Налоговые ямы. Дильшод Султанов о торговле "зачетным" НДС и действиях налоговых органов против обнальщиков
Общество

Налоговые ямы. Дильшод Султанов о торговле "зачетным" НДС и действиях налоговых органов против обнальщиков

3574

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Почему активная борьба с организациями, злоупотребляющими правом уменьшения суммы НДС к зачету, началась именно сейчас? Какими методами государство будет бороться с ними в дальнейшем? На этот и другие вопросы в интервью buxgalter.uz ответил заместитель министра финансов Дильшод Султанов.

– Действия налоговиков были неоднозначно оценены в обществе. Вы считаете, они были обоснованы?

– Каждый год в Европе в результате мошеннической схемы с НДС в государственные бюджеты не попадает порядка 50 млрд евро. Эти деньги оседают в руках преступных группировок.

В Узбекистане, конечно, масштабы мошенничества с НДС значительно ниже. По предварительным данным, необоснованный зачет налога по сомнительным сделкам, выявленным с августа 2020 года по январь 2021 года, составил около 1 трлн сум. Если не останавливать мошенников, они идут еще дальше. Искусственно раздувая входной НДС или совершая махинации при экспорте, они уже претендуют на возмещение налога из бюджета. Т.е. не они платят налог государству, а государство – им.

В прошлом году по обращениям экспортеров сельхозпродукции по возмещению НДС была изучена «цепочка» оплаты налога по контрагентам. Оказалось, что «поставщиками» сельхозпродукции в ряде случаев оказались «фирмы-однодневки», вся деятельность которых состояла в обналичивании полученных сумм. А в документах значилась отгрузка сельхозпродукции с НДС, который, конечно, в бюджет не уплачивался.

Так, например, фирма А.К. из Сурхандарьи экспортировала сельхозпродукцию на 1 350 млн сум. В документах они указали, что купили ее у поставщика из Ферганской долины, заплатив ему 1 080 млн, в том числе 140,87 млн сум. НДС. Эту сумму в соответствии с законодательством они и запросили к возврату из бюджета.

Однако камеральная проверка, проведенная налоговыми органами, выявила, что поставщик из Ферганской долины существовал только на бумаге. Фирма была зарегистрирована на пожилую женщину, производства или закупа сельхозпродукции не было. Все документы были сфабрикованы только для одной цели – не просто уйти от налогов, но еще и получить деньги из бюджета.

Если бы не активные действия налоговиков, бюджету был бы причинен двойной ущерб: он не получил бы НДС от продажи внутри страны, а затем еще бы и выплатил его мошенникам. Практически все страны, в которых есть НДС, борются с организованным мошенничеством, пытающимся на нем заработать. Такое мошенничество, как и уклонение от уплаты налогов, приводит к неравной конкуренции и уменьшению доходов Госбюджета. Международные эксперты рекомендуют вводить специальные нормы для борьбы с этими явлениями. Есть они и в законодательстве Узбекистана. Так, у налоговых органов появились новые полномочия, в частности, – по корректировке цен и относимого в зачет НДС.

Хочу обратить внимание, что когда компания не показывает оборот по реализации, она не уплачивает с него НДС. Это – уклонение от уплаты налогов, за которое НК предусматривает финансовые санкции.

Другое дело – злоупотребление правом на зачет входного НДС и возврат налога из бюджета. В этих случаях нарушитель стремится получить от бюджета то, что фактически в него не уплачивалось. Здесь он не просто нарушает налоговое законодательство, но фактически ворует у всех нас.

В этом, как показывает проводимый налоговыми органами анализ, им «помогают» субъекты предпринимательства, «торгующие» правом зачета. Они документально оформляют фиктивные сделки, чтобы их клиент мог воспользоваться правом зачета. При этом за рисованными документами нет реальных дел – продажи товаров или оказания услуг. Сегодня это одна из самых распространенных схем неправомерного использования права на зачет НДС.

При этом в большинстве случаев данные товары были приобретены за наличные средства без использования ККМ.

На начало февраля текущего года подозрительные сделки выявлены более чем у 9,5 тыс. хозсубъектов на общую сумму порядка 1 трлн сум., из которых 476 млрд приходится на организации оптовой торговли.

– Мошенничество с НДС возникло не сейчас. Почему же налоговики взялись за него только в феврале 2021 года?

– Когда были проблемы с наличными деньгами и конвертацией, сделки с «обнальными конторами» были обычным делом. Последние 4 года нужную сумму можно обналичить легально через банк и там же – сконвертировать сумы для импорта товаров.

Но появился спрос на «входящий НДС» и «расходы, которые уменьшают налогооблагаемую прибыль, и, соответственно, налог на прибыль». Это не удивительно: в результате налоговых реформ количество плательщиков этих налогов возросло за последние 2 года более чем в 16 раз.

Мошенники быстро поняли, что НДС – это необычный налог. Каждый участник цепочки создания добавленной стоимости платит в бюджет разницу между «исходящим» НДС, взимаемым с покупателя в цене продажи, и «входящим» налогом, уплаченным своим поставщикам. Поэтому, если искусственно увеличить «входной» НДС, можно поменьше заплатить в бюджет.

И «обнальщики», которых правильнее было бы назвать «налоговыми ямами», стали торговать правом зачета НДС. Как я уже сказал выше – они документально оформляют фиктивные сделки, чтобы их клиент мог воспользоваться правом зачета, а, значит, и возмещения.

Чтобы выявлять подобные сделки на системной основе, нужно было проводить массовые налоговые проверки с выездом к налогоплательщикам. А у нас в последние годы действует мораторий на них. Поэтому с августа 2020 года, как только все субъекты стали оформлять электронные счета-фактуры, налоговики получили инструмент для серьезной аналитической работы. Хотя сделки с подозрительными организациями нужно было бы выявить за последние 5 лет, т.е. в пределах срока исковой давности.

– Может, вообще отказаться от права зачета НДС? Мошеннических схем тогда не будет…

– Так не получится. Право на зачет и возмещение из бюджета – это основа механизма взимания НДС, обеспечивающая нейтральность налога. В течение 2020 года налогоплательщикам было возмещено 9,0 трлн сум. НДС (или около 20% собранного НДС), и это требование Налогового кодекса.

Другое дело, что этим правом должны пользоваться добропорядочные предприниматели, работающие с соблюдением законодательства. Если же сейчас не принять меры в отношении тех, кто пользуется им незаконно, мы не только недосчитаемся миллиардов сумов в Госбюджете... Будет подрываться легальная экономика, налоговые махинаторы смогут реализовать свои товары дешевле, чем налогоплательщики, добросовестно исполняющие свои налоговые обязательства.

Расходы на сомнительные сделки снижают поступления и по налогу на прибыль. Если нарушитель из прибыли вычел выплаты за товары и услуги, которых фактически не было, он неправомерно занизил налоговую базу и, соответственно, сам налог на прибыль. Так, если на 21 февраля текущего года подтверждены факты мошеннических сделок более чем на 3 трлн сум. (НДС – 498 млрд сум.), недоплаты по налогу на прибыль могут составить порядка 450 млрд сум.

Поэтому выявление сомнительных сделок – одна из важнейших задач налоговиков. Сформированы списки недобросовестных налогоплательщиков, которые торговали «зачетным НДС», и контрагентов, которые пользовались их услугами. Им разосланы уведомления о пересдаче расчетов и доплате в бюджет сумм, незаконно взятых в зачет.

Эффективный налоговый контроль дает нам гарантию того, что такие нарушения будут обнаружены и устранены. Необратимость наказания, с одной стороны, снизит желание «поиграть» с государством в такие игры, с другой – будет способствовать созданию здоровой конкурентной среды, снижению налоговой нагрузки на добросовестных налогоплательщиков.

– Если налоговые органы в своих выводах по отношению к предпринимателю правы и корректировка остается в силе, означает ли это, что дела будут переданы в правоохранительные органы?

– Главная задача в этой ситуации – скорректировать суммы уплаченных налогов, чтобы обеспечить полноту поступлений в бюджет. Но нужно помнить, что в соответствии с п. 12 ст. 6 Закона «О государственной налоговой службе» налоговые органы в случаях, когда решение вопроса выходит за пределы их компетенции, уполномочены передавать правоохранительным органам материалы по фактам нарушения законодательства. Поэтому, чтобы дать конкретный ответ на этот вопрос, нужно рассматривать каждый конкретный случай в отдельности.

И все же, я думаю, стоит рассмотреть вопрос переходного периода, например, – до 1 апреля текущего года, и дать налогоплательщику время пересмотреть своих бизнес-партнеров.

– Февральские мероприятия были разовыми?

– Нет, это – начало большой работы, которую налоговым органам предстоит проводить в борьбе с незаконным использованием права на уменьшение сумм налогов, подлежащих уплате в бюджет.

Работа по пресечению незаконного использования права зачета НДС будет постоянной. Налоговые органы в дальнейшем должны оперативно реагировать на все такие факты.

Бороться с «уклонистами» налоговые органы будут и по другим направлениям и налогам, в частности, – по налогу на прибыль и налогу с оборота. Поэтому стремление сэкономить на платежах в бюджет обойдется дорого: и зачета не будет, и налог на прибыль заплатят, и репутацию себе испортят, и контрагентов растеряют.

– Как будет развиваться система противодействия таким правонарушениям?

– В первую очередь нужно совершенствовать систему регистрации плательщиков НДС. Особое внимание обратить на добровольный порядок регистрации. Сегодня налоговый орган при постановке на учет проверяет правильность и полноту заполнения формы заявления. На мой взгляд, перед тем, как присвоить код плательщика НДС и выдать свидетельство, нужно проверять способность предпринимателя действовать в соответствии с законодательством. Налоговым органам нужно предоставить право отказывать в регистрации, если предприниматель объективно относится к группе с высоким риском.

Это – мировая практика, обусловленная тем, что некоторые субъекты регистрируются в качестве плательщиков НДС только для того, чтобы создать условия для организованного мошенничества. Проще говоря, такой продавец не платит налог в бюджет, а мнимый его «покупатель» делает налоговые вычеты. Именно поэтому заявления о регистрации плательщика НДС во многих странах проверяют долго и скрупулезно. Это не только помогает в полной мере пополнять государственную казну, но и создает оптимальные условия для честных налогоплательщиков.

Будем стремиться к тому, чтобы впредь любое решение принималось с учетом соблюдения интересов законопослушных предпринимателей. Например, сегодня система закупок определяет победителей по цене к оплате. В результате товар за 110 тыс. сум. с НДС кажется дороже, чем за 100 тыс. без налога, хотя это и не так. Мы работаем над совершенствованием данной системы и планируем отказаться от такой практики.

И, наконец, самое главное: выявление сомнительных сделок, упорядочение системы регистрации НДС и другие аналогичные меры решают только часть проблем. В оздоровлении нуждается вся цепочка движения товара – от поступления на рынок до продажи.

Предстоит разобраться с теневым производством части продукции и серым импортом, которые порождают все последующие проблемы в легальном движении товаров к потребителю. Это – перевозка грузов без счетов-фактур или накладных, розничная торговля без терминалов и касс, отсутствие культуры выдачи кассового чека, занижение стоимости реализации и другие проблемы, порожденные многими годами недооценки реальных интересов бизнеса. Теперь же когда государство сняло большинство барьеров на пути развития предпринимательства, оно вправе потребовать соблюдения законодательства в налоговой сфере».

Подсаживаем на новости: заходи на наш Telegram-канал. 



Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0



0 комментариев

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+