ННО – они как совесть, которая не дает спокойно жить чиновникам. Как простая ремесленница из Каракалпакстана помогла сотням людей изменить жизнь
Истории

ННО – они как совесть, которая не дает спокойно жить чиновникам. Как простая ремесленница из Каракалпакстана помогла сотням людей изменить жизнь

5130

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Сегодня тема трагедии Арала – одна из ключевых для Узбекистана. Ей активно занимаются как на международном, так и национальном уровне. Однако, было время, когда всем было не до нее, а проблемами местных жителей, и особенно женщин, занимались лишь отдельные энтузиасты. Сегодня мы расскажем об одной из них – общественном деятеле, ремесленнице и дизайнере Гульнаре Ембергенове.

Туризм, ремесленничество и альтернативные варианты трудоустройства – это то, чем сегодня занимается возглавляемое ею каракалпакское общественное объединение "Золотое наследие Арала". "Я хочу помочь людям активизироваться, иметь свой доход, способствовать изменению их жизни к лучшему", – говорит Гульнара. По ее словам, народ в Каракалпакстане особый, здесь каждый чувствует себя как дома.

Как все начиналось

Гульнара Ембергенова родилась в Нукусе, она старшая в многодетной каракалпакской семье. Ее отец – гидробиолог, кандидат биологических наук, работал в лаборатории рыбоводства Академии наук, мать – физик, преподавала в школе.

photo_2021-09-08_09-57-47.jpg

Творческие способности девочки первой заметила воспитательница в детском саду, она повторяла, глядя на рисунки Гульнары: "Ай, ты моя художница! Ты будешь завтра большим художником!" Эта похвала повлияла на дальнейшую судьбу ребенка.

"Я думаю, что каждый человек изначально талантлив независимо от нации. Мне с детства хотелось сделать мир лучше и в итоге я занимаюсь тем, что обучаю женщин ремеслу и учу их на этом зарабатывать", – с этих слов начался наш длинный разговор с Гульнарой Ембергеновой.

Гранит науки

Гульнара решила стать художником еще в школе, поэтому после окончания 8 класса она перешла в Нукусское училище искусств имени Жапака Шамуратова и начала изучать будущую специальность – художественное оформление. Для родителей, учителей, одноклассников и директора школы – это решение было шоком. "В то время туда отправляли всех, кто плохо учился, дошло до того, что мои родители наотрез отказались возиться с моими документами, и я все сделала сама. И это было связано не с тем, что здесь плохо обучали, просто никто всерьез не воспринимал эту профессию", – сказала Гульнара.

В училище, добавила она, тогда работали очень талантливые преподаватели. К примеру, Музафар Ещанов – он приехал в Ташкент из Таджикистана, в совершенно другой регион, к другому народу, с другой культурой и здесь начал подготовку художников.

"Педагогический состав был таким профессиональным, что училище считалось одним из сильнейших в Узбекистане. Студенты всегда были рядом с преподавателями, выполняли вместе с ними серьезные заказы, к примеру, занимались оформлением гостиницы "Ташкент". Тогда был Советский Союз, было много работы, мы учились, выполняя государственные заказы. После окончания я получила направление на учебу в Ташкентский государственный театрально-художественный институт имени Островского", – отметила собеседница.

По словам Гульнары, выбор будущей профессии был не случаен, она всегда хотела помогать людям, делать их жизнь уютнее и комфортнее.

"Дизайнер по интерьеру и оборудованию – это особый склад ума, который всегда думает, как бы улучшить жизнь человека качественно, как сделать ее интереснее, решить проблемы, чтоб каждый чувствовал себя комфортно", – отметила она.

photo_2021-09-08_10-00-37.jpg

"Как это часто бывало в те годы, нас, прежде всего, сблизил хлопок. Мы, конечно, его ругали, это очень тяжело, он отнимал время от учебы. Реально, три месяца хлопка – это многовато, но вот если бы недельки две, то достаточно. Хлопковый период в студенческой жизни остается яркой вспышкой – люди знакомятся, узнают друг с друга ближе. Именно там я поняла, что учусь с очень одаренными ребятами, они пели, рисовали, танцевали. В целом в институте в каждом из нас старались вырастить многопрофильного специалиста и это очень помогло мне в жизни", – рассказала Ембергенова.

Собеседница добавила, что многие ее однокурсники сегодня стали популярными и знаменитыми артистами, режиссерами и художниками.

"Например, мы учились бок о бок с Тимуром Бекмамбетовым. Он не изменился – та же борода, та же прическа, но он стал сейчас более разговорчивым. Хотелось бы встретиться с ним, уверена, что у него остались приятные впечатления об учебе в Ташкенте" – заметила Гульнара.

Взрослая жизнь

"Когда закончила институт, стала думать, а где я могу трудоустроиться по своей специальности? Тогда не было никаких мастерских по изготовлению мебели. Поэтому у меня появилась идея создавать какие-то новые интерьеры, трансформирующуюся мебель. Я приехала в Нукус с амбициозными планами, но поняла, что, оказывается, не все зависит от меня, не все я могу сделать. Пришлось в начале работать в художественно-производственных мастерских, потом повезло устроится в училище преподавателем", – рассказала Ембергенова.

Самые важные годы становления личности нашей героини пришлись на момент распада Советского Союза, эти события разворачивались на ее глазах.

"Раньше в Москве было Всесоюзное театральное общество, которое работало по плану и решало все за нас – когда и какие костюмы шить. После распада СССР первое время была большая растерянность. После этого руководящая роль перешла в Ташкент, но после первых же заказов выяснилось, что костюмы не отвечают необходимым требованиям, балетмейстерам и танцовщикам многие вещи не нравились – орнамент и цвет не те, не в той гамме, не то пропорциональное соотношение. И тогда популярный каракалпакский ансамбль "Айкулаш" обратился ко мне с просьбой подготовить костюмы, это был первый мой заказ", – вспоминает она.

Зарубежные "гастроли"

В Министерстве культуры Каракалпакстана незадолго до распада СССР в лице творческой интеллигенции – это Байрам Муродов, Полат Мадрейимов и другие – приняли решение, что нужно ехать в Москву и посмотреть, как там идет работа, вдруг удастся со временем создать свой цех по пошиву театральной одежды. В Москву отправили Гульнару.

photo_2021-09-08_09-34-03.jpg

"Меня командировали туда на 20 дней, я ходила по цехам, смотрела. Москвичи увидели мои эскизы и решили переманить. Мне сказали: "Давай, ты у нас будешь художником по среднеазиатским костюмам". Возможно, тогда было бы правильнее воспользоваться предложением и поработать в Москве, набраться опыта, но я хотела вернуться в Нукус, проявить свое творчество именно на Родине. Я не могла себе представить, что Каракалпакстан будет без меня", – рассказывает Ембергенова.

Роль наставника

Наша собеседница – это человек творческий, всегда что-то ищущий, который должен восхищаться кем-то. И, может быть, поэтому судьба сводила ее с интересными людьми, одним из которых стал балетмейстер Полат Мадрейимов.

"Работа для ансамбля "Айкулаш" помогла мне поменять свои взгляды, посмотреть, как работают другие, учиться. В этом большую роль сыграл Полат Мадрейимов – известный балетмейстер, народный артист Каракалпакстана. Я очень часто к нему приходила за советом. Про таких как он говорят: "Талантливый человек – талантлив во всем". У него все должно быть гармонично до миллиметра – ритм танца, движения, костюмы и узоры. Вот это его неравнодушие восхищает, он очень болеет душой и не может просто так пропустить даже мелкий элемент. Талант дан ему от бога и поэтому у него такие восхитительные танцы", – делится собеседница.

Первые шаги

Внешне Гульнара типичная каракалпачка: миниатюрная, смуглая, с азиатским разрезом глаз. Но в общении чувствуется сила духа, которая позволяет ей принимать серьезные решения.

Она сама про себя говорит так: "У меня характер революционера – я всегда была чем-то недовольна, всегда хотела что-то поменять. Помню в конце 80-х годов прошлого века стали появляться первые неправительственные организации. К ним, конечно, власти относились настороженно, но давали работать. Именно тогда появились проекты – НПО "Союз защиты Арала и Амударьи" и "Перзент", – с которыми я сотрудничала. К нам стали приезжать интересные люди – иностранцы, от них наши люди узнавали что-то новое. Советский Союз тогда был закрытой территорией, а тут люди из-за рубежа. Они были живые и настоящие. Нам было интересно, и мы слушали, открыв рты, чем они занимаются и хотели тоже в этом участвовать".

Вот так и началась работа нашей героини с ННО. В тот период именно они, как признается сама Гульнара, стали для нее ступенью в новую жизнь, своеобразной школой, изменившей ее отношение к миру.

photo_2021-09-08_09-34-02.jpg

"Благодаря тренерам я поняла, что каждый человек может внести свой вклад в развитие. Захотелось активно участвовать во всем этом. Я даже оставила работу в училище и двинулась вперед. Так, после массы сомнений, у меня появилась своя негосударственная некоммерческая организация "Общественное объединение Золотое наследие Арала".

ННО было зарегистрировано в 1998 году. Первым ее проектом стало восстановление каракалпакского прикладного искусства через создание новых рабочих мест для женщин.

"Мне было обидно, что прекрасная каракалпакская вышивка, образцы которой находятся в музеях, считалась мертвым искусством. Была мысль – "почему это искусство передавалось тысячелетиями из поколения в поколение, а сейчас должно умереть?" Тогда я поняла, что нужно обязательно ее восстановить и своеобразным стимулом здесь стали представители международных организаций, которые часто спрашивали нас – кто такие каракалпаки и чем они отличаются от других народов?", – рассказала она.

"Я стала обучать муйнакских женщин вышивке, в этом мне помогли международные организации. Мы получали мини-гранты, покупали на них нитки, ткани, создавали изделия. Американская организация "Помощь ремесленникам", которая работает во многих странах, создавала условия, чтобы наши ученицы продавали свою продукцию и получали доход. Тогда это было новшеством, у нас такого не было", – отметила Гульнара.

До и после

2004 год стал в жизни Гулнары Ембергеновой переломным. До него все шло замечательно, рассказывает женщина, ее ремесленницы воспряли духом, стали изготавливать различную продукцию, это была реальная возможность помочь муйнакским женщинам в трудоустройстве и получении заработка. Ремесленные изделия стали популярными и хорошо продавались в Бишкеке, Алматы и Ташкенте.

В это период она наконец-то добилась своей 10-летней цели – получила одобрение на реализацию проекта с голландской организацией Novib на сумму 170 тысяч евро. Эти деньги должны были пойти на развитие каракалпакского прикладного искусства – вышивку, ковроткачество, работу по шерсти – в общем по 12 направлениям.

У проекта был четкий план – на первом этапе обучать навыкам, организовывать выставки и ярмарки, открывать сувенирные магазины, вывозить талантливых ремесленников на обучение. В ходе второго планировалось реализовывать продукцию ремесленников по Центральной Азии, потом – выйти на рынки стран Южной Азии. В конце проекта была запланирована съемка документального фильма о том, как ремесло помогает людям. К сожалению, все это рухнуло в один день.

"В ноябре нас оповестили, что мы выиграли грант, а в декабре сказали, что эту сумму мы использовать не сможем. В 2004 году в странах содружества начались цветные революции и Узбекистан остановил работу с иностранными НПО. Мы были в шоке. Целый год эти деньги валялись в Нацбанке, до сих пор там есть какая-то часть. Мы просто не смогли их перевести обратно в валюту и отправить назад", – заметила собеседница.

photo_2021-09-08_09-34-03 (2).jpg

Вопреки всему

"После того как с Голландией не получилось, стало сложнее работать с отдаленными районами, обучать женщин, брать за этих людей ответственность. Однако, постепенно ситуация выровнялась. Сейчас в Узбекистане опять обращают внимание и помогают негосударственным организациям, причем тем, которые были организованные без участия государства, я их называют "самосозданные" ННО. У них есть своя миссия и свое видение. В начале такие организации воспринимались у всех с недоверием, чиновники задавали вопросы – чего они вылезли, чего они хотят?", – рассказала Гульнара.

Сейчас многие представители властей говорят – "есть и другая точка зрения, эти люди тоже хотят изменить ситуацию к лучшему, они готовы внести свой вклад в улучшение положения, они патриоты своей страны".

"Это правильно, потому что ННО – они как совесть – не дают спокойно жить чиновникам. Многие такие организации замечают какие-то недоработки, до которых у государства руки просто не доходят и помогают обратить на это внимание. Сейчас это можно сравнить с 3D-картинкой, когда на одну и ту же ситуацию можно посмотреть с разных сторон и пытаться ее решить по-разному", – размышляет Гульнара Ембергенова.

Помощь от государства

Сейчас в стране функционирует специальный Фонд Олий Мажлиса, который фактически выступает основной опорой для ННО. Гульнара Ембергенова получила государственный социальный заказ благодаря этой организации.

"Мы получили социальный заказ на обучение 400 человек из уязвимых слоев населения навыкам ремесел и компьютерной грамотности. Благодаря этому люди смогут зарабатывать и улучшать свою жизнь. Особенность проекта заключается в том, что это не только обучение, но и изменение отношения к окружающему миру. Наш контингент – люди, которые практически не участвуют в общественной жизни, в основном это женщины и молодежь. Для них мы будем проводить всевозможные мотивирующие тренинги по бизнес-планированию", – рассказывает собеседница.

По завершению двухмесячных курсов работа с обучавшимися будет продолжена. Им помогут составит концепцию создания предприятия, собрать документы, зарегистрировать его, привлечь банковские кредиты.

photo_2021-09-08_09-33-58.jpg

"Получается, что мы готовим человека, образно говоря, ходить. Ведь человек, который научился считать свою прибыль, начинает просчитывать свои шаги, улучшать свою жизнь и жизни окружающих. Такие люди берут на себя больше ответственности и больше обязанностей", – пояснила Ембергенова.

Сейчас глаза нашей героини горят, она буквально воспряла духом благодаря социальному заказу.

"У нас на данный момент 6 направлений обучения. Одно из них – компьютерное, остальные традиционные – это вышивка, ковроткачество, работа с войлоком, изготовление юрт, пошив национальной одежды. Теперь я думаю, как помочь нашим ремесленникам, выйти на другой уровень, стать лучше, организовывать выставки и ярмарки, чтоб здесь были праздники, на которые специально будут приезжать туристы и рассказывать об этом по всему миру", – отметила она.

Уникальные бренды

Каракалпакстан имеет свои уникальные бренды – Аральское море, музей Савицкого, юрта, ансамбль "Айкулаш", и, безусловно, Каратау.

"Что касается каракалпакского искусства, то оно удивляет и восхищает меня своей уникальностью и своеобразием. Но, в последнее время, я часто вижу, что в него вкрапливаются веяния из вне. Я думаю, что нам нужно выработать некий иммунитет, чтобы наше каракалпакское не растворилось в других национальных отличиях, чтобы другие не влияли на нас – это особенно касается языка, искусства, ремесла. Каждый должен быть уникальным", – считает Гульнара.

"Хочется привлечь творческих людей, которые смогли бы передать через сувенир нашу древнюю культуру и историю, чтобы в нем ощущалось каракалпакское тепло, чтобы человеку всегда хотелось снова сюда приехать. Еще нам надо подумать о том, что мы можем сделать для тех, кто когда-то уехал. У многих есть желание побывать здесь снова. Они со слезами говорят, что помнят пыльный Каракалпакстан, эту самую солнечную страну! Здесь прошло их детство – они босиком бегали по земле, ели лепешку из тандыра, купались в Кызкеткене, на Соленке. Новое поколение – их дети – не понимают, почему родители не хотят на иностранные курорты, а рвутся в Нукус", – говорит она.   

photo_2021-09-08_09-33-57.jpg

Что такое Родина

По словам собеседницы, молодежь сегодня должна понимать, что патриотизм – это не только флаг, а, прежде всего, вклад, который ты вносишь в свое родное, как ты помогаешь расти чему-то хорошему на своей земле.

"Родина – это когда ты чувствуешь особую энергетику. В любой точке Узбекистана я чувствую себя своим человеком. Как-то в Ферганской долине муж остановился из-за поломки в авто в одном из кишлаков. Спустя минут десять к нам подошел дедушка, принес чайник горячего чая, лепешку и предложил угощения – мы были приятно удивлены. Вообще, наш человек – неравнодушный к беде других", – рассказывает она.

Есть о чем жалеть

У каждого человека есть какие-то свои переживания и сожаления, мысли о том, что можно было бы исправить в жизни. Гульнара говорит, что сейчас она больше всего сожалеет о своей природной закрытости.

"Я всегда как-то пыталась себя оградить и защитить, оставляла для себя свободное пространство, чтобы никто не переходил грань. Потом, со временем пришло осознание, я жалела об этом – нужно было ещё больше знакомиться, общаться, узнавать, не бояться идти на контакт", – отметила она.

Сегодня тот самый день: заходи на наш Telegram-канал. 



Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0



0комментариев

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+