Взгляд со стороны. Глава делегации российских врачей рассказал о главных сложностях при лечении ковида в Узбекистане
Узбекистан - Россия: диалог партнеров

Взгляд со стороны. Глава делегации российских врачей рассказал о главных сложностях при лечении ковида в Узбекистане

30314

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Глава группы российских специалистов, прибывших в Узбекистан, врач анестезиолог-реаниматолог, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии в Национальном медико-хирургическом центре имени Пирогова в Москве Михаил Замятин рассказал с какими сложностями при лечении ковида сталкиваются врачи в Узбекистане.

– Расскажите о работе российских специалистов в Узбекистане, какие регионы удалось посетить?

- В Узбекистан приехала группа врачей из Москвы, Санкт-Петербурга, Московской области и Татарстана. Всего – 39 человек. Уже на следующий день после приезда, мы разделились на группы, в каждой из которых есть анестезиолог, реаниматолог, инфекционист, пульмонолог, кардиолог, педиатр, хирург, и уехали в различные регионы Узбекистана.

Все врачи, которые приехали, имеют опыт работы в "красной" зоне в течение нескольких месяцев. Здесь мы тоже работаем в "красной" зоне, непосредственно у постели больного, в ординаторской с врачами, обсуждая и решая те сложные вопросы, с которыми сейчас часто встречается система здравоохранения.

Сейчас группы работают в Ургенче, Бухаре, Ташкенте, Самарканде, Термезе, Джизаке и Ташкентской области. Основная задача российских врачей – работать в стационарах, где лежат коронавирусные больные, помогать, проводить консультации, делать обходы, обсуждать наиболее сложные ситуации, с которыми сталкиваются местные врачи и обмениваться опытом.

Вся наша группа ежедневно осматривает около 500 человек, это наиболее сложные пациенты, которым недостаточно стандартного лечения по протоколу. Вот это основная задача, которую мы решаем вместе с врачами Узбекистана.

– Какие плюсы и минусы вы можете выделить в подходе врачей Узбекистана по лечению ковида?

- В первую очередь я бы отметил, что нас действительно очень впечатлила та огромная работа, которая была проведена в Узбекистане по подготовке к пандемии. Под Ташкентом построена большая больница более чем на две тысячи коек. Это грандиозный проект, современный, соответствующий всем требованиям эпидемиологической безопасности и оказания помощи. И все это было сделано за очень короткие сроки, меньше, чем за 2 месяца. Это очень значимый проект, который существенно снизил и летальность, и опасность коронавирусной инфекции в Узбекистане.

Если говорить о проблемах, то они, наверное, общие для всех стран, которые столкнулись с этим вирусом, потому что это новый и большой вызов для системы здравоохранения, так как пришлось привлекать врачей самых разных специальностей, которые раньше никогда не занимались лечением инфекционных заболеваний.

– За счет чего, на ваш взгляд, удалось стабилизировать ситуацию с распространением ковида в республике, избежать резких скачков во время пандемии?

– В целом, конечно, главную роль при распространении инфекционных заболеваний играет быстрое принятие решений по противоэпидемическим мероприятиям. Это карантинные мероприятия, ношение средств защиты, масок, различные ограничения по общению людей между собой, закрытие общественных мест, спортивных мероприятий и так далее. Принятие этих мер в Узбекистане сразу существенно снизило напряженность с распространением вируса.

Также необходима правильная организация своевременного оказания медицинской помощи. Министерство здравоохранения Узбекистана, также, как и в России, выпустило шесть редакций методических рекомендаций по лечению ковида, привлекало всех ведущих специалистов республики, весь мировой опыт, поэтому в целом, конечно, удалось достичь хороших результатов.

– Какие вопросы от узбекских коллег чаще всего поступали в ходе обмена опытом? Какие рекомендации вы уже успели дать?

– На самом деле лечение ковидных пациентов проводится по определенному протоколу. Это делается во всем мире. Этот протокол включает в себя определенные виды обследования при поступлении в стационар - на первый день, третий, пятый и так далее.

Точно также есть стандартные подходы к выбору методов лечения, которые включают противовирусную, антимикробную, антикоагулянтную терапию и симптоматическое лечение. Все эти виды есть в том протоколе, которым пользуются врачи Узбекистана. Но, как всегда, есть детали выполнения каждой из этих позиций, так как у кого-то из пациентов могут быть свои сопутствующие заболевания.

Здесь также важно понимать, что пациенты поступают в разном состоянии, кто-то в более тяжелом, кто-то в менее. И вот эти детали требуют серьезного анализа, как правило, междисциплинарного подхода, участия специалистов различных направлений, с необходимым опытом.

Поэтому в данном случае речь не шла о том, что мы рассказывали то, что не знали узбекские врачи, мы просто делились опытом и обсуждали, проводили дискуссии по тому или другому вопросу. Например, когда и как надо использовать гормональные и антимикробные препараты, какие анализы мы считаем ключевыми на каждом из этапов. Надеемся, что опыт работы в инфекционных госпиталях России пригодится здесь.

– Насколько эффективно поставлена в Узбекистане работа по использованию аппаратов искусственной вентиляции легких у пациентов с COVID-19?

– Действительно, одним из направлений, которое мы часто обсуждаем с врачами, является использование респираторной терапии. Подавляющее большинство пациентов поступают в стационары с нарушением дыхания. Когда им не хватает кислорода, они вынуждены обращаться за медицинской помощью.

Самым простым способом такой поддержки является ингаляция кислорода через носовые катетеры. Поскольку, примерно 80% больных, которые находятся в стационаре, поступают с легкой или средней формой заболевания, им такой терапии хватает. На фоне основной терапии простой ингаляции кислорода достаточно. В этой группе выздоравливают практически все пациенты.

Примерно 21% пациентов этого лечения недостаточно в силу более серьезного поражения легких. Им необходимы другие способы респираторной терапии. И в этом случае врачи в Узбекистане, как и во всем мире, стремятся использовать, в первую очередь наименее агрессивные методы, то есть неинвазивные методы поддержки дыхания. И одним из них является так называемая сипап-терапия, когда пациент делает свой вдох и аппарат ему помогает вдохнуть насыщенную кислородом и согретую смесь.

Надо сказать, что в этом плане, вот в тех стационарах, где мы были, в Узбекистане очень хорошие результаты. Врачи, работающие в реанимациях, этот метод очень хорошо знают. Они им пользуются, можно сказать он является основным методом респираторной терапии. И эта терапия позволяет еще примерно 15% пациентов обойтись без более агрессивных режимов, спасти и сохранить им жизнь.

Но, к сожалению, у части пациентов заболевание проходит в очень агрессивной форме, в течение нескольких дней повреждаются практически все легкие. И в этой ситуации даже сипап-терапии уже может не хватать. Тогда приходится использовать искусственную вентиляцию легких, интубировать пациента и проводить инвазивную искусственную вентиляцию легких.

Когда говорят о том, что этот метод терапии сопровождается высокой летальностью, то здесь стоит понимать, что на него переводят самых тяжелых больных. У них уже легкие поражены настолько, что дышать люди просто не могут. Поэтому – это еще одна попытка спасти им жизнь. И даже если мы из 10 таких пациентов спасаем 4 или 5 человек, это очень хорошее достижение. Без метода искусственной вентиляции легких из этих 10 погибли бы все 10.

Сам факт перевода на искусственную вентиляцию легких говорит о том, что болезнь приняла самое неблагоприятное течение и мы вынуждены это делать, потому что без такой поддержки пациент погибнет. Спасение человека в этой группе - это уже очень большое достижение. Еще одна спасенная жизнь – вот как нужно относиться к пациентам на ИВЛ, это будет правильной оценкой роли искусственной вентиляции легких.

Никто не переводит просто так больных на искусственную вентиляцию легких. И у нас в этом плане общая позиция с врачами Узбекистана. Они используют метод искусственной инвазивной вентиляции крайне редко, стараясь применять какие-то другие варианты лечения.

– Хотелось бы узнать ваше мнение по поводу лечения больных гидроксихлорохином?

– Этот препарат применяется не только в Узбекистане, но и в России. В последних седьмых рекомендациях Минздрава РФ этот препарат оставлен. Надо сказать, что отношение к нему спорное и, на мой взгляд, это происходит, потому что действие многих лекарств в условиях индивидуального и массового приема имеет очень большие различия.

Гидроксихлорохин – препарат, который, конечно, не защищает пациента от развития инфекции. Гидроксихлорохин не может повлиять на летальность, но он уменьшает тяжесть проявления заболевания. Поэтому врачи до настоящего времени рекомендуют его при легких формах, чтобы не допустить развития заболевания.

Что касается исследований гидроксихлорохина, то у него есть свои побочные эффекты. Первый из них связан с тем, что он действительно обладает некоторым негативным влиянием на сердечную мышцу и в том случае, если у пациента есть определенная патология, он может вызвать аритмогенный эффект, блокаду и все это может привести к внезапной смерти. Поэтому, когда начали сравнивать результаты его применения у большого количества людей, оказалось, что летальность больше, чем при других методах лечения.

Поэтому прием гидроксихлорохина возможен только в том случае, если у пациента систематически смотрят электрокардиограмму и оценивают возможные изменения и вовремя их предупреждают. У этого препарата есть противопоказания, которые необходимо соблюдать.

Когда же люди начинают покупать препараты, не зная помогают ли они при ковиде или нет, и самостоятельно их принимать, тогда мы видим осложнения. И это касается не только гидроксихлорохина, но и многих других лекарств. Если врачи могут обеспечить мониторинг ЭКГ, то ряду пациентов этот препарат может быть полезен. Поэтому он используется и пока его полностью не исключили. При тяжелых формах, когда больной уже оказывается в реанимации, этот препарат не применяется, он может быть полезен только в первые дни лечения.

– Одна из главных бед в Узбекистане – самостоятельные прием препаратов людьми, которые даже не знают, болеют ли они ковидом. Насколько это опасно?

– На самом деле это одна из очень больших проблем, причем не только Узбекистана, но и других стран. Люди стали более образованные, они читают, у них есть доступ к различной литературе в интернете. И за основу своего лечения дома они берут те методические рекомендации, которые дает Минздрав. Но методические рекомендации предназначены для стационаров. В основном там все лечение расписано для больных, которые находятся под наблюдением врачей.

Там есть разные схемы лечения, из которых врач выбирает оптимальную для данного конкретного пациента. В домашних условиях, когда пациенты боятся, они скупают все препараты, которые нашли. В результате довольно часто получается, что вместо одной схемы лечения люди применяют три-четыре, пьют несколько аналогичных препаратов.

В результате, когда пациент приезжает в стационар, уже не всегда понятна причина госпитализации. Это последствия бесконтрольного приема целой группы препаратов, гормонов, нескольких антибиотиков, антикоагулянтов. При этом люди пьют все в больших дозах, забывая про противопоказания. Кому-то может быть это и помогает, но подавляющему большинству – вредит.

Пациент поступает в более тяжелом состоянии и потом приходится справляться не только с проблемами, которые связаны с заболеванием, но и осложнениями, которые были вызваны бесконтрольным приемом лекарств. Это касается гидроксихлорохина и многих других препаратов.

– Какие препараты вы рекомендуете принимать при легкой форме ковида?

– Это заболевание имеет столько нюансов и форм, что какого-то универсального лечения для всех, наверное, не существует. Например, очень опасен прием гормональных препаратов, это одно из наиболее неправильных и негативных решений, особенно в первые 7-8 дней.

Единственное, что я могу сказать, сейчас доказана эффективность "Фавипиравира", он может применяться при первых проявлениях заболевания. Также есть положительные результаты применения "Ремдесивир".

В Узбекистане оба этих препарата есть, и существует свой положительный опыт их использования. Но их надо принимать не на 10-20 день, а при проявлении первых признаков.

Все остальное, как обычно, – это жаропонижающие средства, отхаркивающие, обильное питье. Самое главное – это витамины, цинк, аскорбинка и Д3.

Актуальные новости, объективный анализ и эксклюзивные комментарии. Найди Podrobno.uz в Google News.



Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0



0 комментариев

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+