В Узбекистане важно говорить не о проблемах, а потребностях – Антон Аважанский о выходе Alvarez&Marsal на отечественный рынок
Экономика

В Узбекистане важно говорить не о проблемах, а потребностях – Антон Аважанский о выходе Alvarez&Marsal на отечественный рынок

6087

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. В последнее время Узбекистан все чаще называют локомотивом экономики Центральной Азии. И это не просто слова, только за последний год здесь открыли свои представительства тысячи компаний из России, Китая, Турции, Казахстана и многих других стран. Одна из них – международная консалтинговая компания Alvarez&Marsal, специализирующаяся на повышении операционной эффективности, трансформации бизнеса, а также адаптации лучших международных практик к условиям разных стран.

Корреспондент Podrobno.uz поговорила с управляющим директором компании Антоном Аважанским, чтобы понять, почему Alvarez&Marsal выбрал Узбекистан, какие на местном рынке есть возможности и барьеры, а также стоит ли стране делать ставку на импортозамещение и локализацию.

– Почему глобальная консалтинговая компания Alvarez&Marsal выбрала рынок Узбекистана, как вы оцениваете его потенциал? Связано ли ваше решение с ситуацией в России?

– Решение создать офис и строить бизнес в регионе на основе Узбекистана было принято еще в прошлом году, гораздо раньше, чем случились те события, о которых вы упомянули. Мы пришли сюда всерьез и надолго, стремимся развивать бизнес в Центральной Азии с опорой на Узбекистан. Руководство компании, включая Антонио Альвареса III, было вдохновлено темпами тех экономических и социальных реформ, которые проводятся в республике, ростом ВВП, улучшением позиций Узбекистана в рейтингах Doing Business (ныне, впрочем, упраздненном), Human Development Index.

Наша компания была создана в 1983 году как бутик профессиональных услуг. Сегодня это крупная консалтинговая компания с 70 офисами и почти 7 тысячами сотрудников, которая представлена более чем в 25 странах мира на четырех континентах.

И те ключевые задачи, которые сегодня стоят как перед государственным, так и частным сектором экономики Узбекистана – повышение операционной эффективности, трансформация и адаптация лучших международных практик – хорошо совпадают с той линейкой услуг, которую Alvarez&Marsal представляет в других странах, а также очень хорошо «ложатся» на тот опыт, который наша команда накопила почти за 40 лет работы.

Наш офис в Узбекистане был зарегистрирован в октябре 2021 года. Жизнь показала, что наше решение было правильным. Столкнувшись по геополитическим причинам с кризисной ситуацией, мы смогли быстро среагировать. Наши готовность и умение работать в условиях неопределенности сослужили нам хорошую службу. Сейчас мы фактически завершили процесс реструктуризации нашего бизнес-подразделения в России и СНГ. Основная часть команды переехала из Москвы в Ташкент.

Хочу отметить, что мы рассматриваем Ташкент опорным хабом для нашего нового регионального бизнеса, который охватит всю Центральную Азию и позволит сместить центр тяжести с дубайского офиса, который работает на Ближнем Востоке. Это лишний раз подчеркивает нашу веру в Узбекистан.

– На ваш взгляд, какие сектора экономики Узбекистана сегодня наиболее перспективны? Какие сферы вы считаете приоритетными для работы компании?

– Зная структуру экономики Узбекистана, в первую очередь мы обращаем свое внимание на горнодобывающую промышленность и металлургию. Не только потому, что это крупные сектора локальной экономики, но и потому что у нашей команды накоплен весомый опыт работы с крупными металлургическими предприятиями России и СНГ. Среди наших клиентов, с которыми мы достаточно успешно работали - "Объединенная металлургическая компания", "Норникель", «Arcelormittal Темиртау», "Первоуральский новотрубный завод" и другие.

Также перспективными являются сельское хозяйство и легкая промышленность. Это те сектора узбекской экономики, которые традиционно являются сильными в стране и имеют большой экспортный потенциал.

Хочу заметить, что очень активно сейчас в республике развивается розничный сектор. Степень консолидации сектора еще достаточно слабая, что характерно для того уровня развития экономики, на котором находится Узбекистан. Но у розницы здесь большое будущее, поэтому мы очень оптимистично смотрим на работу с ритейлом. К слову, в этом направлении у нас также накоплен большой опыт работы с крупнейшими розничными операторами России и Восточной Европы – X5 Retail Group, "Магнит", "Лента", Fortenova Group и прочие.

Кроме того, мы очень внимательно смотрим на сферу инфраструктурного строительства и государственно-частного партнерства. Мы видим, что это очень актуальная повестка для Узбекистана. Государство реализует на основе ГЧП множество проектов в сфере энергетического и транспортного строительства, коммунального хозяйства.

В нашей компании сильная практика инфраструктурных проектов на глобальном уровне, поэтому к таким проектам мы планируем привлекать наших коллег и из других стран. Думаю, что для Узбекистана будут особенно актуальны проекты по возобновляемым источникам энергии. Мы видим, что этой теме уделяется достаточно много внимания на самом высоком уровне.

– В Узбекистане стартовала масштабная программа приватизации госсобственности. Чем именно вы могли бы помочь?

– У Узбекистана есть шанс решить задачу приватизации госсобственности, не совершив при этом тех ошибок и неверных шагов, которые совершили другие страны постсоветского пространства. Мне нравится, что руководство страны, ставя задачу приватизации государственной собственности, и уделяя ей значительное внимание, подходит к этому вопросу очень сбалансировано, взвешено и поэтапно.

Расставаясь с госсобственностью и передавая ее в частные руки, государство желает максимизировать ее стоимость. Для этого те компании, которые будут приватизированы, должны решить ряд задач по корпоративной трансформации, трансформации управления, организационной структуры, адаптации лучших международных практик (бизнес-менеджмент, риск-менеджмент, корпоративное управление, операционная оптимизация, повышение операционной эффективности), которые ведут к максимизации стоимости компании.

Мы, в свою очередь, всю свою историю были компанией, которая предельно сфокусирована на решении конкретных операционных задач, быстрых экономических победах, максимизации стоимости. Мы готовы участвовать в программе приватизации государственных компаний на всех этапах подготовки к их выходу на публичный рынок капитала.

Должен сказать, что в 2019 году, еще до юридической формализации нашего присутствия здесь, мы начали работу по программе трансформации Навоийского горно-металлургического комбината. Мы очень горды тем, что государство доверяет нам, наряду с нашими коллегами – международными консультантами, участие в этом большом проекте. Надеюсь, что определенную пользу мы уже принесли и еще принесем.

– Какие, на ваш взгляд, проблемы есть в стране в плане законодательного, банковского или финансового регулирования, которые сдерживают развитие экономики?

– Я бы не говорил о проблемах: в свое время меня учили говорить о потребностях. Я думаю, процесс социально-экономических реформ, который сейчас идет в Узбекистане, безусловно, очень сложный и комплексный.

Понятно, что законодательная система сегодня испытывает давление: не все и не всегда можно быстро решить, появляются многочисленные подзаконные акты, таким образом, система теряет стройность. Но это объективный момент – некая болезнь роста.

Думаю, что государству нужно стремиться к синхронизации и систематизации регулирования, минимизации количества актов. Это сложная и кропотливая правовая работа, которая должна проводиться, она должна привести к появлению большего количества или обновлению кодифицированных актов, повышению стройности системы в целом.

Приведу достаточно очевидный пример: в Указе Президента №101 от 8 апреля текущего года поставлена задача по разработке и принятию новой редакции Таможенного кодекса. Мы занимаемся проблематикой импортных закупок в госпредприятиях, и должен сказать, что таможенное регулирование в Узбекистане достаточно запутанное, поэтому, естественно, в этом направлении нужно двигаться.

Что касается банковского и финансового регулирования, то, на мой взгляд, вектор движения – либерализация банковской и финансовой систем – избран правильно.

Кроме того, в дальнейшей синхронизации нуждается сфера государственных закупок. На данный момент система далека от идеальной, ее нужно, безусловно, систематизировать, в каких-то моментах упрощать: полагаю, что вектор государственного контроля в этой сфере должен смещаться с предварительного контроля на пост контроль и оценку эффективности госзакупок.

– Сейчас много говорят об импортозамещении, локализации производства. Насколько этот процесс важен для таких небольших стран, как Узбекистан, ведь самостоятельно производить все невозможно?

– Во-первых, я совершенно искренне считаю, что Узбекистан – это не маленькая страна ни по своим размерам, ни по населению, ни по экономическому потенциалу. Во-вторых, даже для условно больших стран решение комплексной задачи по повышению степени локализации не означает полного отказа от импорта. Производить исключительно все внутри страны невозможно. Этого нигде в мире нет, и вряд ли кто-то к этому осознанно стремится.

Однако, исходя из макроэкономических показателей, локализация выполняет задачу выравнивания сальдо текущих операций за счет повышения экспортного потенциала экономики и снижения зависимости от импорта по тем или иным товарным группам.

С одной стороны, выравнивание торгового баланса, безусловно, будет оказывать позитивное стабилизирующее воздействие на курс локальной валюты. С другой, когда мы говорим о локализации, прежде всего, должны помнить две вещи – во-первых, нужно стремиться повышать добавленную стоимость, которая создается внутри страны. Условно говоря, повышать передел. Второй аспект – с точки зрения логистики, особенно вследствие всех произошедших событий, Узбекистан - не самое удобное место на планете. Логистика, к примеру, горнодобывающего оборудования и техники дорогая, долгая и неудобная. Понятно, что локализация производства компонентов крупных и высокотехнологических узлов, а со временем локализация сборки машин и оборудования помогут решить сразу множество задач.

Резюмируя, можно сказать, что, во-первых, фокус на локализацию не означает стремления полностью отказаться от импорта в целом. Во-вторых, нужно, прежде всего, говорить о локализации в тех секторах, где это позволит импортировать и интегрировать технологии, создавать новые рабочие места, повышать передельность. В-третьих, это полезно и важно в контексте влияния на сальдо счета текущих операций .

Узбекистан – это центр достаточно большого и густонаселенного региона с емким рынком. И, если говорить с точки зрения международного разделения труда, то правильный выбор промышленных секторов для локализации позволит органично расширить и захватить экспортные рынки, по крайней мере, близлежащих регионов – Центральной Азии и, возможно, Ближнего Востока.


Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0

0 комментариев

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+