяющей вести бухгалтерский учет и осуществлять обмен данными между налогоплательщиками и налоговыми органами в режиме реального времени.

Тем же ПП-4389 от 10 июля 2019 г также были утверждены Стратегия совершенствования налогового администрирования и Дорожная карта по ее реализации.

Основной целью Стратегии совершенствования налогового администрирования является создание благоприятных условий для предпринимателей и инвесторов как важнейшего фактора повышения конкурентоспособности экономики, а также организация оказания в налоговых органах современных сервисно-ориентированных налоговых услуг с автоматизацией процессов налогообложения. Для достижения поставленной цели были обозначены следующие задачи:

  • обеспечение стабильности налоговых поступлений в Государственный бюджет;

  • улучшение качества оказываемых налоговых услуг путем повышения профессионального мастерства работников налоговых органов и внедрения цифровых технологий в налоговое администрирование;

  • создание доверительных отношений между налоговыми органами и налогоплательщиками для удовлетворения потребностей всех категорий налогоплательщиков на основе добровольного исполнения ими налоговых обязательств;

  • сокращение расходов, связанных с исполнением налоговых обязательств, формирование транспарентной и стабильной налоговой системы, обеспечивающей благоприятные условия для всех субъектов предпринимательства;

  • формирование системы налогового контроля на основе системы риск-анализа и дистанционной аналитической работы, предоставляющую возможность минимизации вмешательства в деятельность налогоплательщиков, «человеческого фактора» и негативных проявлений фактов коррупции в органах государственной налоговой службы.

В части реализации поставленных задач Стратегии совершенствования налогового администрирования, в том числе, пунктом 3.1 было обозначено совершенствование налоговой политики и сокращение уровня теневого оборота в экономике, в рамках которого была предусмотрена минимизация различий между налоговым и бухгалтерским учетом.

Мероприятиями по реализации мер по сокращению различий между правилами налогового и бухгалтерского учета и приведение их в полное соответствие с международными стандартами финансовой отчетности (далее – МСФО) пунктом 7 Дорожной карты был обозначен комплекс мер, ответственность за реализацию которых в срок до 1 июля 2020 года возлагалась на Минфин и Центральный банк РУз (далее – ЦБ).

В планируемом результате последовательного исполнения Дорожной карты, в том числе и пункта 7, пунктом 18 той же Дорожной карты были предусмотрены дальнейшие организационные мероприятия по совершенствованию системы мониторинга импортных операций путем интеграции информационных баз Государственного таможенного комитета РУз (далее – ГТК), ЦБ и ГНК, внедрения электронной системы учета товаров «Е-склад», обеспечения формирования отчетов по импортированным товарам в электронном виде, ответственность за реализацию которых в срок до 01 января 2021 года возлагалась на ГТК, ГНК, ЦБ, Минфин и Мининфоком.

Таким образом была заложена концепция создания методологического фундамента принципиально нового ЕДИНОГО БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА, которая, в свою очередь подразумевала, в том числе и адаптацию действующей нормативно-правовой базы для этих целей, в частности, требований НК РУз.

Но все оказалось не так просто, как задумывалось изначально. В обозначенный пунктом 7 Дорожной карты период реализации мер по сокращению различий между правилами налогового и бухгалтерского учета и приведение их в полное соответствие с международными стандартами финансовой отчетности Постановлением Президента РУз № ПП-4611 от 24.02.2020г. устанавливается, что акционерные общества, коммерческие банки, страховые организации и юридические лица, отнесенные к крупным налогоплательщикам, с 1 января 2021 года организуют ведение бухгалтерского учета и начиная с итогов 2021 года составляют финансовую отчетность на основе МСФО, за исключением юридических лиц, для которых законодательством предусмотрен более ранний срок перехода на МСФО.

Фактически, после выхода ПП-4611 от 24.02.2020г. о ведении бухгалтерского учета на основе МСФО некоторыми категориями предприятий и организаций, методологически все предприятия и организации разделили на две категории: те, кто ведет бухгалтерский учет и составляет финансовую отчетность по Национальным стандартам бухгалтерского учета (далее – НСБУ), и соответственно, те – кто по МСФО. Естественно, что при таких законодательных регламентах реализация мер по сокращению различий между правилами налогового и бухгалтерского учета и приведение их в полное соответствие с МСФО должна была столкнуться с огромным шквалом методологических расхождений, в первую очередь, с НСБУ, не говоря уже о принципах и методах налогового учета в соответствии с требованиями НК РУз.

Но не смотря на это, в соответствии с Указом Президента РУз от 2 марта 2020 г. № УП-5953 утверждается Государственная программа по реализации Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах в «Год развития науки, просвещения и цифровой экономики» (2020 год), пунктом 69 которой были предусмотрены мероприятия по совершенствованию налогового администрирования за счет модернизации информационно-коммуникационных технологий, в рамках которых была указана разработка проекта нормативно-правовых актов, в частности, Стратегии Государственного налогового комитета по развитию информационных и коммуникационных технологий в срок до 20 марта 2020 г., ответственными за исполнение которой являлись ГНК, ГУП «Налоговая служба», Научно-информационный центр новых технологий, Министерство инвестиций и внешней торговли, Минфин и Мининфоком.

Но самым, на наш взгляд, амбициозным решением, которое так и не было реализовано, являлось включение мероприятий пункта 70 в данную Государственную программу (№ УП-5953) по совершенствованию форм налоговой отчетности, в рамках которых была предусмотрена разработка проектов нормативно-правовых актов, предусматривающих создание упрощенного программного продукта и услуги «Ваш электронный бухгалтер» для содействия налогоплательщикам в исчислении налогов и сдаче отчетности путем внедрения системы декларирования налогоплательщиками доходов и расходов и налоговых оборотов в срок до 1 апреля 2020 г., ответственными за исполнение которого являлись ГНК, Минфин, Министерство инвестиций и внешней торговли и прочие министерства и ведомства.

И наконец, пунктом 71 данной Государственной программы (№ УП-5953) были обозначены мероприятия по реализации мер по снижению доли «теневой экономики», в рамках которых была предусмотрена разработка проектов нормативно-правовых актов, а также разработка и внедрение электронной системы учета товаров «Э-омбор», обеспечивающей составление отчетов в электронном виде по импортируемым товарам в срок до 20 марта 2020 г., ответственными за исполнение которого являлись среди прочих министерств и ведомств, КМ РУз, ГНК, ГТК, ТПП, Минфин и Минифоком. Данные мероприятия также не были реализованы в указанные сроки.

На фоне всего нереализованного вышеуказанного перечня мероприятий, Постановлением Кабинета Министров РУз № 359 от 05.06.2020 г. «О дополнительных мерах по широкому внедрению в налоговое администрирование современных информационно-коммуникационных технологий» утверждается Стратегия Государственного налогового комитета по развитию информационных и коммуникационных технологий, а также План мероприятий к ней.

Особо следует отметить тот факт, что пунктом 10 Плана мероприятий (ПКМ № 359) предусмотрены разработка и оптимизация бизнес-процессов по задачам, поставленным перед органами государственной налоговой службы путем внедрения новой редакции Налогового кодекса, срок исполнения которых - декабрь, 2021 год. В качестве механизма реализации пунктом 10.1 указана разработка методологии каждой технологической последовательности (цепочки) реализации каждой из задач, возложенных на государственную налоговую службу, и только затем, в пункте 10.2 - автоматизация этапов выполнения задач.

И наконец, очередным Указом Президента РУз от 3 февраля 2021 года № УП-6155 была утверждена очередная Государственная программа по реализации Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах в «Год поддержки молодежи и укрепления здоровья населения» (2021 год), в которой были обозначены меры по внедрению до 1 июля 2021 года в практику государственной налоговой службы электронной системы, предоставляющей возможность осуществлять автоматическое формирование доходов и расходов фермерских хозяйств и направление их в налоговые органы на основе принципа «Налоговик – помощник», а также установлено, что в рамках организации деятельности государственной налоговой службы на основе принципа «Налоговик – помощник» имеющие статус юридического лица субъекты предпринимательства и фермерские хозяйства, доходы которых за предыдущий год согласно данным годового финансового отчета составляют не менее 5 миллиардов сумов, вправе участвовать в налоговом мониторинге (пункт 15 УП-6155 от 03.02.2021 года).

Самой же Государственной программой был предусмотрен достаточно обширный ряд мероприятий (пункты 50-55), связанных с эффективным проведением налоговых реформ, прозрачностью налогового администрирования, снижению и упрощению налоговой нагрузки, расширению производственной и налоговой базы на этой основе, но мы остановимся только на пункте 52, которым предусмотрено внедрение механизмов контроля в реальном времени объемов производства, остатков на складе и отгрузки продукции, а также введение единой системы классификации по видам товаров и услуг.

Очевидно, что в сроки, указанные № УП-5953 от 2 марта 2020 г. также не было реализовано ни системы «Э-омбор», ни тем более упрощенного программного продукта и услуги «Ваш электронный бухгалтер». И понятно, почему: разные методологические аспекты продолжали требовать реализации мер по сокращению различий между правилами налогового и бухгалтерского учета и приведение их в полное соответствие с международными стандартами финансовой отчетности, которые были обозначены ранее Стратегией совершенствования налогового администрирования и Дорожной картой по ее реализации в ПП-4389 от 10 июля 2019 г.

Важность выполнения данных мероприятий обусловлена тем, что в настоящее время в действующем законодательстве существует две системы бухгалтерского учета: НСБУ и МСФО. Используя одну из них, предприятие параллельно осуществляет и налоговый учет в соответствии со статьей 76 НК РУз. В свою очередь, НК РУз содержит отдельный регламент формирования налоговой базы для каждого налога, что, в свою очередь, также подразумевает отдельный учет для каждого вида налога, в частности для НДС и налога на прибыль. Более детально мы это рассматриваем во второй части статьи «E-aktiv»: перспективы ведения учета в трех системах. Часть 2. Отсутствие универсального учета.

Системы бухгалтерского и налогового учетов были более или менее понятны и упорядочены до тех пор, пока не появился «E-aktiv».

Теперь мы подошли к моменту выхода ПКМ № 595, указанному в начале нашей статьи. Обратите внимание на то, как эволюционировала сама инициатива создания универсальной учетной системы в течении нескольких лет.

Е-aktiv: информационная система, предназначенная для постановки на учет и снятия с учета или учетная система объектов налогообложения?

Давайте разберемся, о чем же все-таки речь в ПКМ № 595 и насколько правомерны его требования, указанные в пункте 3, абзаце б) для плательщиков НДС?

Тестируя информационную систему «E-aktiv», мы пришли к выводу о том, что, по сути, это учетная система государственного органа (ГНК), так как она объединяет комплекс процедур (отражение операций) по сбору, регистрации, обработке и предоставлению данных об активах и хозяйственных операциях плательщиков НДС. То есть выполнить задачу, предусмотренную Государственной программой по реализации Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах в «Год поддержки молодежи и укрепления здоровья населения» (2021 год) и обеспечить контроль в реальном времени объемов производства, остатков на складе и отгрузки продукции.

Для начала давайте рассмотрим вопрос правомерности такого контроля с позиции требований НК РУз.

Вся проблема в том, что в НК РУз нет ни одного регламента, который хоть как-то может обосновать создание такой учетной системы и вменить налогоплательщику обязательства по ее применению.

Регламент постоянного взаимодействия налогового органа и налогоплательщика касаются только электронного документооборота, но никак не обязательного использования учетной системы налогового органа. Статьей 19 НК РУз предусмотрен общий порядок такого обмена документами, а также утверждение ГНК их форм, порядка заполнения, направления и получения таких документов на бумажном носителе или в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи либо через персональный кабинет налогоплательщика. Особо следует отметить, что часть 6 статьи 19 НК РУз указывает на полномочия ГНК в части утверждения документов, указанных исключительно в самом НК РУз. Именно по этим основаниям, а также в соответствии со статьей 82 НК РУз, и было разработано Положение о порядке представления финансовой и налоговой отчетности посредством телекоммуникационных каналов связи в органы государственной налоговой службы (Приложение к Постановлению ГНК РУз от 10.06.2016 г. № 2016-21).

Также, в соответствии со статьей 47 НК РУз, предусмотрен порядок оформления счетов-фактур в электронном виде в информационной системе электронных счетов-фактур, форму и порядок заполнения которых утверждает ГНК по согласованию с Минфином. В соответствии с этими требованиями НК РУз также было разработано Положение о формах счетов-фактур и порядке их заполнения, представления и приема, утвержденное Постановлением КМ РУз от 14.08.2020 г. № 489.

Регламент истребования у налогоплательщика учетной документации, в том числе и в электронном виде, указан в статье 146 НК РУз и обязывает контролирующий орган передать именно проверяемому лицу требование о представлении таких документов лично под расписку. Если лично под расписку передать невозможно, требование направляется в виде электронного документа в персональный кабинет налогоплательщика (часть 2 статьи 19 НК РУз).

Проверяемое лицо в данном случае – это налогоплательщик, в отношении которого осуществляется налоговый контроль. А теперь рассмотрим полномочия контролирующего органа истребовать именно учетные документы в рамках осуществления отдельной формы налогового контроля.

Камеральная проверка.

Камеральная налоговая проверка налоговым органом проводится в соответствии с приказом руководителя (заместителя руководителя) налогового органа (часть 2 статьи 138 НК РУз) на основе анализа представленной налогоплательщиком (налоговым агентом) налоговой отчетности, финансовой отчетности, а также других документов и сведений о его деятельности, имеющихся у налогового органа (часть 1 статьи 138 НК РУз).

В ходе камеральной налоговой проверки налоговый орган может запрашивать у налогоплательщика учетные документы, пояснения к представленной налоговой отчетности и учетным документам, а также иную информацию, связанную с исчислением и уплатой налогов и сборов (часть 4 статьи 138 НК РУз).

В соответствии с пунктом 21 Положения о порядке организации и проведения налоговых проверок (Приложение № 2 к Постановлению КМ РУз № 1 от 07.01.2021 г.) камеральная налоговая проверка проводится в следующих случаях:

  • наличие риска совершения нарушения налогового законодательства, установленного на основе системы управления налоговыми рисками;

  • при выявлении ошибок или расхождений в представленной налогоплательщиком налоговой отчетности.

  • поступлении в налоговый орган обращений физических и юридических лиц о фактах нарушения налогового законодательства;

  • представлении налогоплательщиком уточненной налоговой отчетности, в которой уменьшена сумма налога, подлежащая уплате, по сравнению с ранее представленной налоговой отчетностью либо увеличена сумма понесенного убытка.

Выездная налоговая проверка

Выездная налоговая проверка проводится на основе приказа руководителя налогового органа (часть 4 статьи 139 НК РУз), при которой проводится анализ учетной документации, движения товарно-материальных ценностей и денежных средств, а также другой информации, связанной с деятельностью налогоплательщика (часть 2 статьи 139 НК РУз). 

В соответствии с пунктом 6 Положения о порядке проведения выездной налоговой проверки (Приложение к Постановлению ГНК РУз № 2020-16 от 18.05.2020 г. выездная налоговая проверка проводится при наличии следующих оснований:

  • при наличии сведений о налоговых правонарушениях в деятельности налогоплательщиков (налоговых агентов), не относящихся к категории с высокой степенью риска, выявленных по результатам программного продукта «Риск-анализ»;

  • при поступлении обращений физических и юридических лиц, а также судебных и правоохранительных органов о случаях нарушения налогового законодательства в деятельности налогоплательщиков, за исключением анонимных обращений;

  • при публикации в средствах массовой информации сведений о налоговых правонарушениях;

  • при возникновении необходимости изучения выявленных в ходе камеральной налоговой проверки расхождений и ошибок за пределами места нахождения налогового органа.

Особое внимание следует обратить на то, что в соответствии с пунктом 9 Положения о порядке организации и проведения налоговых проверок (Приложение № 2 к Постановлению КМ РУз № 1 от 07.01.2021 г.) выездные налоговые проверки и налоговый аудит осуществляются с уведомлением Уполномоченного при Президенте РУз по защите прав и законных интересов субъектов предпринимательства через Единую систему электронной регистрации проверок, за исключением проверок физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без государственной регистрации.

Налоговый аудит

Налоговый аудит проводится на основании приказа руководителя (заместителя руководителя) налогового органа (часть 8 статьи 140 НК РУз), которым утверждается программа его проведения (часть 9 статьи 140 НК РУз).

В соответствии с пунктом 6 Положения о проведении налогового аудита (Приложение к Постановлению ГНК № 2020-17 от 18.05.2020 года), программа налогового аудита разрабатывается на основе изучения и анализа налоговой отчетности, представленной налогоплательщиком, и (или) других сведений о деятельности налогоплательщика, имеющейся в налоговом органе.

Также, в соответствии с пунктом 3 вышеуказанного Положения, Налоговый аудит проводится:

  • у налогоплательщиков, относящихся к категории налогоплательщиков с высокой степенью риска (налоговая опасность), установленных посредством автоматической информационной системы анализа опасности (программный продукт "Риск-анализ") налогового органа;

  • у налогоплательщиков, относящихся к категории налогоплательщиков с высокой степенью риска (налоговая опасность), не представивших уточненную налоговую отчетность в ответ на требование налогового органа по результатам камеральной налоговой проверки (в том числе после уточненного требования), не представивших обоснований выявленных расхождений либо если представленные обоснования признаны недостаточными;

  • у добровольно ликвидируемых налогоплательщиков;

  • у налогоплательщиков, в отношении которых возбуждено уголовное дело;

  • у налогоплательщиков, в отношении которых выявлены новые обстоятельства, неизвестные налоговому органу во время ранее проведенного налогового аудита.

Также особое внимание следует обратить на то, что в соответствии с пунктом 9 Положения о порядке организации и проведения налоговых проверок (Приложение № 2 к Постановлению КМ РУз № 1 от 07.01.2021 г.) налоговый аудит, равно как и выездные налоговые проверки, осуществляются с уведомлением Уполномоченного при Президенте РУз по защите прав и законных интересов субъектов предпринимательства через Единую систему электронной регистрации проверок, за исключением проверок физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без государственной регистрации.

Таким образом, полномочия контролирующего органа по истребованию учетных документов ограничиваются в рамках осуществления отдельной формы налогового контроля - налоговой проверки.

Справедливости ради стоит отметить, что единственный порядок полноценного информационного взаимодействия на уровне учетной системы и связанной с ней учетной документации регламентирован в рамках налогового мониторинга (статья 170 НК РУз) и носит исключительно добровольный характер (часть 3 статьи 170 НК РУз).

В соответствии с пунктом 11 Положения о порядке проведения налогового мониторинга (Приложение № 1 к Постановлению КМ РУз № 736 от 20.11.2020 года) информационное взаимодействие в процессе налогового мониторинга осуществляется одним из следующих методов:

  • предоставление налоговому органу права удаленного доступа к системе ведения бухгалтерского и налогового учета налогоплательщика, являющегося участником налогового мониторинга;

  • публикация аналитической витрины данных - специального хранилища данных бухгалтерского и налогового учета налогоплательщика. Аналитическая витрина данных позволяет налоговому органу самостоятельно просматривать, анализировать и запрашивать необходимую информацию в рамках налогового мониторинга, в том числе сканированные копии первичных учетных документов;

  • передача сведений через персональный кабинет налогоплательщика.

Здесь также уместно будет упомянуть, что в соответствии со статьей 76 НК РУз учетом в целях налогообложения признается ведение налогоплательщиком или налоговым агентом учетной документации в соответствии с требованиями НК РУз в целях обобщения и систематизации информации об объектах налогообложения и (или) объектах, связанных с налогообложением, а также исчисления налогов, сборов и составления налоговой отчетности, равно как учетная политика в целях налогообложения определяется налогоплательщиком самостоятельно в соответствии со статьей 77 НК РУз. Более того, в статье 76 указаны требования о применении данных бухгалтерского учета для целей налогообложения. А регулирование бухгалтерского учета, и тем более порядок его ведения, определяется Законом РУз «О бухгалтерском учете» № 279-I от 30.08.1996 г., регулирование которого возложено на Минфин в соответствии со статьей 9.

Таким образом, обязательство использования информационной системы «E-aktiv» является не регламентированной никаким ЗАКОННЫМ нормативно-правовым актом формой налогового контроля с использованием не регламентированной никаким ЗАКОННЫМ нормативно-правовым актом учетной системы. Более того, применяемая методология учета при разработке этой учетной системы не соответствует ни одной методологии учета, описанной в действующем законодательстве. Об этом мы поговорим – в третьей части статьи «E-aktiv»: перспективы ведения учета в трех системах. Часть 3. Новый Е-активный учет.

А что, если мы более детально будем анализировать формулировки ПКМ № 595 о «постановке на учет … хозяйствующими субъектами» и «снятии с учета хозяйствующими субъектами …)»?

В данном случае в НК РУз статья 131 регламентирует постановку на учет объектов налогообложения налогоплательщиками, у которых возникло обязательство по уплате земельного налога, налога на имущество или налога за пользование водными ресурсами не по месту постановки на учет. Ни о какой постановке на учет объектов налогообложения плательщиками НДС в НК РУз, тем более, в соответствии с регламентом, утверждаемом КМ РУз, нет ни слова.

Соответственно возникают следующие вопросы: в соответствии с каким нормативно-правовым актом КМ РУз взял на себя полномочия фактически вносить изменения в НК РУз определением и созданием дополнительных регламентов регулирования отношений по установлению, введению и отмене, исчислению и уплате налогов и сборов, а также отношения, связанные с исполнением налоговых обязательств (статья 1 НК РУз), а также принимать нормативно-правовой документ, который прямо не предусмотрен НК РУз (статья 2 НК РУз) и каким образом была проведена правовая экспертиза ПКМ № 595 в соответствии со статьей 26 Закона «О нормативно правовых актах»?

Обращая внимание на соблюдение регламента общественного обсуждения проектов нормативно-правовых актов (далее – НПА), указанного в статье 24 того же Закона, мы проанализировали проекты на Портале обсуждения нормативно-правовых актов, и не нашли проекта прямо или косвенно указывающего на содержание регламентов, утвержденных в ПКМ № 595.

Но есть еще одна немаловажная деталь.

В целях обеспечения реализации задач, определенных в Государственной программе о реализации Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017 — 2021 годах в «Год развития науки, просвещения и цифровой экономики» (2020 год), Указом Президента РУз № УП-6079 от 05.10.2020 года была утверждена Стратегия развития «Цифровой Узбекистан – 2030».

В соответствии с пунктом 14 Приложения 15 утвержденной Указом Президента РУз № УП-6079 от 05.10.2020 г. Программы цифровой трансформации сфер экономического развития, финансово-банковской системы, управления государственными активами, развития конкуренции, поддержки предпринимательства и сокращения бедности в 2020-2022 годах в рамках стратегии «Цифровой Узбекистан-2030» в рамках отдельной ее программы внедрения информационных систем и программных продуктов в государственное управление предусмотрена реализация мер по сегментации налогоплательщиков, создании программного продукта «Риск-анализ», который подразумевает осуществление налогового контроля, исключающего человеческий фактор. Исполнителями этого проекта в срок до марта, 2021 года были обозначены ГНК, Минфин и Мининфоком.

В рамках этапов реализации предусмотрены следующие мероприятия:

1. Разработка проектной документации программного продукта.

2. Согласование проектной документации с заинтересованными министерствами и ведомствами.

3. Внедрение программного продукта.

Дело в том, что Указом Президента Республики Узбекистан № УП-5624 от 10.01.2019 г. был установлен порядок, в соответствии с которым, в рамках системы «Электронное правительство» и программ стратегии «Цифровой Узбекистан-2030», разработка и реализация проектов, а также включение поручений по их реализации в проекты нормативно-правовых актов осуществляются только после обязательного внесения данных проектов в электронный реестр, порядок ведения которого определяется Мининфокомом.

Данный порядок в настоящее время регулируется Положением о порядке разработки и реализации проектов по созданию и внедрению межведомственных и ведомственных информационных систем, баз данных, программных продуктов и иных проектов в сфере информационно-коммуникационных технологий в рамках развития системы «Электронное правительство» и цифровой экономики, утвержденным Постановлением Президента РУз № ПП-4328 от 21.05.2019 года, в соответствии с которым инициатор создания межведомственных и ведомственных информационных систем, баз данных, программных продуктов и иных проектов в сфере информационно-коммуникационных технологий в рамках развития системы «Электронное правительство» и цифровой экономики разрабатывает Паспорт и Концепцию своего проекта.

В свою очередь, уполномоченный орган (ГЦ «Центр управления проектами электронного правительства») рассматривает Концепцию проекта, в том числе, на предмет соответствия действующему законодательству РУз (пункт 19 Положения) и по результатам рассмотрения Концепции проекта с учетом заключений заинтересованных министерств и ведомств Центр включает проект в электронный реестр проектов (reestr.uz) и определяет степень его приоритетности (пункт 20 Положения).

Просмотрев электронный реестр, мы не обнаружили в нем регистрации системы Е-aktiv. Следовательно, не понятно, каким образом требование об использовании данной системы оказалось в нормативно-правовом акте - ПКМ № 595.

ГНК ждет обоснованных предложений…

Очень странно слышать призывы ГНК к сообществу бухгалтеров о внесении «обоснованных предложений». Вся проблема в том, что подход ведомства к ожиданию обоснованных предложений сформирован как раз-таки при отсутствии такого законодательно обоснованного регламента. Точнее, регламент учета есть как в налоговом законодательстве, так и в законодательстве, регулирующем бухгалтерский учет. Но до сих пор нет ни одного информационного сообщения от ГНК о том, какая же система учета заложена в основу разработки информационной системы «E-aktiv». О каких предложениях тогда может идти речь, если Раздел X «Налог на добавленную стоимость» не содержит главы «Налоговый учет» так же, как и не содержит такой главы Раздел XII «Налог на прибыль»? Все требования к налоговому учету регламентируются ОБЩИМИ подходами в Главе 7 «Налоговый учет» Общей части НК РУз. И эти ОБЩИЕ подходы отражают принцип, при котором всё движение объектов учета в большинстве случаев (не во всех) мы анализируем, основываясь на данных бухгалтерского учета и включаем их при определении налогооблагаемых баз по требованиям, указанным в НК РУз, которые, в свою очередь содержат как прямо установленные НК РУз регламенты, так и указания на использование регламентов законодательства о бухгалтерском учете. И до сих пор не ясно, в какой системе учета искать порядок отражения (ввода) объектов информационной системы: бухгалтерской или налоговой, которая является некой смесью налоговых и бухгалтерских регламентов? Более того, как мы покажем в части второй данной статьи, налоговый учет не является методологически единой системой – налоговый учет для налога на прибыль, к примеру, отличается методологически от налогового учета для НДС. Именно поэтому никаких обоснованных предложений при таком регулировании создания системы от квалифицированных специалистов поступить просто не может.

Что делать?

Учитывая все, что было описано выше, необходимо признать ПКМ № 595 недействительным в части пункта 3, абзаца б). Любой плательщик НДС вправе обратиться в суд с заявлением о признании ПКМ № 595 недействительным в части пункта 3 абзаца б), так как эти положения (требования) затрагивают его обозначенные НК РУз права и охраняемые законные интересы (статья 179 Кодекса об административном судопроизводстве РУз). Также любой плательщик НДС вправе обратиться к Уполномоченному при Президенте РУз по защите прав и законных интересов субъектов предпринимательства с просьбой представлять его законные интересы в суде без уплаты государственной пошлины (статья 8 Закона РУз от 29.08.2017 г. № ЗРУ-440 «Об Уполномоченном при Президенте Республики Узбекистан по защите прав и законных интересов субъектов предпринимательства»).

Пока не будут ясны цели и задачи такого учета, а также проведения детального анализа необходимости и (или) эффективности его применения, невозможно вменять обязательства по ведению такого учета на законодательном уровне. Упрощение налогового администрирования абсолютно не означает существенное увеличение нагрузки на бизнес в части ведения дополнительного нерегламентированного учета. По сути, происходящее сейчас можно назвать созданием какой-то неведомой третьей системы учета (помимо бухгалтерской и налоговой), которая несет в себе как финансовые затраты для бизнеса, так и последствия неопределенности, вызванные отсутствием законодательного регламента. Такие последствия исключают позитивное настроение как бизнеса, так и сообщества квалифицированных специалистов в области бухгалтерского и налогового учета, что в итоге и продемонстрировало Открытое обращение к Уполномоченному при Президенте Республики Узбекистан по защите прав и законных интересов субъектов предпринимательства от сообщества бухгалтеров, принимающих непосредственное участие в реализации мер, направленных на цифровизацию процессов налогового администрирования.

Как правило, за редким исключением, налогоплательщики делятся на две категории: на тех, кто не хочет платить налоги, но платит потому, что чтит законодательство и понимает, что это средства бюджета государства, в котором они живут и которое должно создавать на эти деньги общественные блага и на тех, кто не хочет платить налоги и пытается всевозможными способами уклониться от их уплаты.

И от внедрения данного решения («E-aktiv»), в первую очередь, страдает первая категория налогоплательщиков. Возрастающая нагрузка на ведение учета усложнит ведение бизнеса именно легализованному налогоплательщику, а не тому, кто выводит свои объекты налогообложения за рамки любого контроля, и тем более – учета. Своеобразная расплата за сознательность и доверие государству в отношении продекларированного усиления защиты прав и законных интересов добросовестных налогоплательщиков.

Продолжение следует…

Татьяна НАЗАРОВА, директор компании «ElectEx», ACCA DipIFR,

Андрей БАЙРАШЕВ, эксперт по МСФО и управленческому учету компании «ElectEx», АССА DipIFR, CIMA Adv Dip MA

Партнерский материал




Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0



1 комментарий

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+