Я как Камасутра, выдающая все время новые позы видения еды – фудфотограф Рината Купаева
Истории

Я как Камасутра, выдающая все время новые позы видения еды – фудфотограф Рината Купаева

14729

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. От того, насколько вкусно фудфотографы запечатлеют то или иное блюдо, порой зависит, как оно в итоге зайдет у ресторанной и кафешной публики. Ведь в нашем мире, которым правит реклама, не всегда достаточно лишь усилий хорошего повара. Еда – это товар, который нужно продвигать. В этом плане рестораторам уже давно на помощь пришли профессионалы. 

Мы поговорили с известным ташкентским фудфотографом Ринатой Купаевой о том, как правильно передать вкус узбекских блюд, чтоб их захотелось проглотить прямо с фотографии, можно ли в Ташкенте найти по-настоящему хорошего профессионала для съемки, а также харассменте, блогерстве и психологии сильной женщины. 

Вкус в объективе

Важно понимать, что фудфотограф – это не волшебник. Если еда сама по себе страшная на вид, то невероятно тяжело передать ее на фотографии красиво. В какой-то момент я вообще себе сказала: "Нет, все, работаю только с тортиками, они такие замечательные!". Но, к сожалению, так не бывает. Тебе приходится снимать и маставу, и халву, и много чего такого, что часто выглядит не очень презентабельно. Поэтому мы вынуждены прибегать к профессиональным хитростям.

Наша национальная кухня – тяжелая для желудка, это знают все. Но вот мало, кто может представить, что она сложна для фотопередачи, есть и совсем неприглядные блюда. К примеру, узбекские супы с огромным слоем жира. Мне приходится его убирать, я буквально сижу и ложкой вычерпываю этот жир. При этом все вокруг в этот момент твердят – это же самое вкусное! Я им в ответ: "Ребята, а на фотографии это выходит очень уныло". При этом после проделанной работы, многие говорят: "Прямо с фотографии хочется съест этот супчик"! Видели бы они его с жиром, посмотрела бы я на них.

Вы же хотя бы раз жарили котлету дома? Видели, как выглядит? Не очень. На фото все также, если без хитростей. И вот здесь в дело вступают фудфотографы. Наверное, все видели ролики, как они доводят до кондиции продукты и блюда, придают новые формы еде. У меня тоже есть свой специальный чемоданчик для этого.

Мои клиенты все как один всегда хотят чего-то необычного. Иногда, когда уже пару часов бьешься над одним "тем самым" кадром, я уже не выдерживаю и говорю: "Слушайте, это лучшее, что могло случиться с этой мастовой, ну правда, это ее звездный час!".


Фотографировать еду лучше сытым. Я научилась говорить клиенту: "Покормите нас, пожалуйста," – если съемки длятся долго. Интересно, что большинство поваров во время съемки первых нескольких блюд начинают меня ненавидеть, так как часто приходится что-то переделывать по нескольку раз, готовить заново. Но потом после первых готовых кадров они понимаю, что так лучше.

У нас в стране много отличных поваров, особенно это стало заметно после пандемии, когда многие вернулись из России, ОАЭ и Турции. В результате очень сильно разнообразилось меню местных ресторанов. Они привнесли много нового, в свое время у нас был страшный застой в виде "греческого салата" или "женского каприза", а сейчас в Ташкенте есть все.

Мотивацией в работе для меня является оценка международных экспертов. К примеру, клиент недавно заказал стратегию у российского маркетингового агентства. Их фотограф вела со мной переписку и прям во время съемки я отправляла ей на утверждение фото. В ответ она написала мне – "да классно, молодец". В такие моменты понимаешь, что не просто работаешь, но и профессионально растешь.

Не цветочки собирать, но интересно

В каждом из направлений фотосъемки есть своя специфика и сложности. Тем более, если фотограф женщина. В свое время я буквально выла от возникающих проблем, мне казалось, что фотографу-мужчине намного легче. Он приходит домой, и работа для него заканчивается, не надо думать, что приготовить, заниматься домашними делами.

Возможно поэтому в направлении "фудфотография" нас так мало. Не все хотят с этим связываться, так как работы очень много, заказов – не всегда хватает. Для сравнения, отфоткал свадьбу за раз, еще раз встретился и отдал клиенту снятое, и все, до свидания. У нас же это очень длительный процесс, растягивающийся на недели и даже месяцы.

Я бы не сказала, что фотография в плане творчества – это свобода. Я все равно подстраиваюсь под заказчика. Чтобы сделать хороший продукт, нужно прежде всего понять, что он хочет.


К примеру, у мастеров, снимающих людей, проще в плане создания контента. Как правило, они работают в какой-то определенной стилистике. Например, звонит заказчик и говорит: "Хочу фотографии как у Аси, где она вот так сидит". Даже, когда человек смотрит портфолио, "человеческого" фотографа, я так их называю, там видно, как он работает и снимает. У меня же все хотят всегда чего-нибудь новенького, я как Камасутра, выдающая все время новые позы и видение еды.

Не скажу, что работа фудфотографа – это про цветочки собирать с полей, но все очень интересно. Тут важен другой момент: все время должен работать мозг, и это классно.

Людям вообще важно знать, как найти хорошего фотографа. В нашем случае проще – фудфотографов в стране можно по пальцам пересчитать. Того же свадебного фотографа выбрать намного сложнее: они сейчас на каждом шагу. Здесь надо понимать, что чем дешевле, тем хуже. Поэтому знающие люди смотрят портфолио. Это главное правило, а еще, если вам с человеком комфортно разговаривать, то, наверно, вы сойдетесь.

Есть куда расти

К сожалению, фудфотография в Узбекистане пока находится на достаточно низком уровне, да и вообще тяжело вводить какие-то новые тренды из-за сложившейся ментальности. При этом можно сказать, что места для новичков сейчас практически нет, конкуренция большая, а заказов много не бывает.

Еще один важный момент – в нашей сфере есть нюансы с ценами. Очень часть присутствует, к примеру, откровенный демпинг. У нас все любят поторговаться, сэкономить. В этом плане мне очень помогло обучение у известного российского фотографа Игоря Сахарова. Он тогда сказал, что на каждого мастера найдется свой клиент. После этого мой принцип прост – если человек не согласен на мою цену, значит это не мой клиент.

Спустя какое-то время, еще один московский фотограф, которая приезжала в Ташкент на небольшой мастер-класс, сказала, что очень плохо, когда я уступаю клиенту и беру такой заказ, с ним потом обязательно будут какие-то проблемы.

Люди не понимают, что мне надо платить своим ассистентам, аренду за офис. У нас периодически ломается оборудование, оно не вечно. Поэтому, когда снижаешь оценку своего труда – получаешь только проблемы и головную боль.


Мечтала быть критиком

С 10 класса я начала публиковаться в газетах "Класс!" и "Вечерний Ташкент". До прихода в газету мечтала научиться писать рецензии, быть критиком в сфере культуры и готовилась поступать в институт искусств. В итоге пошла учиться на факультет журналистики Национального университета. Уже на первом курсе я работала редактором отдела духовности в "Вечернем Ташкенте", совмещая с практикой в журнале Bella Terra.

В газетном корпусе поначалу все складывалось успешно. Однако со временем стали гложить странные чувства – старое здание, пропахшее КПССом, пенсионеры в кабинетах. В один момент захотелось просто сменить обстановку и убежать оттуда. В то время статьи, которые выходили на страницах газет, не соответствовали реальности, в которой мы жили. В этом плане журнал Bella Terra сильно контрастировал с другой периодикой.

На тот момент этот журнал был чуть ли не единственным глянцем в стране, но мне не нравилась атмосфера в коллективе. Да и все, кто там бывал, помнят, что ни о какой личной жизни речи быть не могло.

В моем резюме есть еще пару изданий, но и с ними у меня не сложилось. Тем не менее я думаю, что в какой-то степени мне повезло. В свое время меня пригласили возглавить отдел по связям с общественностью в крупную компанию. Я перестала писать статьи, а стала готовить пресс-релизы. В принципе было интересно, но душа просила большего, хотелось творчества.


Журналистика и харассмент

Однажды ко мне в кабинет зашел ответственный секретарь газеты и открыто предложил взамен на отношения с ним должность редактора русской версии. У меня просто глаза на лоб полезли. Я попросила его выйти из кабинета, и он все понял.

Однако, через какое-то время я уже сама ушла из этой газеты, никому тогда ничего не сказала. Ведь я училась на первом курсе, пришла в редакционный корпус наивной девочкой, все было так классно, и тут такая ситуация.

Может быть, моя ошибка заключалась в том, что я никому и ничего не сказала, мне было страшно, да и вряд ли кто-либо тогда поверил мне.    

Потом случился блог

В сферу фудфотографии меня привел мой кулинарный блог IKulinarka. Я запустила его в декабре 2011 года, а закрыла, когда была беременна вторым ребенком, в 2018-м. Почти восемь лет я была фудблогером.

Это не было для меня случайной страницей в жизни. На тот момент я уже успела поработать в ресторане, да и на кухне дома всегда любила готовить. В блоге у меня были хорошие фотографии, потому что я очень ответственно подходила к работе, и практически сразу после его открытия купила профессиональный фотоаппарат.

В то время все подобные проекты были направлены больше на национальную кухню, а мне хотелось делать что-то современное. Возможно поэтому контент в блоге тогда выстрелил.

В какой-то момент на волне популярности меня вообще занесло, я обслуживала уже огромные банкеты и свадьбы по кондитерской части, делала большие кэнди-бары. Я пахала в тот период как бессмертный пони, впрочем, как потом выяснилось – это осталось со мной навсегда.

В том проекте у меня были проблемы с делегированием, можно было набрать команду, разделить обязанности. Но не случилось, пришлось поставить блог на паузу, так как на все не было времени. Он стал своеобразным кирпичом для меня, который тогда тянул вниз.


Кто такая сильная женщина?

Я долго отнекивалась, что я сильная женщина, больше склонялась, что не являюсь таковой. Но потом приняла это и стало легче. Да я действительно сильная, что в этом плохого?

Параллельно поняла: пусть я сильная, но хочу, чтобы какие-то вещи для меня все-таки делал мужчина. Оставаться все время сильной – это сложно. Сейчас уже говорю себе: да я сама это все могу сделать, но хочу, чтобы мой мужчина мне помог. Это очень классно, нам нужна помощь мужчины и его понимание.

Мы все меняемся и та Рината, которая была в институте – это совсем другая девушка. С годами поменялось и окружение. Вокруг меня сейчас как раз именно такие – сильные женщины.


Риски и Рината

Однозначно, я рискованный человек. Какой нормальный человек купил бы машину с ежемесячными выплатами в 12 миллионов сумов, у которого еще была бы параллельно аренда офиса и квартиры. Я с детства такая, мама мне часто говорила об этом. Есть такой психологический тип людей, которым надо рисковать – гипертимный. Они и в 40 лет будут рисковать.

Для меня риском, например, было уйти с двумя детьми от мужа (но в итоге ситуация разрешилась, и супруги снова вместе – прим. редакции), взять рассрочку с большой ежемесячной выплатой, начать новый бизнес на последние деньги в доме.

Быть фотографом в стране, где никто не хотел платить именно за фудфотографии, тоже было риском. Я умчалась учиться новой профессии на втором месяце беременности с диким токсикозом. Потом, уже на шестом месяце беременности, я снова улетела на второй курс. Поэтому риски – это да, про меня.


Знать себе цену

Многие женщины читают в соцсетях о примерах селфмэйд и им становится обидно: "Я говно, какашка, ничего не делаю, сижу с ребенком". Мне кажется, это обесценивание себя. С одной стороны, надо правильно принимать эту информацию, если тебя штормит от нее, отменяй подписку на аккаунт. С другой стороны, тем, кто является примером для подражания, надо быть честными с читателями. Не всегда та жизнь, о которой пишут инфлюенсеры, является таковой.

Сейчас все зациклены на целях. У таких людей есть четкий список желаний, не исполнила – и ты г…но. Есть и другие, которые говорят себе: "Да, я вот этого не сделала, но зато есть вот это, и оно тоже очень важно для меня". Эта история уже о том, что девушка знает себе цену. Признание собственной ценности очень важно для каждого человека.

В детстве для меня примером сильной личности были бабушка и мама, но это были совершенно разные женщины, они обе влияли на меня и в итоге в голове был бардак. Потом было очень сильное влияние религии. В итоге со всем этим мешком я пришла к 30 годам.

Тут встал вопрос найти себя. Мне кажется, ответ именно в том, чтобы найти свое дело. Вот это новое модное слово "предназначение" сейчас очень сильно бьет по психике людей и, особенно женщин. Многие считают, что они не нашли свое предназначение, и убиваются, страдают.


В этом плане мне очень помог последний марафон Блиновской, это не реклама, конечно. Он не про волшебные желания, а про свое собственное тело и про то, что надо иногда выбирать себя.

Вот эта фраза "любить себя". Раньше я не понимала, что это. Писала своему психологу в Санкт-Петербург и говорила, слушайте, а что такое любить себя? Он мне высылал сообщение: иди сделай маникюр, педикюр, сходи в спа. Я с шестнадцати лет делаю маникюр и педикюр, периодически хочу в спа. Мне это не помогает, я себя из-за этого не люблю больше.

Позже я поняла, что любить себя, это значит выбирать себя. К примеру, я могу не пойти на какое-то мероприятие уставшая, потому что мне сейчас нужно отдохнуть. Не буду есть то, что все едят, потому что мой желудок это не переварит, я себя знаю. Я не буду жертвовать собой и водить ребенка на тренировки, которые ему не нравятся, потому что просто нужно, чтобы ребенок занимался спортом.


Учеба на психолога

Два года назад я пошла на психотерапию первый раз, а сейчас сама учусь на психолога. За пару лет у меня были разные специалисты, я даже ездила за быстрым эффектом в Санкт-Петербург на терапию Райха.

На постсоветском пространстве очень любят быстрый эффект. Все очень хотят быстро решить свои проблемы. Увы, не самые честные люди обещают это. У человека потом возникают вопросы: а как? а что? Ему говорят: нет-нет-нет, я тебе точки помял, зажимы снял и дальше у тебя все будет зашибись. Но этого не происходит.

К специалисту идут осознанные люди. К примеру, многие мамы, когда сталкиваются с воспитанием детей, начинают задумываться о психологии.


У нас в Узбекистане люди боятся психологов и психотерапевтов, потому что боятся сесть на крючок. Но на самом деле у квалифицированного психолога нет такой задачи. К тому же у нас все считают, что если человек обратился к психологу – он болен, у него что-то не то с головой.

К психологии я пришла для себя, а не с конкретной целью помогать людям. Возможно, буду заниматься этим со временем. Но я не собираюсь бросать фотографии, потому что мне это нравится – это мой кайф.

Сейчас мы в Узбекистане переживаем волну коучей, но она уже идет на спад и, мне кажется, уже совсем скоро, буквально в ближайшие два-три года практически у каждого появится свой психолог.


Сегодня тот самый день: заходи на наш Telegram-канал. 



Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0



7комментариев

Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+