1 Августа 2017, 08:49 67447 ... Общество
Фирдавс Абдухаликов рассказал всю правду о Гульнаре Каримовой

Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. Известный узбекский журналист Фирдавс Абдухаликов опубликовал статью, в которой рассказал о своих непростых взаимоотношениях с дочерью первого президента Узбекистана Гульнарой Каримовой. Предлагаем Вам ознакомиться с ней.

"В эти дни вместе со съемочной группой телеканала «Россия-Культура» мы пребывали в священной Бухаре на съемках очередного фильма, который станет продолжением полюбившейся узбекистанцам документальной ленты «Узбекистан - жемчужина песков». Здесь судьба вновь свела меня с беззаветно любящими свою землю местными жителями, с которыми еще ранее, в 2013 году, мы подружились в рамках проекта Фонда Форума (ставшего, кстати, для меня последним) по реставрации мавзолея Биби Орифа - матери, почитаемого во всем мире Бахауддина Накшбанди - основателя суфийского ордена.

Неторопливая беседа за пиалой традиционного чая как бы невзначай вернула нас к событиям четырехлетней давности. Многое вспомнилось, например, то, как удалось спасти Биби Орифа от сомнительной идеи главы Фонда Форума Гульнары - пристроить к многовековому памятнику женскую мечеть. Только жесткий отпор общественности помог тогда оставить древний мавзолей в первозданном виде. Он был подвергнут лишь реставрации, которую великолепно выполнили бухарские мастера.

Гульнара… Словно отголоском наших воспоминаний это имя неожиданно резко прозвучало в свете последних событий, всколыхнувших медиа-пространство нашей страны. Личность Гульнары и ее преступная деятельность стали горячей темой для обсуждений в СМИ и социальных сетях. Эти новости застали меня в Бухаре, что было расценено мною, как своеобразный знак и, возвращаясь сегодня в Ташкент, я решил написать эту статью.

Должен написать еще и потому что, как журналист, после официального обнародования фактов причастности Гульнары к коррупционным махинациям, когда сняты все законные барьеры для разглашения информации, не могу не выразить личной гражданской позиции, вкратце рассказав о том, как все начиналось, развивалось, и что могло явиться причиной событий, о которых на днях рассказала Генпрокуратура Узбекистана.

Знаю, что в обществе существуют разнополярные мнения о том, кем же являлась Гульнара на самом деле, и, находясь с 2004 года в эпицентре инициируемых ею социальных и культурных проектов, я несу долг профессиональной ответственности за все сказанное и надеюсь, что многим написанное поможет укрепить или наоборот, переосмыслить свою точку зрения.

Начнем с того, что сегодня многие обсуждают финансовые аспекты преступной деятельности Гульнары. Вместе с этим, на мой взгляд, не менее важным является нравственная сторона этой истории. Ведь все те люди, среди которых были известные деятели науки, искусства, представители СМИ, институтов гражданского общества, молодежь и многие другие объединились вокруг реализации руководимых ею благотворительных проектов. Они действительно искренне верили в то, что эта деятельность несла людям благо и была направлена на решение важных социальных вопросов.

Вокруг гуманных идей, близких всему цивилизованному миру, объединялось все больше и больше людей. Искренностью намерений Гульнары прониклись ученые с мировыми именами, представители общественных организаций, деятели искусства, политики, бизнесмены, звезды отечественной и зарубежной эстрады. В их числе и я, будучи небезразличным ко всему новому и прогрессивному.

Уже с 2004 года я ездил с Гульнарой по областям, занимаясь проведением социальных акций. Пользуясь случаем, хочу официально заявить, что никогда не занимал в Фонде Форуме никаких должностей, в том числе позиции пресс-секретаря, как неверно излагается в публикациях многих зарубежных СМИ. Также не имели места быть и всякого рода коммерческие интересы в период моей совместной деятельности с Гульнарой.

Проводимые акции и мероприятия в регионах в течение короткого времени приняли масштабный характер. Колоссальное количество идей, выдвигаемых участниками мероприятий, было уже не под силу реализовать одной организации, и при Фонде Форуме стали создаваться ННО, особенно масштабные инициативы выделялись в отдельные проекты.

Так, совместно с негосударственными телерадиостудиями мы реализовали один из таких проектов по развитию молодежной журналистики, который активно поддерживался ее личным вниманием, что не могло не вызвать благодарности со стороны соорганизаторов и моей лично.

Мы активно освещали ее деятельность, размещая в эфире интервью и отзывы крупных деятелей отечественной и зарубежной политики, экономики, культуры, и это все больше нас вдохновляло. Другие отечественные и зарубежные СМИ тоже стали пестрить заголовками о результатах «мегаблаготворительных акций» Гульнары, при этом публикуя и демонстрируя восторженные отзывы многочисленных артистов эстрады и кино. Иными словами, в благотворительную деятельность, охватившую всю страну, искренне верили все, кто принимал в ней участие.

Справедливости ради стоит сказать, что за многими масштабными мероприятиями стояли усилия и вложения представителей социально ответственного бизнеса, местных властей и просто активных граждан. На начальном этапе мы дарили специальные дипломы от имени Гульнары активистам тех или иных проектов. Позже эта традиция перестала существовать, и все достижения большой команды стали сводиться к личным заслугам Гульнары.

Однако уже с 2010 года в эти радужные полотна победного шествия Гульнары все чаще стала вкрапляться информация иностранной прессы, в которой приводились факты рейдерских захватов Гульнарой чужого бизнеса. Спустя какое-то время появление резонансных публикаций, в которых сообщались факты отъема бизнеса на всех уровнях, стали уже нормой, ими было никого не удивить. А Гульнара тем временем стала собирать пресс-конференции, суть которых сводилась к публичным оправданиям и обвинении неких сил в республике и за ее пределами в том, что ее преследуют и препятствуют осуществляемой ею благотворительной деятельности.

Гульнара становилась все более неуравновешенной. Это выражалось в ее высокомерном отношении к общественности: если раньше она прибывала на конференции, позволив себе опоздать в среднем на час, то уже в 2012 году люди ждали ее по несколько часов кряду. А некоторые из встреч она вовсе не удостаивала своим присутствием, несмотря на собравшийся кворум зарубежных участников.

Все мероприятия, которые раньше были наполнены содержательной энергией, теперь сводились к шаблонным встречам, которые, как правило, сопровождались самовосхваляющими речами и публичным бичеванием неугодных. Залы с трудом удавалось заполнить людьми, которые под различными предлогами старались избегать эти показушные и никчемные мероприятия. Некоторые зарубежные организации и публичные лица стали открыто игнорировать мероприятия Фонда. Так было в случае с известной итальянской певицей Ларой Фабиан, которая демонстративно отказалась от участия в концерте в рамках Art Week Style.UZ.

Именно в этот период в окружении Гульнары стало появляться все больше людей, преследующих свои корыстные цели, открыто проявилась борьба группировок за влияние, которые начали сливать друг на друга компромат, ставший ценной добычей для зарубежных СМИ и компетентных органов.

Лето 2012 года. Многие зарубежные СМИ стали публиковать подробности коррупционных скандалов, связанных с именем Гульнары. Эти резонансные материалы, основанные на вопиющих фактах многомиллионных взяток, хищений, рейдерских захватов, начали расшатывать фундамент ее империи, став первыми доказательствами того, что изначально заявленные ею общественно-значимые цели на самом деле были просто устроенным ею фарсом «для отвода глаз».

Фарсом было и то, что осуществление ряда проектов, которые существовали на средства представителей социально ответственного бизнеса, преподносилось Гульнарой зарубежной общественности в свете личного финансового участия на деньги, получаемые от продажи ювелирных изделий собственного бренда. Особенно кощунственным это выглядело по отношению к благотворительным «Ифторликам», проводимых Фондом в священный месяц Рамазан.

Ярким примером того, что она использовала бенефициариев Фонда для спасения своей преступной схемы и имиджа, было жесткое требование от представителей общественной организации «Женское собрание» проводить пикеты около Посольства Швейцарской Конфедерации в Ташкенте, когда властями Швейцарии были задержаны представители близких к ней финансовых структур. Те же, кто отказывался стоять до конца, попадали в немилость. Уже тогда люди понимали, что судебные тяжбы и громкие заявления - это не случайность, а вполне серьезные последствия, которые она не смогла предусмотреть. У большинства бенефициариев стали силком собирать подписи «разгневанной» общественности в адрес СМИ и посольств.

Понимая то, что часть активистов стала покидать ее ряды, Гульнара начала применять тактику «душеспасительных» бесед. Такие встречи обычно начинались «пловными» церемониями, а позже переходили в откровенный разнос, в ходе которого раздавались указания - каким образом дальше вести оборону от массовых информационных атак. В итоге эти встречи переросли в ночные собрания и бесконечные истерики, что говорило только об одном: она была готова на все, чтобы обелить себя и реабилитироваться в глазах общественности.

Даже молодежь пытались втянуть в кампанию, направленную якобы на оправдание ее имени, на самом же деле, как позже выяснилось, просто на спасение ее финансовых потоков. Гульнара лично набирала из числа молодых журналистов спецгруппу, ответственную за информационные потоки в социальных сетях, и контролировала их деятельность: с подачи группы модераторов выставлялись «санкционированные» посты с гневными выпадами в адрес тех, кто пытался очернить имя Гульнары.

Что касается реализации проектов, то некогда дружеские предложения и поручения в формате «равный - равному» свелись к угрозам и работе под страхом преследования. Общественные инициативы стали зависимы даже от ее настроения, под горячую руку попадали артисты и деятели искусства. При этом людей, мнение которых сколько-нибудь отличалось от ее собственного, Гульнара убирала с пути. В такой ситуации среди прочих оказался и я, когда, основываясь на мнениях бухарских аксакалов и специалистов, отказал в поддержке проекта по пристройке женской мечети к мавзолею Биби Орифа, убедив Гульнару только в необходимости реставрации.

Однако она этого не забыла, и в мае 2013 года, после открытия отреставрированного мавзолея, мне было предъявлено, ни много ни мало, обвинение в предательстве только за то, что, будучи в составе Госкомиссии, регулирующей деятельность телерадиовещания в стране, я проголосовал «за» регистрацию нового телеканала Uzreport-TV, не поставив ее в известность. Человек, который в присутствии международной общественности неоднократно выступал за свободу и развитие СМИ, на деле оказался авторитарным и нетерпимым к созданию новых структур и проектов, неподконтрольных ей.

Вместе с этим начатые 15 мая 2013 года и лично контролируемые ею проверки первой в Узбекистане негосударственной телекомпании СТВ, созданной мной в 1991 году, уже летом переросли в откровенное преследование не только по отношению к журналистам и директору телекомпании, но и ко мне и близким мне людям.

Последняя моя встреча с Гульнарой состоялась в октябре 2013 года, когда вскрылись масштабы ее правонарушений, явив обществу ее истинное лицо. Тогда она пригласила меня, вконец измотанного бесконечными правовыми проблемами, чтобы выдвинуть ультиматум о том, что прекратит мое преследование, если я, пользуясь своими личными связями в международном журналистском сообществе, обеспечу информационную поддержку в конфликте с членами ее семьи, то есть безропотно встану на ее сторону. Тогда я окончательно убедился в том, что ее поступки перестали нести в себе здравый смысл, и она действительно способна на все, а именно - разрушить все на своем пути, в угоду своей гордыне, обвиняя всех и вся в своих бедах. Единственным выходом в сложившейся ситуации было решение скрыться от ее преследования...

Не утруждая читателя повествованием о своих дальнейших жизненных перипетиях и понимая, что все произошедшее не уместить в рамки одной публикации, вновь и вновь задаюсь единственным вопросом: как же могла чаша весов в руках Гульнары, на которых была неуемная жажда наживы, перевесить другую, в которой были сердца и доверие тысяч людей в Узбекистане и за рубежом, а также их стремление сделать мир лучше?..

Сегодня уже с уверенностью можно сказать, что для реализации новых гражданских инициатив и проектов не стоит искать крышу влиятельных ННО, так как за очень короткий срок в стране не только сняты многочисленные бюрократические барьеры, но и создаются механизмы по их всемерной поддержке и продвижению.

Примеров тому огромное множество, начиная от созданного в 2016 году Международного пресс-клуба и заканчивая вновь учрежденным недавно Союзом молодежи Узбекистана (перечислить всех уже сложно).

Государство и общество уверенно создают целостную систему, опирающуюся на прогрессивное законодательство по борьбе с коррупцией, диалог народа со всеми уровнями и ветвями власти, реформируемую справедливую судебно-правовую систему, свободные СМИ, самодостаточные и сильные институты гражданского общества…

Осуществление всех этих масштабных реформ в комплексе впредь не позволит кому-либо создать в Узбекистане преступно-коррупционную империю и использовать доверие государства и общества в своих корыстных интересах", – написал Фирдавс Абдухаликов. 

Подписывайтесь на канал АН Podrobno.uz в Telegram и будьте в курсе самых последних новостей и событий.

Материал подготовил(а):
  • | 1 Августа 2017, 10:01 | #

    я не я и лошадь не моя

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Возврат к списку